No Image

Статистика беженцев в россии

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

Для цитирования: Щербакова Е.М. Миграция в России, предварительные итоги 2017 года //Демоскоп Weekly. 2018. № 763-764. URL: http://demoscope.ru/weekly/
2017/0763/barom01.php

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Миграция в России, предварительные итоги 2017 года

Число вынужденных переселенцев, беженцев и получивших временное убежище
продолжает снижаться

В 2017 году на территории России продолжала снижаться численность вынужденных мигрантов. Сведения о вынужденных переселенцах, беженцах и лицах, получивших временное убежище, Росстат публикует в соответствии с данными МВД России о лицах, официально получивших такой статус в территориальных органах МВД России.

Совокупное число граждан Российской Федерации, получивших статус вынужденного переселенца, и иностранных граждан, получивших статус беженца, возросло к началу 1998 года до 1192 тысяч.

Среди получивших статус беженца с начала регистрации в 1993 году — 235,1 тысячи человек на начало 1998 года — преобладали граждане Таджикистана (50,2), Грузии (46,2), Казахстана (40,2), Азербайджана (33,8), Узбекистана (33,0), Киргизии (16,3). Среди мигрантов, получивших статус вынужденного переселенца с начала регистрации в 1992 году, — 956,9 тысячи человек на начало 1998 года – преобладали переселенцы из Казахстана (234,2), других регионов России (194,3), Узбекистана (135,6), Таджикистана (126,6), Азербайджана (68,4), Киргизии (63,6) и Грузии (60,9 тысячи человек).

Начиная с 1999 года численность беженцев и вынужденных переселенцев быстро снижалась, сократившись к началу 2018 года до 14,4 тысячи человек, в том числе 13,8 тысячи вынужденных переселенцев и 592 беженца (рис. 17). Среди вынужденных переселенцев в России преобладали эмигранты из Грузии (5,6 тысячи человек), Казахстана (3,0), других регионов России (2,3) и Узбекистана (1,4 тысячи человек), а среди беженцев – эмигранты из Афганистана (305 человек) и с Украины (166).

Статус вынужденного переселенца в 2017 году, как и в предшествующем 2016 году, получили 17 человек (в 2015 году 80 человек, в 2014 году 135 человек, в 2013 году 47 человек), статус беженца – 39 человек (соответственно, 112, 254 и 42 человека).

С 2001 года началась регистрация иностранных граждан и лиц без гражданства, получивших временное убежище (официальный статус) в территориальных органах МВД России. До 2014 года число получивших временное убежище в России не достигало 4 тысяч человек, но резко возросло в связи с событиями на юго-востоке Украины. В 2014 году временное убежище в России получили 250 тысяч человек против 2822 человек в 2013 году, а в 2015 году — 149,6 тысячи человек. В 2016 году число получивших временное убежище в территориальных органах внутренних дел Российской Федерации сократилось до 22,0 тысячи человек, а в 2017 году – до 10,4 тысячи человек. К началу 2018 году статус временного убежища имели 125,4 тысячи человек против 228,4 тысячи человек на начало 2017 года и 313,7 тысячи человек на начало 2016 года. Более 98% получивших временное убежище в России составляют иммигранты с Украины (123,4 тысячи человек на начало 2018 года), около 1% — из Сирии (1,1), 0,3% — из Афганистана (0,4 тысячи человек).

Рисунок 17. Численность вынужденных мигрантов, на начало года, тысяч человек

Временное убежище предоставили практически все субъекты Российской Федерации.

Больше всего получивших временное убежище в России состоит на учете в Санкт-Петербурге и Ленинградской области — 15,8 тысячи человек, или 12,6% от общей численности имеющих временное убежище.

11,2 тысячи человек (8,9%) состоят на учете в Краснодарском крае, 10,8 тысячи человек (8,6%) — в Воронежской области, 8,7 тысячи человек (6,9%) — в Калужской области, 6,9 тысячи человек (5,5%) – в Самарской области. От 4,0 до 4,9 тысячи человек, получивших временное убежище (от 3,2% до 3,9%), состоят на учете в Ставропольском крае, Ростовской, Нижегородской и Брянской областях.

Наибольшее число беженцев проживает в Москве — 405 человека, или 68,4% от общей численности.

Вынужденные переселенцы расселены практически по всем субъектам Российской Федерации, но больше всего на территории Республики Северная Осетия – Алания (5,9 тысячи человек) и Республики Ингушетии (1,6). На территории Самарской, Белгородской, Новосибирской и Ленинградской областей, Ставропольского, Алтайского и Краснодарского краев расселены от 221 до 580 вынужденных переселенцев.

Читайте также:  Отзывы ип маликов г щекино

В 2016 году этот статус выдали 228 тысячам беженцев, а в 2017 – 125 тысячам.

По данным Федеральной службы государственной статистики, в России с каждым годом все меньшему количеству людей выдают временное убежище и уже тем более статус беженца.

Из таблиц доклада «Социально-экономическое положение России» можно сделать вывод: количество обладателей статуса временное убежище (ВУ) за год (сравниваются показатели на 1 января 2018 и 1 января 2017) сократилось с 228 тыс. до 125 тыс. В основном это произошло за счет сократившегося количества получающих этот статус граждан Украины (вероятно, многие уже имеют ВНЖ, РВП или даже российское гражданство по Госпрограмме переселения соотечественников) – с 226 тыс. до 123 тыс. Но очень серьезно сократилось количество выданных статусов гражданам Сирии с 1317 до 1128, то есть на 15%, а также гражданам Афганистана с 417 до 356, те же 15%. И вот тут нельзя сказать, что снижение произошло за счет того, что люди получили какой-то другой легализующий их в России документ.

Всего в России на 1 января 2018 года было зарегистрировано 2008 обладателей временного убежища из всех стран, кроме Украины это анти-рекорд даже по сравнению с 1 января 2017 года, когда таковых было 2348. Причем резкое сокращение числа обладателей ВУ произошло именно в последний квартал 2017 года. Так, на 1 января 2017 года временное убежище было у 417 граждан Афганистана, на 1 октября тоже у 417, а на 1 января 2018 года уже у 356!

Количество тех, кто имеет статус беженца в России, тоже сократилось: с 598 до 592. И если за 2016 год беженцами было признано 39 человек, то в 2017 году еще меньше – 33 человека.

Весь год также происходило сокращение количества выданных статусов временный переселенец. В итоге число изменилось с 19327 до 13795.

Африканка Ладин Мпукута-Манзоето несколько лет назад бежала из своей родной страны — Демократической Республики Конго (ДРК) в Россию. На этот непростой шаг она пошла из опасений за свою жизнь и половую неприкосновенность. Здесь у женщины родился сын, Мишель, которому предоставили российское свидетельство о рождении, однако юридически он все равно считается конголезским гражданином. Некоторое время Ладин жила на территории РФ по временному убежищу, которое ей было предоставлено в ФМС.

Россия пересчитала мигрантов

Однако по истечении этого статуса продлевать ей его не стали. Несколько месяцев она находилась в статусе нелегального мигранта, после чего попыталось выехать из России в Латвию, чтобы попробовать получить статус беженца уже там. Однако при пересечении границы женщину с ребенком задержали российские пограничники. И сейчас она содержится во временном центре для депортируемых граждан, ожидая очереди на принудительную отправку в ДРК. С большой долей вероятности, Ладин и ее 6-летний сын Мишель пополнят собой десятки семей, которые каким-то чудом бежали из Демократической Республики Конго в Россию, но позже были высланы назад.

случается такая ситуация, что женщины специально рожают здесь, надеясь, что их дети получат российское гражданство автоматически. Но по закону, если отец ребенка — не гражданин России, то даже в случае появления младенца на свет в России он все равно останется гражданином своей страны

— ДРК. А доказать, кто отец младенца, если его местонахождение неизвестно, не представляется возможным», — пояснил «Газете.Ru» источник в МВД России.

Тем временем на сайте Change.org появилась петиция с просьбой не отправлять Ладин и Мишеля на их родину. «Не имея возможности работать и дать образование Мишелю, она попыталась бежать в Латвию. Там она надеялась получить статус беженца или быть депортированной в Анголу, а не в ДРК, где жизнь сегодня очень опасна. Ладин с сыном были задержаны на границе, и теперь их собираются депортировать обратно в ДРК. Более того, на время до депортации пограничники разлучили Ладин с ребенком, что очень болезненно для обоих», — сказано в тексте петиции.

Читайте также:  Баня рядом с газовой трубой

Там также отмечается, что Демократическая Республика Конго — это действительно крайне опасное место для жизни, а Мишель, несмотря на юный возраст, уже успел адаптироваться к жизни в России и даже выучил русский язык. «Было бы гуманно признать мигрантов из Конго беженцами. Но если сегодня мы не можем этого сделать для всех, давайте начнем с Ладин и ее ребенка», — отмечается в документе.

В МВД РФ, которое после роспуска ФМС отвечает за вопросы миграции, «Газете.Ru» не смогли прокомментировать обстоятельства задержания и содержания 39-летней конголезки и ее ребенка. «Предоставить Вам информацию, касающуюся гражданки Демократической Республики Конго Ладин Мпукута-Манзоето и ее сына Мишеля, не представляется возможным, поскольку информация в отношении указанных лиц содержит персональные данные. Согласие указанных лиц на передачу данных в ГУВМ МВД России отсутствует», — сообщили в министерстве.

Как следует из данных ООН, ситуация с правами женщин в ДРК близка к критической. Нередко в восточных регионах этого государства против них совершаются различные преступления.

А город Букаву (столица провинции Южное Киву, где постоянно вспыхивают различные военные конфликты) в 2006 году был неофициально признан «мировой столицей изнасилований».

По терроризму ударят паспортом

Аналогичная ситуация сложилась и в соседнем Северном Киву и городе Гома. В 2014 году в докладе правозащитной организации «Свобода от пыток» (Freedom from Torture) содержались сведения, что в тюрьмах столицы государства Киншасы и иных пенитенциарных учреждениях изнасилования используются как средство давления на политических активистов. Тогда же правозащитники опубликовали историю местной активистки Фейт, которая была арестована после критики правящего режима в ДРК и ряда акций в поддержку соблюдения прав женщин. На ее глазах была изнасилована ее племянница, после чего саму Фейт отправили в местную колонию. После освобождения она не смогла вспомнить, сколько точно раз подвергалась сексуальному насилию в тюрьме.

Также ООН и другие международные организации не раз обращали внимание на различные преступления против детей в ДРК. В частности, несовершеннолетних принудительно изымают из семей боевики различных вооруженных группировок и потом заставляют детей участвовать в боевых действиях на своей стороне. Зафиксировано и множество случаев принудительного использования детского труда в шахтах по добыче редких металлов.

Согласно российскому федеральному закону «О беженцах», человеку отказывают в этом статусе в том случае, если он не сможет доказать, что у него есть обоснованные опасения стать жертвой преследований в стране гражданской принадлежности (прежнего обычного местожительства) по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. По статистике, которую «Газете.Ru» предоставила пресс-служба МВД, доказать подобные факты удается немногим. «В 2016 году от общего числа обратившихся иностранных граждан и лиц без гражданства признано беженцами на территории Российской Федерации — 3%. Большинство лиц, признанных беженцами на территории Российской Федерации, составили граждане Украины — 75%», — отметили в ведомстве.

По данным МВД, временное убежище на территории РФ в 2016 году получили 88% лиц от общего числа обратившихся. «Больше всего временное убежище на территории Российской Федерации было предоставлено гражданам Украины — 97%, на втором месте граждане Сирии — 2%», — отметили в МВД. В предыдущие годы

Россия также не слишком охотно признавала иностранцев беженцами. В числе счастливчиков, кому все же удалось получить этот статус, чаще всего оказывались украинцы, узбеки и афганцы.

«В 2012 году было признано беженцами — 8% от общего числа обратившихся, из них граждане Афганистана — 81%, граждане Грузии — 6%, граждане Узбекистана — 4%. Временное убежище предоставлено — 61%, из них граждане Афганистана — 35%, Грузии — 27% и граждане Сирии — 7%. Через год было признано беженцами — 2% от общего числа обратившихся, из них граждане Афганистана — 50%, граждане Узбекистана — 28%, граждане Египта — 13%. Временное убежище предоставлено — 60%, из них граждане Сирии — 72%, Афганистана — 13% и граждане Грузии — 6%. В 2014 году было признано беженцами — 4% от общего числа обратившихся, из них граждане Украины — 95%, граждане Афганистана — 2% и другие», — сообщили в МВД.

Читайте также:  Как поменять газовый шланг

«Демократическая Республика Конго — страна, чьи проблемы в России мало кто знает. Еще меньше людей ими в принципе интересуется. Я не исключаю, что и в МВД особо не изучают вопрос ситуации с правами человека в этом государстве. Тем не менее помочь матерям с детьми из ДРК, на мой взгляд, было бы гуманно. Дети у многих рождаются в России, они уже говорят по-русски, зачем нам терять этих людей?» — рассуждает волонтер центра помощи детям беженцев «Такие же дети» Евдокия Красовицкая. По ее словам, беженцы в Россию из Конго — это, как правило, женщины с детьми. «Я говорила со многими из них, и приоритетная цель у таких женщин — хотя бы вырастить детей вне этой страны. Они страшно боятся отправки их детей на родину и растят их здесь. Причина — частые случаи принудительного детского труда. За всю свою деятельность в центре «Такие же дети» я видела 20 детей из ДРК и около 15 семей из этой страны», — рассказала она «Газете.Ru».

Злоключения африканцев в России

Руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский считает, что российское руководство в принципе не хочет заниматься проблемами беженцев из стран Африки, поскольку считает, что это не наша «зона ответственности». «У меня такое впечатление, что

тема миграции у нас рассматривается не в гуманитарном плане, а экономическом.

То есть в первую очередь важно то, участвует ли приезжий в экономической жизни страны или нет. А гуманитарные проблемы никого не интересуют, поэтому никакое ведомство ими толком и не занимается. Да и запроса особенного на это нет. Наши граждане не выступают с требованиями давать кому-либо статус беженца в массовом порядке. Африка негласно считается вообще не нашей заботой, хоть я и не слышал этого в явном виде. В госорганах предполагают, что этим должны заниматься бывшие колониальные державы», — рассуждает Верховский. По его словам, в российских органах власти есть определенное представление о том, что какое-то число людей из Афганистана еще может рассчитывать на статус беженца. «Есть некое преставление, что мы несем ответственность за афганцев, которых у нас полно. А что до африканцев — нам бы с афганцами разобраться. Какая-то такая логика», — отметил он.

В свою очередь, заведующий сектором изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель считает, что беженцами в России трудно стать не только выходцам из Африки, но и вообще представителям государств из дальнего зарубежья.

«Я не думаю, что можно говорить о дискриминации именно африканцев и стран третьего мира в вопросе предоставления статуса беженца. Мы вообще его мало кому даем. Исключением стали последние пара лет, когда его относительно много получили граждане Украины.

Обычно в год получают в лучшем случае несколько десятков человек. Это стандартная ситуация для многих стран мира, не только России», — сказал он.

По его словам, это связано с особыми правами, которые предоставляет статус беженца на российской территории тому, что его получил: «Временное убежище не дает ничего, кроме легализации. А тот, кто получил статус беженца, имеет право работать, имеет право на социальные льготы, имеет право выезжать из России и снова туда прибывать Он пользуется значительным набором прав российских граждан. Это одна из причин, по которой РФ очень неохотно представляет статус беженца».

Эксперт считает, что сложившаяся практика в этом вопросе отвечает тем потребностям, которые сформировались в российском обществе, но есть индивидуальные случаи, достойные отдельного отношения. «Есть определенные группы людей, которые до сих пор не получили статус беженца, хотя они по всем основаниям имеют его. Например, это афганцы, которые приехали в нашу страну еще в 1989–1990 годах», — пояснил Мукомель.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector