No Image

Человек бросился под поезд

СОДЕРЖАНИЕ
1 просмотров
12 декабря 2019

Стать машинистом не просто. Сначала нужно выучиться и два года отработать помощником машиниста. Но и это не значит, что сразу допустят к управлению. Инструктора еще проверяют на реакцию, поведение во время управления поезда и на умение вести себя в случае форс-мажорных обстоятельств. Всех машинистов готовят к тому, что смерти на путях бывают. Но смириться обычному человеку с этим крайне тяжело.

Фото на обложке: Yuri Ivashenko

KYKY: Как считаете, что самое сложное в работе машиниста?

Виталий: Главная задача любого железнодорожника – это безопасность. Главные документы на железной дороге – правила технической эксплуатации и техника безопасности. Поэтому: внимание и еще раз внимание. Большая нагрузка на зрение, потому что мало того неблагоприятные погодные условия, так еще впереди одно и то же: рельсы-шпалы. Грузы бывают разные, и стоит знать, где набрать скорость, а где ее скинуть. Ночные рейсы не каждый выдержит, ведь спать хочется, а нельзя. Критерии – отменное здоровье, как физическое, так и моральное.

KYKY: Можете назвать свою работу психологически тяжелой?

Виталий: Безусловно. Огромная ответственность за состав и жизни людей. Часто приходится перепроверять за другими работниками, ведь они могут ошибиться. А отвечает за все машинист. Он последнее и самое важное звено. Да и психолога проходишь раз в год в обязательном порядке.

KYKY: Как часто люди попадают под поезд? В вашей практике были такие случаи?

Виталий: К сожалению, данное явление не редкое. Тут уже смотря кому как повезет. В моей практике три раза случался наезд, это за восемь лет работы. Мне кажется, особенно страшно, когда под поезд попадают дети. Но тут опять же, кому как повезет. Есть коллега, которому просто категорически с этим не фартит.

Ребята с черным юмором предлагали ему звездочки на кабине клеить по количеству сбитых людей, потому что как-то не фартило ему на них.

KYKY: Кого чаще всего сбивают?

Виталий: Под поезд попадают абсолютно разные люди. Обычно бездомные или люди с алкогольным опьянением, но чаще всего все-таки вторые. Многие пьяные любят еще натянуть капюшон и не слышать оповестительных сигналов. Бывают самоубийцы, которые выбегают к поезду в последний момент, когда машинист уже сделать ничего не может. Часто спиной к поезду стоят, а в ходе следствия у самоубийц находят записки, где сказано, что это было сделано по их желанию.

KYKY: Вы сказали, что страшно, когда попадают под поезд дети. Такие случаи были в вашей практике?

Виталий: Нет, слава богу в моей практике такого не было. Часто бывает, что дети перебегают перед поездом. Удивляет то, что часто в таких случаях дети не одни, а находятся рядом с родителями. Нередко пьяные родители любят погулять по путям с детьми. Не раз видел, как отец лежит отдыхает на травке возле рельсов и наблюдает, как ребенок играет на путях. Бывает, что камушки собирает, бывает вообще с самокатом или велосипедом. Алкоголь и железная дорога –несовместимые вещи. Еще и нередки случаи наезда на подростков с наушниками в ушах. На железной дороге стоит все таки быть предельно внимательным.

KYKY: Вы помните свой первый наезд на человека?

Виталий: Да, помню. Пьяный мужчина лежал почти на путях. Было очень темно, видимость была плохая. Я понимал, что трагедии не избежать. Переживал долгое время. Подобные случаи на белорусской железной дороге происходят по три-четыре раза в неделю. Просто нигде не афишируется. А машинисты уже привыкли.

KYKY: Вообще… Каково это – сбить человека? Что в этот момент в голове?

Виталий: Паршиво это, конечно. Вообще алгоритм действий в случае наезда на человека такой: применяется экстренное торможение, далее помощник с машинистом осматривают человека, убирают с путей. Машинист докладывает диспетчеру. Диспетчер уже вызывает скорую и милицию.

Если нужна первая помощь – оказываем. Чаще, конечно, она не нужна. Так как график и расписание нужно соблюдать – едем дальше. Стоять не имеем права.

Обычно после ЧП машинисты берут выходной. Конечно, тут зависит от человека. В трудовом договоре про выходной не прописано. Но по человечески понять можно –это очень тяжело, даже если и осознаешь, что сделал все, что смог. Кто-то дальше переживает, а кто-то спокоен. После всех случаев отношусь более спокойно.

Читайте также:  Что можно сделать из дички

К тому же в любом случае будет расследование. Тут не до работы.

Мы следим за свободностью путей, подаем сигналы перед переездами и на станциях, даже если никого нет. Стараемся делать все возможное, чтобы трагедии не случилось.

KYKY: Проходят ли машинисты какие курсы по оказание первой помощи?

Виталий: Курсы оказания первой помощи проходим во время учебы. Аптечка у машинистов точно такая, как и у водителей. Но вы же понимаете, что при наезде на человека вряд ли эта аптечка глобально поможет.

KYKY: Прежде чем побеседовать с вами, в интернете наткнулась на комментарий машиниста, который говорил о том, что если поезд мчится до 140 км/ч, то экстренное торможение применяется, если же от 141 км/ч и выше, то нет смысла в нем и не применяют. Это правда?

Виталий: При скорости даже меньше 140 км/ч смысла в торможении нету. Не сочтите за цинизм, но и при скорости в 60 км/ч шансы выжить ничтожно малы. Ведь тут элементарная физика. А физика решает все. Представьте – тормозной путь, например, 300 метров, а до человека 50 метров. Тут уже тормози, не тормози – результат очевиден. Насчет комментария в интернете – это чистая неправда. При любом риске наезда на людей, авто на переезде, да и при любом препятствии машинист немедленно применяет экстренное торможение. И скорость тут ни при чем!

KYKY: Какие поезда чаще совершают наезды?

Виталий: Чаще сбивают пассажирские. У них скорость на порядок выше, следовательно и время меньше…

KYKY: Часто автомобили попадают под поезд или все же чаще люди?

Виталий: Нет. Людей чаще. Страшный случай произошел пять лет назад в Крупках. Коллега знакомого выводил поезд из-за арочного моста, скорость была большая. На переезд выехал автомобиль, за рулем которого находился сотрудник ГАИ. Машинист применил экстренное торможение, но избежать столкновения не удалось. Когда мой товарищ выскочил из кабины, понял, что оказывать помощь уже некому. Удар пришелся на центр автомобиля. Коллега очень долго отходил от этого случая. Это очередной раз доказывает, что железной дороге не важно кто ты – олигарх, ГАИшник или бездомный – в случае нарушения правил не щадит никого.

KYKY: Слушайте, а вот какие ошибки совершают люди в правилах поведения на железной дороге? Лично вы, как машинист, что бы посоветовали?

Виталий: Держаться подальше от путей. Следовать предупреждающим табличкам, не перебегать пути перед идущим поездом и помнить, что поезд мгновенно остановить нельзя.

Несмотря ни на что, люблю свою работу. Я горжусь той ответственностью, которая на меня возложена. Это настоящая мужская работа. Со временем приходишь к тому, что к смертям начинаешь относиться проще.

Психолог-консультант Ник Холт вспоминает свой первый сеанс в службе профилактики самоубийств и то, что помогло человеку выжить

Ник Холт – психолог-консультант из Лос-Анжелеса. Свою карьеру он начинал в службе профилактики самоубийств как волонтер на телефоне доверия.

Обычно разговоры с абонентами держатся в строжайшем секрете: любая мелочь может повлечь за собой непоправимые последствия. Но срок давности истек и сегодня Холт вспоминает, как в первый раз спас жизнь отчаявшемуся человеку, и рассказывает о том, как учился этому.

Читайте также:  Как выбить квоту на операцию

Незнакомцы разговаривают с незнакомцами

Поздний вечер. Вторник. Моя смена на телефоне доверия для самоубийц — Didi Hirsch Suicide Prevention Hotline, где я волонтерил уже месяц, еще не началась, я налил себе кофе, но не успел сделать и глотка, как в комнату вошла начальница.

— Ты готов? Звонит человек, который уже совершает самоубийство – сейчас, в эту минуту.

— Готов, — ответил я, холодея от страха.

— Привет, меня зову Ник. Что случилось?, — промолвил я, взял трубку.

Голос на том конце линии взорвался. Джонни говорил, что у него все совсем плохо и с таким напряжением, словно нес на себе взрывчатку, готовую вот-вот детонировать. По его манере произносить слова я сделал вывод, что он латиноамериканец. Кем он был на самом деле, я не узнаю никогда. В этом смысл телефона доверия: незнакомцы разговаривают с незнакомцами.

— Ты подумываешь о самоубийстве?

— Да, — тихо ответил он.

— И как ты собираешься сделать это?

Я насторожился. Ответы редко бывают столь конкретными.

— А где ты сейчас?

— Лежу на путях, — ответил Джонни.

Звуки на фоне суицида

Так… Помогать надо быстро. Первое: завоевать доверие, наладить то, что называется терапевтическим контактом. На все про все пара минут. Сейчас значение имела любая мелочь.

Я попытался представить себе его. Ловил любые звуки. Вслушивался в тембр голоса, интонации, дыхание. Тишина могла сказать больше, чем слова. Я искал нечто, что бы связывало меня с этим человеком в его страдании. Это сейчас самое главное.

— Что там за шум? Рядом с тобой какие-то люди?

— Пьяные подростки. Уроды, — сказал Джонни.

До меня донеслось: «Посмотри на этого придурка. Что он там делает?»

Похоже, они задирали моего Джонни.

— Весь мир против тебя сегодня, да Джонни?

— Значит не только сегодня… Люди причинили тебе много боли в последнее время.

— Ну да. Всем плевать. Надоело. Тащиться одному – надоело!

— А ты с кем-нибудь кроме меня говорил об этом?

— Да конечно! Тысяче человек. Они лишь говорят, чтоб я заткнулся, называют нытиком и предлагают пивка. Мне надоело быть обузой для людей. Я никому не нужен.

— Я слышу, ты устал. Ты в отчаянии, можно ведь так сказать? Оно и понятно: так долго ты пытался достучаться до людей и рассказать им, что с тобой получалось. Но никто не желал тебя слушать – до сегодняшнего вечера.

Мне показалось, что я слышу гудок приближающего поезда. Сердце мое бешено заколотилось.

Страдать или развлекать?

Мы все страдаем. Моя профессия убеждает в этом ежедневно. Наши страдания могут отличаться лишь причиной, интенсивностью, реакциями.

И я пришел к выводу, что две вещи способны помочь: признание собственного бессилия и человек, пытающийся разделить с нами боль. Но большинство из нас страдает в одиночестве, увы.

До того, как начать помогать людям переживать несчастья, я развлекал их. Точнее, был маркетологом в шоу-бизнесе. А в какой-то момент оглянулся на свою жизнь и понял, что несчастлив.

Я подозревал, что какое-то отношение к этому имеет неправильный выбор профессии. Пошел на психотерапию. Однажды терапевт спросил меня, когда я бываю по-настоящему живым? Я ответил: когда чувствую душевную связь с другим человеком. И это очень многое прояснило.

Я решил поменять жизнь и занялся изучением психологии. Я всегда считал, что обладаю эмпатией, умею дружить, располагать к себе незнакомых людей – и понял, как глубоко ошибался, готовясь стать волонтером на телефоне доверия.

Читайте также:  Отделение сибири от россии

Люди идут работать на телефон доверия для самоубийц по разным причинам. Моя заключалась в тщеславии. Я верил, что одно мое присутствие на другом конце телефонной линии способно спасти жизнь человека, изменить мир вокруг него.

Но нравоучениями никого не спасти. Слова о том, что ничто не стоит жизни, сами ничего не стоят.

Люди звонят на телефон доверия в поисках того, кто присоединится к ним в их ужасе и муке.

Мне показал это мой преподаватель. Он сам страдал биполярным расстройством, в периоды депрессии думал о самоубийстве и даже пытался покончить с собой. Но именно его болезнь, его страдание делало его незаменимым в профессии. Он, как никто другой, умел наладить контакт с абонентами, находившимися уже на краю. Этот человек рассказывал им о своем опыте, и иногда именно это спасало их от гибели. Именно он научил меня главному «секрету» помощи потенциальным самоубийцам: безусловной эмпатии. Кроме того, необходим и чисто «технический» минимум:

— оценить уровень риска самоубийства абонента и отслеживать его на протяжении разговора;

— выяснить подспудные причины звонка и обсудить их с абонентом;

— обсудить с ним способы улучшения существующей ситуации;

— убедить его позвонить еще раз, чтобы получить поддержку;

Поезд прошел мимо

— Ты сказал, что хочешь убить себя, — ответил я Джонни. – Но ты позвонил сюда, на горячую линию предотвращения самоубийств. Возможно, какая-то часть тебя вовсе не желает смерти?

— Может быть, и так. На самом деле я очень боюсь, что поезд врежется в меня. И я не уверен, что хочу смерти.

— Об этом стоит подумать, — сказал я. – Я очень рад, что ты позвонил мне. Нужно набраться смелости, чтобы позвонить незнакомцу, открыться перед ним. Особенно, когда находишься там, где ты сейчас. Это тяжко.

Я заметил: что-то изменилось. Потом понял: дыхание Джонни уже не было таким частым. Видимо, напряжение чуть отпустило его. Но теперь я совершенно точно слышал свисток поезда.

— Похоже, поезд едет, — сказал я как можно спокойнее.

— Да, прямо на меня.

— И ты намерен все-таки с ним столкнуться? — выпалил я и испугался. Я сам не ожидал, что поставлю вопрос именно так. Джонни мог разозлиться, мог прыгнуть под поезд для того, чтобы доказать: он настроен серьезно. Человек хотел умереть, а я только что утвердил его в этом желании. Я ждал, что он начнет кричать, что его боль настоящая, и я не смею смеяться над ним. Но он молчал. И это давало мне крохотную надежду.

Свисток раздался будто совсем близко.

И тут Джонни шумно выдохнул.

— Пожалуй, сегодня я хочу жить, — произнес он. А в трубке уже стучали колеса и свистел ветер. Поезд пронесся мимо, совсем рядом с нами.

Для существования нашего сайта необходим показ рекламы. Просим отнестись с пониманием и добавить сайт в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

admin 10645

  • О видео
  • Поделиться
  • Скачать
  • Пожаловаться

Инцидент произошёл 7 августа на станции «Кузнецкий мост» Таганско-Краснопресненской линии. Молодой человек прыгнул перед прибывающим поездом, пробил стекло машиниста и влетел в кабину. Пострадавшего госпитализировали.

Видео с регистратора машиниста:

Видео, фото и текст представляют собой общедоступную информацию и не содержат положительной оценки запечатленных действий, не создают положительного образа действий, содержащих жестокость и насилие и не призывают к их повторению, равно как к одобрению. На сайте отсутствуют материалы, размещенные с умыслом или целью формирования установок или стереотипов агрессивного и насильственного поведения, оправдания, восхваления или представления такого поведения в качестве социально приемлемого.

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector