No Image

Муж в сирии в командировке

СОДЕРЖАНИЕ
1 просмотров
12 декабря 2019

Совсем недавно в Сети появилась видеозапись последних минут жизни российского летчика в Сирии. Роман Филиппов патрулировал одну из провинций, когда террористы выпустили в небо ракеты. Одна из боеголовок попала в двигатель самолета. Летчик успел сообщить об этом руководству и катапультироваться. В этот момент его начали обстреливать боевики. Террористы окружили нашего бойца. Понимая, что шансов на спасение нет, Роман с криком «Это вам за пацанов» подорвал себя и врагов гранатой. Видео тронуло пользователей интернета. С новой силой начали литься комментарии по этой теме, в вперемешку со слухами и домыслами. Но как же на самом деле проходит служба на чужбине? «Открытому Нижнему» удалось взять откровенное интервью у супруги нижегородского контрактника, который сейчас находится в Сирии.

Постоянные командировки

Мы женаты два года. И все это время он постоянно уезжает на службу. Мужа не бывает по полгода. С каждым разом мне все сложнее расставаться с ним. Недавно в очередной раз провожала мужа в далекую страну. Закупала для него вещи и медикаменты – они обязаны брать все с собой. Супруга не будет 6 месяцев. Его задача – сопровождать гуманитарную помощь, которую доставляют в Сирию, патрулировать освобожденные территории.

Связь

У простых солдат нет возможности выходить на связь с близкими. Телефон дает начальник. Но и это не дает возможности нормально поговорить, ведь все прослушивается. Говорим пару раз в неделю минут по пять-семь. За это время я по 30 раз задаю одни и те же вопросы: «Ну как ты», «Как дела», «У тебя все нормально». В ответ слышу короткие ответы: «Нормально», «Все хорошо», «Да, не переживай». Говорить он может лишь о том, что ест. «На обед ел кашу с бараниной, потом чай с мятой наливали. Было вкусно. Я сытый», – самое длинное его предложение. Кстати, гуманитарка только для сирийцев. Для наших парней готовят местные женщины: пекут хлеб, готовят каши с мясом и супы.

Быт

Знаю, что живут они одной дружной ротой. Ходят в полевой форме, головы всегда покрыты банданами – там ведь очень жарко. А вот ночью в Сирии бывает довольно прохладно, поэтому у каждого солдата есть теплое одеяло. Каждый день их отправляют на задания: пешком или на машинах. Иными словами, каждый день наши родные люди рискуют жизнями. Наверно поэтому ребята всегда возят с собой иконы. Муж говорил, что они есть у каждого. Кто-то носит с собой, кто-то хранит в личных вещах. Мой супруг носит в кармане формы. Он верующий человек. Да к тому же, эту икону ему мама подарила еще в первую командировку. Он считает, что это оберегом.

Семья

Служба для моего благоверного – священный долг. У него вся мужская половина семьи военные люди. С детства воспитывали мужа, как солдата. Конечно, в редкие месяцы, когда он рядом со мной, я прошу его найти другую работу. Но он такие разговоры пресекает. Когда мои эмоции берут вверх, он строго напоминает, что предупреждал меня еще до замужества. Я принимаю выбор мужа, хоть это и тяжело. Семья наша гордится им. А о том, что муж служит в Сирии, знают только самые близкие. Когда он возвращается домой загорелым, многие спрашивают, не отдыхал ли он где-то без меня. Однажды моя соседка даже предположила, что он мне изменяет и уезжает на море с другой женщиной. И смех, и грех. Я мечтаю о том, чтобы он постоянно был рядом. А пока это невозможно, просто создаю уют в доме, пересматриваю наши фото, каждый день звоню его маме. Новости я стараюсь не смотреть иначе мне не уснуть. Пару дней назад в интернете увидела ролик, где наш летчик погиб с криком «За пацанов». Всю ночь в подушку плакала: от гордости за таких соотечественников и от страха за любимого.

Читайте также:  Кредит 991 личный кабинет

Постоянный рев самолетов, вонь туалета, опостылевшая однообразная еда, не очень приветливые местные жители, трудности с алкоголем и армейские песни под гитару. Вернувшиеся из командировки в Сирию военнослужащие рассказали журналистам о своем быте.

Сайт «Фонтанка.ру» поговорил с российскими контрактниками, недавно вернувшимися с российской авиабазы в Латакии, и узнал о том, что вспоминают о фронтовой жизни летчики, получившие боевой опыт в Сирии.

Большинство из тех, кто прибывает из командировки, не очень словоохотливы, и уж точно никто не хочет фотографироваться и представляться: как объясняют сами военнослужащие, даже по лицам можно вычислить имя, адрес семьи.

Главные впечатления от поездки умещаются во фразу:

«Жара, грязь и непрерывный гул самолетов».

Далеко не сразу после операции удалось наладить нормальный быт. Первое время жили в палатках, а нужду справляли в огромный ров прямо на территории авиабазы Хмеймим. Позднее были построены однотипные контейнерные модули, туалеты, душевые, столовая.

Из-за постоянного звука ревущих турбин самолетов трудно спать. Даже вернувшись домой, в тихие квартиры, многие испытывают проблемы со сном.

Меню было очень однообразным: из мяса почти только курица, на гарнир – рис, гречка, макароны. В декабре в рацион включили колбасу. Только на базе Квейрис под Алеппо, освобожденной в ходе операции, кормили салатами, жареной картошкой, «один раз давали баранину». Понравился летчикам также сирийский кефир. Местные жители продавали им фрукты. Кормят группировку при этом сытно, сначала еда была три раза в день, ближе к концу командировки – четыре.

Отношения с местными жителями складываются не всегда гладко. Собеседники «Фонтанки.ру» рассказали, что после прощального обеда на базе в Алеппо, откуда перевели вертолетчиков, нашим пришлось провести много времени в туалете: иранцы обиделись за то, что наши ВКС отступили оттуда из-за угрозы потерь.

Платят за Сирию по армейским меркам немало, если, конечно, все расчеты будут сделаны честно. Платится обычный оклад (от 10 до 45 тысяч рублей в месяц), по возвращении полагается премия в два оклада, кроме того начисляются суточные и боевые: $18 в день на месте и еще $44 – по возвращении на карточку.

Читайте также:  Нпф доверие личный кабинет

Алкоголь в частях не очень в ходу, потому что запрещен. Некоторые ухитряются проносить и прятать, но, если найдут, немедленно отправляют домой. Пьют в основном механики и обслуживающий персонал: летчикам пить особенно некогда – у них 3-4 боевых вылета в день.

За порядком следит военная полиция.

«Народу нагнали: прокуратуру, военных полицаев в красных беретах, ВАИ, там народу ненужного процентов 30, наверное. Как будто не война, а мирная жизнь. Как постановление вышло, там сразу появилась куча генералов, полковников — корочки получать», — цитирует «Фонтанка.ру» одного из летчиков.

Культурная программа на базе небогатая: из русских каналов показывают ТНТ, СТС, НТВ и «Россия-24», но телевизор работает только в столовой. Домой звонить дорого. Рассказали, что сбитому турками пилоту Су-24 пришлось бросить на телефон месячный оклад, чтобы он мог слать эсэмэски о своем местоположении. Изредка приезжают артисты, в основном, из регионов. Один раз был Александр Маршал. Ждут Розенбаума, но пока что он не прилетал.

«Ни для кого не секрет, что операция в Сирии закончится еще не скоро, а это значит, что рано или поздно встанет вопрос о второй командировке. Желания вернуться особого нет. Вот только, шутят они, в армии в принципе нет такого понятия — доброволец», — заканчивает «Фонтанка.ру» свой репортаж.

Продвигайте свою статью, чтобы ее увидели тысячи читателей Конта.

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Надежда погибла при исполнении служебного долга Фото: личный архив друзей Надежды Дураченко

Родственники погибшей женщины рассказали журналисту "КП", почему она пошла работать военным медиком, сколько времени провела в Сирии и могла ли уцелеть во время обстрела.

Надежда Дураченко в детстве любила встречать папу с работы. Уткнувшись носом в его армейскую форму, девочка каждый вечер повторяла: «Пап, я буду как ты. Военным врачом». С годами Дураченко не отказалась от своей мечты. Она стала военной медсестрой. Спасать людей ценою своей жизни она отправилась в Сирию. И там героически погибла при исполнении своего долга.

ПОШЛА ПО СТОПАМ ОТЦА

– Надя с детства хотела помогать людям, – рассказывает сестра мужа Надежды Дураченко Кристина Луценко. – Стать медиком – это была ее мечта. Она пошла по стопам отца –военного доктора, который работал в Хабаровске. Надя всегда был очень отзывчивым человеком. Она не могла обойти стороной чужую беду. Это предопределило ее судьбу.

Читайте также:  Код оквэд создание сайтов

После школы Надежда поступила Биробиджанское медицинское училище (ныне колледж – прим.ред.). А дальше сразу приступила к работе в больнице.

Медсестра пошла по стопам отца, который работал военным медиком
Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

– У Нади всегда на первом плане были пациенты, – делится бывшая коллега и однокурсница Надежды Светлана. – Мы после колледжа пошли с ней вместе работать в нашу областную больницу. Она там была медсестрой в нейрохирургии. Зарекомендовала себя, как большой профессионал. Проработала там 17 лет. Все наши пациенты упрашивали, чтобы именно Надя была их медсестрой. А затем Дураченко предложили работу в военном госпитале.

У Надежды сразу загорелись глаза. У нее, наконец, появился шанс пойти по стопам отца.

Видео обстрелянного российского госпиталя в Алеппо. На кадрах изображён российский полевой госпиталь в сирийском Алеппо, пострадавший от обстрела со стороны боевиков.

– Надя получила звание "старшина" и приступила к новой работе, – вздыхают родственники. – Долгое время она работа в Биробиджане. И вот через пять лет, когда встал вопрос, кого отправить в Сирию, более опытного специалиста не нашлось. Первая ее поездка в горячую точку была летом этого года. Надя всегда была на связи с мужем. Но, конечно, мы все за нее волновались.

Первая командировка в Сирию у Надежды прошла удачно
Фото: личный архив друзей Надежды

АВТОБУС С ДЕТЬМИ НЕ ДОЕХАЛ ДО ОБСТРЕЛЕННОГО ГОСПИТАЛЯ

Первая командировка Надежды в Сирию прошла удачно. Вернувшись из горячей точки, медсестра успокаивала родственников, что там все мирно. Но особо в подробности не вдавалась. Говорила, что это военная тайна.

– И вот пять дней назад Надю снова вызвали в командировку в Сирию, – плачет сестра мужа Надежды. – Когда ей предложили туда отправиться, она даже не спрашивала разрешения у мужа. Собрала чемоданы и сказала: «Родина зовет». Это был ее выбор. У нее было повышенное чувство долга.

В Сирии Надежда пробыла только пять дней. После прилета ее в составе сводного отряда отправили в Алеппо, где уже долгое время идут столкновения с боевиками. В этот госпиталь должны были привезти раненых детей. По словам близких Дураченко, последний раз, выходя на связь, женщина рассказала, что собирается идти встречать транспорт с маленькими пациентами. В это же время и начали греметь взрывы.

Даже бронежилет с каской не спасли медсестру во время обстрела Фото: личный архив друзей Надежды

– В этой ситуации радует лишь одно – автобус с детьми сломался в пути. И ребят не довезли до этой мясорубки, – добавляют родственники Надежды.

Вся семья Дураченко до сих пор не может отойти от шока.

– Я горжусь своей женой, – тихо говорит супруг Надежды Константин Дураченко. – И дочка наша ей гордится. Это была лучшая жена и мама.

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector