No Image

Новое в аккредитации вузов

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

За бесплатное образование и медицину

Автор: А. В. Шевкин

«ВУЗЫ ТРЁХ ТИПОВ» И НОВАЯ АККРЕДИТАЦИЯ

5 октября было опубликовано интервью с ректором ВШЭ Кузьминовым (см. https://news.mail.ru/society/34952271/?frommail=1 ), в котором он объявил, что в ближайшие годы обучение во многих вузах страны будет переведено в дистанционный формат. Совершенно ясно, что эта инициатива приведёт к уничтожению значительной части национальной системы подготовки кадров.

Напомним, в чём суть предложений Кузьминова, и поясним, как они будут работать.
Все вузы собираются разделить на три группы. Попавшие в третью группу будут обязаны заместить 70% проводимых занятий онлайн-курсами, которые «разработают ведущие вузы». Разумеется, всё это объясняют «заботой о качестве обучения», «мировыми трендами в образовательных технологиях», «цифровизацией» и нашим якобы отставанием во всех этих областях.

Онлайн-технологии в обучении развиваются в мире давно и также давно заняли там своё место. Причём место это весьма скромное, которое в точности соответствует их возможностям. У нас эти технологии активно разрабатывают с 90-х годов. В них вбухано достаточно средств (на разных уровнях финансирования), но никакого «прорыва» в обучении они не дали. Более того, многие из распиаренных ранее проектов и сетевых ресурсов канули в лету без следа. Впрочем, на Западе во многих случаях дела обстоят ровно так же. Но в чём мы явно обошли «партнёров», так это в штамповке «специалистов» по системе онлайн. Достаточно вспомнить СГА («Современную гуманитарную академию»), которая умудрялась выдавать больше дипломов, чем все наши ведущие вузы вместе взятые (см. https://vk.com/wall-62604527_11030 ). Да и сейчас аналогичных шараг более чем достаточно. Так что по «внедрению онлайн-технологий» мы далеко обошли зарубежье (там всё-таки не борзеют до такой степени).

Тут нам скажут, что Кузьминов ведёт речь не об этой бессовестной имитации, а об интеллектуальных обучающих системах, которые разработают ведущие вузы с применением самых современных технологий.

Тут к месту привести некоторые общие рассуждения. Есть простой способ сравнить потенциальный «интеллект» самой современной обучающей системы и профессионального преподавателя. Известно, что ведущие IT-корпорации вкладывают большие средства в разработку компьютерных переводчиков, привлекают для этого лучших специалистов. Исследования в данной области идут более трёх десятилетий. Результат проделанной работы может оценить каждый. Возьмите абзац текста, переведите его гугл-переводчиком с русского на английский, а потом обратно, и прочитайте результат. Вы неизбежно согласитесь, что преподаватель английского языка справился бы с этой задачей лучше. А ведь способность переводить — не самая сложная часть его работы. Хороший преподаватель должен уметь излагать материал ясно и доступно, передавать ученикам свою заинтересованность предметом, по сути, питать их энергией. Но ещё более важно умение видеть то, что им непонятно, и вместе преодолевать это непонимание. Никакая обучающая система на сегодня эти функции выполнять не может и едва ли сможет в будущем. Человек — создание социальное, и есть непреложные законы его формирования и развития. Один из них сформулирован К.Д.Ушинским: ЛИЧНОСТЬ ФОРМИРУЕТСЯ ЛИЧНОСТЬЮ. Передача обучения и воспитания компьютерным системам не даст на выходе человека.

Но это – общие рассуждения. А теперь о кузьминовской конкретике. Разработка обучающих курсов будет вменена в обязанность преподавателям вузов из первой группы (напомним, что всего таких групп по проекту должно быть три). Рассмотрим, как это будет работать на примере Московского физтеха, ректор которого, кстати, уже поддержал инициативу Кузьминова (см. https://news.mail.ru/society/34952271/?frommail=1 ). Курсы МФТИ рассчитаны на студентов этого вуза (элиту выпуска лучших школ физ-мат профиля). Там создана соответствующая образовательная среда (студенты+преподаватели), за рамками которой усвоение этих курсов проблематично даже для многих студентов физтеха. Отсюда следует, что «оцифровка» этих уникальных курсов бессмысленна, поскольку вне физтеха они фактически никому не нужны. Во всяком случае, они заведомо не подходят периферийным вузам из третьей группы, которых собираются ими осчастливить: там практически нет студентов, способных всё это понять (тем более — в онлайн-режиме).

Разумеется, преподаватели ведущих вузов при хорошей материальной заинтересованности без проблем переведут свои курсы в онлайн-формат. Но сразу можно сказать, что результатом этой работы будет (по большей части) убогая халтура без каких-либо признаков интеллекта (искусственного или естественного).
По двум причинам. Во-первых, профессора и доценты отлично понимают то, что сказано выше. И стараться-убиваться, заведомо зная, что результаты пойдут псу под хвост, – желающих мало. А во-вторых, контролировать и оценивать эти курсы с методических позиций не сможет никто ввиду их уникальности. Отсюда следует указанный выше результат.

Мало того, что система дистанционного обучения порочна по своей сути (апробированно порочна). Предлагаемый её вариант, основанный на «лучших курсах лучших вузов», убьёт реальное образование в вузах третьей группы сразу и насовсем.

Тут многие скажут: «и чёрт с ними, не вузы и были». Напомним однако, что в любом (даже самом захудалом) вузе есть студенты, которые хотят учиться, и преподаватели, которые продолжают учить. Вместе они творят чудеса: навёрстывают недоученное в школе, выжимают всё возможное из устаревшей материальной базы и выдают на выходе настоящих специалистов. Пусть таких становится всё меньше, но иного источника кадров для регионального производства и инфраструктуры в стране нет.

Читайте также:  Реестр залогов фнп россии

Реализация обсуждаемого проекта будет поручена Рособрнадзору. Для этого собираются задействовать жесткий механизм аккредитации. Собственно, весь проект подаётся под лозунгом реформы аттестационных процедур.

Аккредитация в её прежнем виде свою задачу выполнила и исчерпала себя полностью. Все вузы уже протащили через эту мясорубку, главное содержание которой составляет приведение многих тысяч страниц текста в абсолютное соответствие с некими непрерывно меняющимися «стандартами». Как правило, подготовка вуза к аккредитации охватывает всех преподавателей и сотрудников (исключения среди вузов есть, но это именно исключения), и они занимаются бессмысленным составлением и переписыванием многочисленных «документов», что на юридическом языке именуется подлогом. К процессу подключают и студентов, которых снимают с занятий для натаскивания на тесты по проверке «остаточных знаний». Обучение уходит на задний план, главной становится подготовка к аккредитации, и тянется эта бодяга временами чуть ли не целый год.

Наверное, каждый преподаватель при этом задавал себе вопрос: кому и зачем всё это нужно? А ведь ответ очевиден: это система морального подавления. Преподаватели, безропотно прошедшие через такую процедуру, фактически теряют лицо. После этого уже можно не бояться противодействия с их стороны по любому другому вопросу. В том и состоял смысл этой как бы идиотской аккредитации.

Но лицо теряют ровно один раз. Потому прежняя аккредитация свой срок отжила, и Кузьминов предложил разработать новую систему, которую мы сейчас и обсуждаем.

Итак, вузы поделят на три группы с соответствующими правилами аккредитации. Как уже сказано выше, ведущие университеты будут обязаны продублировать свои курсы в онлайн-формате для вузов третьей группы, живое обучение в которых будет сведено к минимуму. Но есть ещё группа 2, которую новые предложения фактически не коснутся. Там по-прежнему смогут сами учить своих студентов без каких-либо новых условий. Надо сказать, что это весьма грамотный проект, имеющий все шансы на успешную реализацию.

На первом этапе вузы будут распределять по этим группам, и команда университетских «менеджеров», именуемая по старинке ректоратом, будут пыхтеть и пыжиться, чтобы не попасть в третий разряд. Это станет их главной заботой, а вовсе не судьба отечественного образования.

В реформу идеально впаян принцип «разделяй и властвуй». Некоторые ректоры ведущих вузов уже высказались в её поддержку: сразу увидели, что лично они станут жить ещё жирнее.

А широким массам будут с помпой объяснять, что теперь программы лучших университетов станут доступны студентам периферийных вузов, и это — «величайшее благо». Но за кадром останется вопрос, почему этим благом осчастливили только самые слабые вузы, а для второй группы всё остаётся по-прежнему? Вопрос неудобный, потому что делается это для того, чтобы не вышло консолидации протеста на фоне общей беды.

Но придет пора, когда многим конкретным университетам определят их место в группе 3. И тогда там зашуршит муравейник внутренней возни: кафедры и преподаватели будут доказывать, что их курсы непременно нужно оставить (ведь на онлайн-режим переводят не всё, а лишь 70%). Самые компетентные будут надеяться, что уж их-то не сократят, а глядишь — и зарплату прибавят. Проверенные товарищи: система подавления инакомыслия сделала своё дело.

Таким образом, реформаторы имеют все основания полагать, что образовательное сообщество эту новацию проглотит. А уж Кравцов с его репрессивным аппаратом сумеет довести её до результата. Технология отработана: всякое отклонение от предписанных параметров будет караться закрытием университета. Надзорное ведомство получит все полномочия по кардинальному переформатированию высшей школы. Роль «министров образования» – Котюкова и Васильевой — в этом процессе будет равна нулю. Заметим, что представителей Минпроса даже не включили в «межведомственную комиссию», которая должна утрясти параметры реформы. А ведь Васильева не так давно мечтала взять под крыло педагогические вузы, большинство из которых теперь обречено на категорию 3 и будет фактически ликвидировано.

В подобных случаях у нас принято задавать вопросы: зачем всё это делается? и что там, наверху, ничего не понимают?

Ответ прост: всё знают и всё понимают. Описанные выше неотвратимые последствия и есть цель проводимой реформы. В этом суть государственной политики в сфере образования: грамотный народ олигархической власти не нужен, о чём коротко и ясно в своё время сказал Греф (см. https://vk.com/rvs.obrazovanie?z=video-23923471_45623..).

В заключение главный вопрос: есть ли в стране силы, способные вступиться за наше образование?

Штатная оппозиция всех сортов и мастей в лучшем случае штатно «обозначит протест», но не более. Общественность может составить «обращение к президенту» и собрать под ним многочисленные подписи. Его примут «с благодарностью» и в итоге объявят, что реформаторская новация разработана с учётом «широкого обсуждения». Мы проходили это уже много раз.

Читайте также:  Подогрев хвс для гвс тариф

Предлагаемая реформа ударит по тысячам преподавателей вузов, в которых обучаются десятки тысяч студентов. Хотя этот контингент обкатан и обломан со всех сторон, но их прижмут к черте, за которой идти некуда. Возникнет потенциально неустойчивая среда, где легко и быстро могут появиться новые лидеры. На подходе их время. История иногда даёт такой шанс, и тогда на долгие годы остаётся память о «безумстве храбрых». В считанные дни аморфная преподавательская и студенческая масса способна обрести силу и волю. В том и состоит единственная надежда на противодействие новой разрушительной реформе.

Это не призыв «раскачивать лодку». Сегодня — это путь к спасению, ибо иного языка власть не понимает.

Комментарий. Забавный текст я получил вдогонку к опубликованному материалу.

MCDONALD’S ПЛАНИРУЕТ ОТКРЫТЬ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ «УНИВЕРСИТЕТ ГАМБУРГЕРОЛОГИИ» ДО КОНЦА 2019 Г.

McDonald’s до конца 2019 г. откроет в Москве «Университет гамбургерологии» (Hamburger University), выпускники которого смогут получить профессиональное образование, соответствующее высшему в России. Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщил генеральный директор компании McDonald’s в России Марк Карена.

«Да, мы планируем в России открыть «Университет гамбургерологии». Сейчас в России у нас свыше 50 тыс. сотрудников, поэтому мы считаем, что в России необходимо создать наш собственный «Университет гамбургерологии». Сейчас у нас есть Центр обучения McDonald’s в Москве на Красной Пресне, и на его основе мы собираемся создать пиринговый университет, после того как получим все необходимые документы. И сейчас мы работаем с властями для получения всех необходимых сертификатов. Студенты нашего университета смогут получить профессиональное образование, соответствующее высшему в России. После окончания обучения наши студенты будут получать соответствующий диплом», — заявил он.

По его словам, «Университет гамбургерологии» может быть открыт в Москве до конца 2019 г.

«Мы постараемся завершить все необходимые процессы для открытия университета до конца следующего года», — добавил М.Карена.

В Великобритании и США программы «Университета гамбургерологии» признаются высшими и средними учебными заведениями к зачету для получения ученой степени. Кроме США, отделения университета открыты в Токио, Лондоне, Сиднее, Иллинойсе, Мюнхене, Сан-Паулу и Шанхае. Обучение в университете включает элементы самообучения, электронного обучения и обучения в классе. Студенты получают образование по различным специальностям в области менеджмента ресторанного бизнесе для работы директорами ресторанов, а также менеджерами среднего и высшего звена в компании.

Ранее сообщалось, что в 2017 г. американская корпорация McDonald’s подала заявку в Роспатент на регистрацию бренда Hamburger University в России.

По части того, как можно опошлить термин, я знаю более «крутой» пример. Лично видел у метро «Профсоюзная» в Москве магазин сантехники под названием «Академия унитаза». Теперь этого названия нет. Посмотрим, долго ли продержится «Университет гамбургерологии». В очереди ожидают университеты хлебологии, колбасологии и прочие «логии». Интересно, к какой категории их отнесут: к первой, второй или третьей?

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Сегодня состоится первое заседание рабочей группы при правительстве по данному вопросу.

Процедуры лицензирования и аккредитации вузов могут объединить. Этого не исключила вице-премьер Татьяна Голикова. По ее мнению, это позволит существенно снизить административную нагрузку.

Кроме того, рабочей группе, в которую вошли представители Минобрнауки, министерств, у которых есть подведомственные вузы, Российского союза ректоров, а также главы ведущих ассоциаций вузов России, предстоит обсудить идею разделения госаккредитации на три уровня – начальный, продвинутый и высший. Базовый уровень позволит вузу заменить значительную часть традиционных лекций онлайн-курсами Национальной платформы открытого образования. Их подготовят профессора ведущих университетов. Уровень можно будет повысить, пройдя независимую оценку образовательных результатов студентов на втором или третьем курсе. Высшим станет аккредитация всего вуза по определенному направлению подготовки. Для этого необходимо вести глобальные исследования, участвовать в международных рейтингах или входить в топ-500 лучших вузов мира.

Между тем, по мнению ректора Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадима Волкова, нововведение может привести к появлению перекоса в развитии вузов – ведущие полностью сместят базовые с образовательного рынка. При этом, «клуб ведущих вузов» может стать закрытым.

Версия в формате PDF

Скачать (.pdf, 3.79 Мб)

№ 14 от 25 октября 2018 г.

1-я страница

  • Новая модель аккредитации вузов: выгода и риски

: коротко :

: жизнь институтов :

: возможности :

: в слове — жизнь :

: газета в газете :

: место встречи :

: инициатива :

Последняя страница

Газеты федеральных университетов

Новая модель аккредитации вузов: выгода и риски

Что породило критику ныне существующей системы лицензирования и аккредитации, и какие возможны изменения в статусе вузов и в содержании образования, если деление вузов на три категории будет принято? С этим вопросом мы обратились к заместителю министра образования Красноярского края Максиму Валерьевичу РУМЯНЦЕВУ.

— В последнее время система лицензирования и аккредитации университетов давала сбои, — поясняет Максим Румянцев. — Вспомним известную историю с аннулированием лицензии Европейского университета в Санкт-Петербурге (одного из ведущих негосударственных университетов, имеющего серьёзные международные связи, демонстрирующего высокий уровень качества образования). Следующий резонансный момент, когда Рособрнадзор отозвал аккредитацию у Московской высшей школы социальных и экономических наук — Шанинки — негосударственного образовательного учреждения, учебные программы которого ещё с 90-х валидированы Манчестерским университетом.

Читайте также:  Когда военным дают квартиру

— Значит, действительно что-то в системе не так.

— Существующая система оценки эффективности организаций высшего образования слишком, на мой взгляд, формальна, забюрократизирована. Система лицензирования и аккредитации не соответствует тем вызовам, которые решают ведущие университеты. Эксперты, участвующие в формальных процедурах, зачастую узко «заточены» для этой задачи. Необходимо повышать качество экспертизы, её объективность. Лицензирование и аккредитация должны быть едины, пока же — это оторванные друг от друга бюрократические процедуры.

Сейчас предлагается несколько видов оценки университетов. Один из них — это регулярный мониторинг. По отчётам, которые формируют университеты, можно судить, что они собой представляют.

Легко зайти на портал, где содержится информация о показателях эффективности, и составить мнение о структуре образовательных программ, достижениях в науке, кадровом потенциале. Для первичной оценки этого материала вполне достаточно.

Вместе с тем нужна и независимая оценка профессионального сообщества, которая до сих пор не внедрена. К примеру, образовательная организация может быть состоятельна с точки зрения её кооперации с производственным сектором, как некоторые направления в СФУ или отдельные отраслевые направления в Сибирском государственном университете науки и технологий, обеспечивающие кадрами оборонно-промышленный комплекс. Независимая оценка имеет значительный вес для влиятельных работодателей. И другой момент — в том случае, если вуз на голову опередил в своём развитии другие, то оценивать его надо с привлечением глобальных ресурсов, о чём недавно высказался ректор ВШЭ Ярослав КУЗЬМИНОВ.

— Максим Валерьевич, вузы, которые получат лишь базовую аккредитацию, уже не смогут иметь магистратуру?

— Да, это университеты без магистратуры, имеющие только прикладной бакалавриат и обеспечивающие профессиональными рабочими кадрами производственный сектор. И ещё момент: Ярослав Кузьминов пояснил, что если у вуза, претендующего на категорию «ведущий», хромают базовые показатели, скажем, не всё в порядке с баллом ЕГЭ, то он может перейти в среднюю категорию — «продвинутых». Так что речь идёт о необходимости повышения конкурентоспособности образовательных стратегий, которые коллективами вузов принимаются на вооружение, и далее в соответствии с ними выстраивается вся образовательная политика.

— Если предположить, что сбудется мечта ректоров ведущих вузов, что за этим может последовать?

— Появится несколько крупных образовательных центров, и если главным будет географический принцип, то понятно, что СФУ станет ядром регионального образования. У него есть все заделы для этого, стоит только сосредоточиться на прорывных вопросах, которые обозначены. Вероятно, что другие университеты в крае будут в категории базовых, с учётом того, что они пока не отвечают современным требованиям в образовании: иностранных студентов у них практически нет, сетевых программ они не реализуют, программ на международном языке и научных исследований мирового уровня — также нет, баллы ЕГЭ минимальные; за что их поощрять? Они перейдут в «базовые». Сократится бюджет и штат преподавателей, произойдёт замещение образовательных программ контентом высокого качества от ведущих университетов.

Нужно понимать, что речь идёт о модернизации образования, его глобальной трансформации в условиях цифровой экономики. Значит, такого количества преподавателей, которое есть сейчас, уже не потребуется. Нужно понять, что важнее: социальная ответственность перед этими людьми или прорыв? Возможно ли сохранение баланса? Не знаю. Но понимаю, что здесь заложены риски.

— Новая модель лицензирования и аккредитации ещё в процессе обсуждения, но уже сейчас в СМИ представители региональных вузов высказывают опасения, что сообщество ведущих университетов, находящихся в Центральном федеральном округе, заинтересовано в реализации своих интересов и мало задумывается о том, что происходит в регионах… Например, как будет выглядеть процесс онлайн-обучения? Каждый вуз имеет региональную специфику, свои научные школы, а получится, что преподаватели базовых университетов превратятся в тьюторов и будут проводить семинары по лекциям, полученным из ведущих российских вузов?

— Онлайн-образование — это ведь не только записанные лекции, а разные подходы, очень широкополосная платформа. Там могут быть виртуальные лаборатории, тренажёры, интерактивные задачи. Масса примеров реализации таких учебных подходов: всё зависит от методологии и творческого потенциала. Как правило, такой контент проходит экспертизу, дополняется, обновляется — это постоянный процесс формирования качественной образовательной среды.

Проблема не только в том, что такого контента на 100% нет, а в том, что он ещё должен быть методически выверенным и закрывать компетенции, которые нужно получить в процессе обучения. Пока это очень красиво как идея, но требует серьёзной проработки. А реализация должна носить экспериментальный, пилотный характер, о чём, кстати, и говорил глава Министерства науки и высшего образования России Михаил КОТЮКОВ на недавнем заседании Ассоциации «Глобальные университеты».

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector