No Image

Отчим домогается до дочери

СОДЕРЖАНИЕ
3 просмотров
12 декабря 2019

Есть ли здесь пережившие это? Забыли ли вы со временем это? Как?

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Светлана Казакова

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Кузьмин Иван Иванович

Врач-психотерапевт, Супервизор. Специалист с сайта b17.ru

Антакова Любовь Николаевна

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Ольга Матвиенко

Психолог, Арт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Баранова Юлия Германовна

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Тропина Наталья Владимировна

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Виктория Киселёва

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Сокуренко Анна

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Спиридонова Надежда Викторовна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Зубкова Анна Андреевна

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Давайте уточним возраст участников.
"Отчиму 25, маме 35, а дочери 16"?
Идеальная семья

домогательсва не страшно ,ежели самое гадкое не случилось, неприятно кончено, на отношение к мужчинам может повлиять, но все таки не насилие

я пережила. не забыла. и не забуду.

У меня было подобное. Но он мне не отчим,просто мамин мужчина, с которым она лет 9. До этого момента отношения с ним хорошие были. После – я его не воспринимаю, Не пересекались даже, хотя прошло уже 2 года почти. Маму я не осуждаю, она его любит, но у меня желание видеться с ним отпало

Похожие темы

Было. Мой возраст был 9-14 лет .
Естественно не забуду. Как такое можно забыть?!

Было.
Я отцу пожаловалась. После этого, отчим уехал, бросив маму.

Было.
Я отцу пожаловалась. После этого, отчим уехал, бросив маму.

Больная тема, весь интернет перевернула, я очень разрожительна и до рождегия ребенка все

Вроде было ни чего. Вышла замуж, переехала в др город к маме начала ездить ооочень редко, только потому что маму жалко, а вот когда родила по ночам снова начались кошмары мужу сказать не могу он убъет его, маме тоже она вообще странная женщина. С пояалением дочки у меня с каждым днем всеольше ненависть к маме и отцам. Да вообще ко всем родсьвенникам

А началось все ооочень давно. Мне было 5 лет когда пьяный папа ночью снял с меня колготки и ласкал мне плпу и писю. я боялась пошевелиться думала что он тогда бить начнет(а это у нас в семье было нормой) так продолжалосб несколько лет. Мама не видела этого или делала вид что не замечает. Когда мне было 8 они разошлись и тут я ей призналась в жтом , она сказала что у меня больная фантазия, мол они уже разшлись и придкмывать что то что бы она еще больше ненавидела моего отца смысла нет.она сразу сошлась с андреем, я так понимаю она давно уже с ним чихпыжилась,иначе как объяснить что как только они с папой разошлись мы в эту же неделю переехали к нему жить. В 9 лет мы переспали с его сыном. Он сказал что это ишра во взрослых и если я хочу нлрмпльно с ними жить я должна ему отсос. ать. ну а потом и вытекающие пошли. После дет в 13-14 я своровала золотой браслет( мы были в гостях я с девочкой нацепила на себя кучу украшентй ее мамы, залетела моя мама разъяренная и сказала что мы уходим, я переоделась и мы поехали домой, дома отчим на руке увидел браслет я пыталась объяснить что мы просто мериди но он решил что я воровка и бить меня нет смысла. мама сидела у него на колегях а он сказал раздевайся до гола, снимай все что я купил , я умоляла оставиить трусы с лифчиком. а она сиделаи молчала. раздели до гола и выгнали из дома. Мама позвонила бабушке и сказала что они меня выгнали на крыльцо пускай приезжает меня забирать она не хочет видкть воровку у себя дома.( у нас был свои дом, так что кроме них меня ни кто не видел и не слышал)

Бабуля забрала меня и несколько месяцев я прожила с ней, но она жила с сыном , моим дядей который очень часто просил меня помыть, как он говорил он купает меня как принцессу. брррр долго объяснять я вернулась в дом к отчиму,мама сильно пугала самоубиством. В 17 лет я от них ушла пожила около полугода с родным отцом и его новой женой, это была лучшая женщина в моей жизни , но она разбилась на машине и я потеряла единственного нормального человнка в своей жизни на тот момент, я пошла вразгуляй. бухала как прачка , спала с любым кто был готов меня выслушать,в 19 я познакомилась со свлм будующим мужем и отцом моего ребенка. Мы уехали в др гтрод и я все забыла как страшный сон. Но вот мне сейчас 24 года и воспоминания начади снова появляться. Если раньше воспоминанич были словами то теперь я как буд то занаво все переживаю. Мне противно и мерзко. я общаюсь со всеми родителями и отчимом( делает вид что не было такого и он ни чего не помнит) и с мамой( она говорит что это был единственный способ отучить меня воровать), и с папой( он не признает даже очевидных драк и побоев) бабушка, царствия небесного, сказала чтоольная фантазия подростка была и я сама это выдумала и хочу в это верить.для всех мошу сказать семья обеспеченная у всех высокие должности. Воспитывалась в тотальной строгости. Не говорила тк нам с мамой не куда идти было. Мать ненавижу, но как женщину мне ее жаль до слез только по этому и общаюсь.сецчас мне 24 все есть, муж , годовалая дочь, квартира, машина, любимая работа. так что ни как наверно не пережить. только смериться. сама не стала бучу поднимать , а теперь время упущенно и остается с этим только жить

Насилие и газлайтинг в истории одной семьи

ИНОГДА НАСИЛИЕ ПРОИСХОДИТ В ТАКОЙ ЗАВУАЛИРОВАННОЙ ФОРМЕ, что и слова-то подобрать сложно. Человек может страдать годами, но не решаться заявить, что стал жертвой насилия: ему кажется, что у него мало доказательств, а агрессоры наделены властью. Ситуация усугубляется, если окружающие внушают человеку, что с ним ничего не произошло. Наша героиня Марина (имя изменено по её просьбе) рассказывает, как семья убедила её в том, что она выдумала историю о приставаниях отчима.

«Папа тебя полечит»

Я родилась в Калмыкии. Наша семья не принадлежала ни к одному из религиозных учений, но в то же время принадлежала ко всем сразу. Например, в детстве бабушка водила меня в православную церковь и велела целовать иконы и раскаиваться за грехи. А когда мне было пять или шесть лет, у меня появился отчим, который был шаманом. Он лечил людей мантрами и прикосновениями — как правило, своих друзей или родственников. Когда у меня болела голова или мне нездоровилось, мама всегда говорила: «Иди к папе, он тебя полечит».

Отчим всегда был молчаливым, замкнутым человеком. В семье все знали, что его прошлое связано с криминалом — он был главарём уличной банды. Ему нравилось повторять: «Боятся — значит уважают». Иногда, когда он был в хорошем настроении, он рассказывал, как макал влиятельных людей головой в унитаз. Они с мамой смеялись над этими историями, и я тоже — мне казалось, раз взрослые веселятся, значит, это и правда смешно.

Читайте также:  Как менты подставляют людей

Считается, что шаманами становятся люди, которые пережили что-то очень тяжёлое. В юности они сильно страдают, потом какое-то время их «крутит» — они могут творить странные вещи, во что-то впутываться, сходить с ума. А дальше к ним приходит дар: у них появляются способности к ясновидению и целительству. Отчим родился в многодетной семье, но все его братья и сёстры погибли. Кажется, он рассказывал, что какое-то время жил на улице. В семье считалось, что его криминальное прошлое — это какой-то обязательный этап, который он пережил, чтобы стать целителем. Но теперь он уже другой, «хороший» человек. Все вели себя так, как будто вокруг него был какой-то особый ореол — говорили, что благодаря дару ясновидения он видит много страданий в мире, но не знает, что за люди их испытывают, и не может им помочь. Считалось, что от этого он сильно мучается. Лично я не относилась к нему ни хорошо, ни плохо — просто принимала его таким, каким он был. Так же как я принимала всё, что происходило в нашей семье.

«Целительство» происходило так: мы с отчимом уходили в спальню родителей и закрывали дверь. Я садилась напротив него, а он читал мантры, двигал руками вокруг моей головы и плеч, иногда слегка прикасался. Периодически спрашивал: «Чувствуешь тепло?» Тогда, наверное, мне казалось, что я что-то чувствовала. Вокруг многие верили в шаманизм, и я не подвергала сомнению ритуалы отчима. Но и какого-то особенно сильного эффекта от этих процедур я тоже не помню. Иногда, если у меня болела голова, после ритуала она действительно проходила. Но, с другой стороны, она ведь всегда рано или поздно проходит. Может, это и не было чудесным исцелением.

Когда я была в подростковом возрасте, отчим стал «лечить» меня как-то по-другому. Теперь он проводил руками не только по плечам, но и по всему моему телу. Прикасался к груди, залезал руками под одежду. Я никогда не понимала: то, что он делает — нормально или нет? Все его действия были очень неочевидными: нельзя сказать, чтобы он хватал руками мою грудь или откровенно домогался. Наверное, в таком случае я нашлась бы, как среагировать. Но он просто прикасался ко мне — гладил, трогал соски — так, словно это часть обряда. Иногда я осторожно отстраняла его руками. Но ни разу ничего не сказала. Мне было неловко говорить о происходящем вслух. Так продолжалось несколько лет — по два-три раза в месяц.

Сейчас я вспоминаю то время, и моё собственное поведение меня удивляет. Я не анализировала происходящее, не пыталась понять, почему отчим так делает. Когда «сеанс исцеления» заканчивался, я возвращалась к своим делам или ложилась спать. Не прокручивала в голове случившееся, не рефлексировала. Как будто моё сознание блокировало эту информацию. Отчим после обрядов вёл себя как ни в чём не бывало, и иногда мне казалось, что я схожу с ума. Я думала: может, мне показалось, что что-то не так? Может, он не заметил, как потрогал меня в интимном месте? А может, так и должен проходить обряд и я чего-то не понимаю?

Иногда я осторожно отстраняла его руками. Но ни разу ничего не сказала. Мне было неловко говорить о происходящем вслух

Однажды я упомянула случившееся в разговоре с мамой. Я не хотела жаловаться ей на отчима, просто решила рассказать о том, что меня удивило — может, она бы развеяла мои сомнения. Но она ответила: «Это очень серьёзное обвинение. Ты уверена, что это правда? Тебе не показалось? Может, ты надумала себе что-то?» Она стала намекать, что если я говорю правду, то эта история может закончиться разводом. Получилось, как будто ответственность за их отношения лежит на мне. Мне почему-то стало стыдно из-за того, что я обо всём ей рассказала. В итоге я с ней согласилась: «Да, наверное, мне показалось».

С детства мне рассказывали, будто бы мой родной отец изменял маме, пока она была беременна мной. О нём говорили как об ужасном человеке, а маму жалели — бабушка с дедушкой считали, что после развода она была очень несчастна. Теперь, когда мне намекнули, что я могу послужить причиной разлада с её новым мужчиной, я пошла на попятный. После того разговора я больше не упоминала странное поведение отчима. Мама тоже об этом не говорила. Это была особенность нашей семьи: после любого конфликта или сложного разговора все делали вид, что ничего не случилось. Мы не обсуждали проблемы, не обращали на них внимания. Конфликты не разрешались и не проговаривались — просто все вели себя так, будто всё как обычно. Я при этом чувствовала себя неловко, напряжённо. Но таковы были правила, и я не могла их нарушить.

Чем больше времени проходило после моего признания, тем больше я убеждала себя, что действия моего отчима ничего не значат. Мне казалось: раз мама не всполошилась, ничего не предприняла, значит, ничего серьёзного не происходит. Наверное, я и правда преувеличиваю. Он продолжал прикасаться к моей груди, но дело по-прежнему никогда не доходило до откровенных приставаний. По праздникам, когда мы все поздравляли и по очереди обнимали друг друга, он обхватывал меня руками за ягодицы и прижимал к себе. Но, как и в остальных случаях, я не могла понять, действительно ли произошло нечто странное или я что-то не так поняла.

Мне кажется, у меня с детства были размыты личные границы. Мама всегда решала за меня, как мне одеваться, как себя вести, что говорить за столом. Естественно, в чём-то я в итоге стала верить ей чуть ли не больше, чем себе. При этом я никогда не понимала её. Мы часто ссорились, и даже когда я плакала и кричала, она только смотрела на меня и ухмылялась. Я никогда не могла делиться с ней переживаниями, чем-то личным. Это было не принято в нашей семье. Однажды в детском саду я на спор поцеловалась с мальчиком, и за это мама меня отлупила. Хотя позже она утверждала, что такого не было и она просто меня отругала. Так или иначе, после того случая я старалась не болтать лишнего.

Ещё наша семья была довольно закрытой. У меня не было друзей: мне говорили, что мои одноклассники и одноклассницы — проститутки или избалованные дети из богатых семей. Из дома я шла в школу, потом в художку, а потом опять домой. Никогда не гуляла во дворе. Считалось, что в нашей семье всегда всё правильно и хорошо, а люди за пределами нашей семьи живут как-то «не так». Родители осуждали всех вокруг, и я тоже — вслед за ними. Неудивительно, что мне казалось, будто то, что делает мой отчим, — нормально. Ведь у нас в доме не может происходить ничего странного. К тому же из-за этой социальной изоляции мне совершенно не с кем было обсудить мои тревоги. Так что проще всего было о них просто не думать.

Читайте также:  Охранник 5 разряда работа

«Зачем ты это рассказываешь»

«Целительство» закончилось, когда в шестнадцать лет я выиграла грант и на год уехала учиться за границу. Вдалеке от семьи я вдруг почувствовала себя свободной. К своему удивлению, я не скучала ни по маме, ни по отчиму. Оказалось, без них я могу делать столько всего интересного: общаться с людьми, заниматься спортом, волонтёрством. Когда я вернулась, наши отношения стали натянутыми. Их как будто раздражало, что у меня появились собственные интересы, какая-то уверенность в себе. Когда я высказывала своё мнение, которое им не нравилось, они говорили: «Это ты на Западе своём нахваталась, задурили тебе голову».

Раньше мне казалось, что мама и отчим очень разные. Он — сварщик с криминальным прошлым. Она — из обеспеченной интеллигентной семьи. Теперь я начала понимать, что на самом деле они похожи. Им обоим нравилось контролировать людей, ощущать власть. Съездив за границу, я сумела ослабить этот контроль, и равновесие нарушилось. Ещё через год я поступила учиться в другой город и уехала.

На долгое время я перестала думать о тех странностях, которые происходили во время обрядов «исцеления». У меня началась новая жизнь. Я встречалась с парнями, у меня было много друзей. Правда, настоящей эмоциональной близости ни с кем не было, отношения были довольно поверхностными. Зато жизнь кипела: я никогда не оставалась одна, а домой приходила только поспать. Уже сейчас я понимаю, что боялась оставаться наедине с собой. Многие мои знакомые читали книги или смотрели сериалы. Но я этим не занималась, ведь для таких хобби обычно нужно находиться в одиночестве, а для меня это было невыносимо.

Летом 2018-го года я впервые в жизни сильно влюбилась. Такого я не чувствовала ещё никогда. Но моя любовь оказалась безответной. У меня начался серьёзный психологический кризис, и я внезапно отгородилась от людей. Три месяца я провела дома, думая о своей жизни, копаясь в себе. В моей голове вдруг стали всплывать воспоминания: то, что делал мой отчим, впервые обрело очертания, стало ярким. Мысли об этом стали буквально преследовать меня. Я наконец-то стала чётко понимать: то, что происходило, было ненормально, и это до сих пор влияет на меня и мою жизнь. Примерно тогда же я услышала о флешмобе #MeToo, и впервые в жизни мне захотелось поучаствовать в какой-то массовой акции. Я вдруг ощутила, что это очень важно для меня.

Я рассказала свою историю в фейсбуке. Многие стали поддерживать меня, писать, что я молодец. Но вскоре позвонила мамина подруга. Как только я подняла трубку, она стала кричать на меня: «Как ты можешь вываливать перед всеми грязное бельё?» Как будто сама история её не впечатлила — страшно было лишь то, что я её рассказала.

Мысли об этом стали буквально преследовать меня. Я стала чётко понимать: то, что происходило, было ненормально, и это до сих пор влияет на меня и мою жизнь

Потом о моём посте узнали и родственники. Дело в том, что у меня есть младший брат — сын мамы и отчима. Тем летом, когда на меня вдруг обрушилось понимание случившегося, я была очень встревожена и подавлена. Из-за этого я совершала поступки быстрее, чем успевала их обдумать. Я стала волноваться: вдруг и с братом происходило что-то подобное? Я позвонила ему узнать, всё ли с ним в порядке. Слово за слово, и я рассказала ему об отчиме. Он ответил: «Ты что, дура? Зачем ты мне это всё рассказываешь?»

Конечно, он пересказал наш разговор маме. Она звонила, говорила, что не верит мне. Потом стала обвинять: «Если это правда, то почему ты раньше мне не рассказывала?» Я напоминала ей, что пыталась обсудить этот вопрос много лет назад, но она всё отрицала, говорила, что я несу бред. Потом риторика сменилась. Мама стала говорить: «Даже если допустить, что такое и правда было, зачем вспоминать об этом сейчас, спустя столько лет?» Мы в очередной раз поругались, а уже в следующий раз она позвонила мне сама и общалась со мной так, как будто никакого конфликта не было.

Прямо как в детстве, я искала, с кем мне обсудить мою ситуацию, но не находила. Пробовала поговорить с бабушкой. Но она меня пристыдила: мол, я даже не представляю себе, какие серьёзные проблемы бывают у других людей. И добавила: «Мы же тебе не рассказываем про все наши трудности».

Осенью у меня начались панические атаки. Ко всему прочему из-за стресса я стала злоупотреблять марихуаной. От этого моё состояние стало ещё хуже. Когда я ехала в метро, мне казалось, что каждый прохожий хочет меня изнасиловать. Ещё у меня было ощущение, будто бы люди читают мои мысли. У меня начались параноидальные идеи: будто бы мой отчим может контролировать всех моих знакомых. Мне казалось, он может навредить мне даже на расстоянии. Как будто он был каким-то могущественным злым волшебником, который приходил ко мне во сне, а наяву виделся в каждом встречном. Я во всём стала видеть какие-то знаки, знамения. Ударилась в эзотерику. Временами мне казалось, что я просто схожу с ума.

Пост, который я написала в фейсбуке, я в итоге удалила. После того как родственники меня пристыдили, мне стало казаться, будто бы своей записью подвела их. Они живут в небольшом городе и очень заботятся о своей репутации. Казалось, что я предательница. Я убеждала себя: события из моего детства — лишь часть истории. Я не знаю всего. Нельзя осуждать отчима. К тому же меня не оставляла мысль, что он что-то сделает со мной.

«Ты что, в себя поверила?»

В ноябре я приехала в родной город — в гости к семье. Как обычно, сначала все делали вид, что никакого поста в фейсбуке не было. Но меня это раздражало: я хотела поднять эту тему, разобраться, высказаться. Поэтому с самого приезда я как будто нарывалась на конфликт. Мы начали спорить из-за бытовых вопросов, в какой-то момент отчим начал громко материться. Я закричала в ответ: «Ты строишь из себя святого, а сам меня лапал!» После этих слов он схватил меня за шею и стал бить головой о стену. К нему присоединился брат. Он кричал: «Что, в себя поверила? Тебя р***т!» Мама смотрела на это и ухмылялась, как обычно.

Семейный скандал продолжался до утра. Потом я села на первый же автобус и уехала. Уже в дороге я успокоилась. Во мне как будто что-то переворачивалось. Я вдруг стала понимать: мне не нужно пытаться выяснить у матери и отчима, почему они так поступали со мной. Не нужно искать логику в их действиях. Проблема не во мне, а в них. Всё это время я не была сумасшедшей, не придумывала то, чего нет. Меня просто пытались в этом убедить.

Читайте также:  Образец реестра членов снт

Всё детство я жила в странном мире: в нём были определённые правила игры и я никогда не рассуждала логически, не задавала себе вопросов. Но теперь я могу уже не играть в эту игру. Когда я вернулась домой и спустилась в метро, я поняла, что моё наваждение сошло на нет. Мне больше не казалось, что люди хотят меня изнасиловать. Я поняла, что им нет до меня дела. Мир снова обрёл обычные, реалистичные очертания.

Сейчас я не общаюсь с мамой. Иногда она звонит мне, но, как правило, я не беру трубку. Я знаю — если мы начнём общаться, она снова будет делать вид, что ни тех разговоров, ни нашей ссоры не было. А я больше не хочу притворяться.

Флешмоб #янебоюсьсказать отгремел и забылся, а проблема сексуального насилия осталась. Сегодня еварушницы вспомнили тех, кто нанес неизлечимую рану их душе и психике.

«В 12 лет меня мама отправила на лето к моему крестному отцу. Опрометчиво она поступила, но ведь ему доверяли как своему. Он меня с колыбели знал, принимал в моей судьбе живое участие. А вот поди ж ты. Описывать то, что он со мной делал не буду, кто пережил – знает. Он делал все, кроме "проникновения". Я это лето не забуду никогда. И там ведь жена его жила, неужели она ничего не замечала? Родителям ничего не сказала, почему не понимаю до сих пор. С мамой у меня очень хорошие отношения, но я представляла, что с ней случится, когда она узнает. Вот и молчала. А этот ублюдок приезжал несколько раз, шоколадки передавал, все на разговор меня пытался вызвать, я молчала. Он, когда узнал, что я замуж вышла, так по телефону на маму орал, что она, бедная, растерялась. Она настаивала, чтобы и его пригласить, но я твердо отказала. Этот груз на мне висел долгое время, я вся какая-то искорёженная была. А потом своему тогда будущему мужу рассказала, и все, как будто камень упал. Он сказал, что сумеет меня защитить, если этот козел старый опять появится (он это намеривается сделать), только вот муж говорит, что надо родителям рассказать, чтобы они знали кто он такой. Но они уже пожилые люди, ни к чему им это знать».

«Меня в детстве мой отчим домогался. На протяжении многих лет. С 7 и до 11 лет. Пока я не поняла, что к чему. Когда мама на работе была, принуждал к оральному сексу (с глотанием спермы, меня потом рвало). Заставлял смотреть с ним порнуху. Угрожал мне, что бы не смела никому говорить. Палец совал. А потом, когда стала с парнем встречаться и случился первый раз, мне хоть и было больно, но крови не было. Тот парень собирался на мне жениться, но бросил. Сказал, что я ему солгала. Что я не была девочкой. Потом долго думала. Может отчим меня девственности лишил? Член он туда не пихал, только палец. Ощущение до сих пор мерзкое, как вспомню детство».

«У меня была аналогичная ситуация, ко мне начал приставать отчим, когда мне было 9 лет. Мать лежала в роддоме, когда все началось. Рассказать тоже не могла, такая была ситуация. Приходил ночью, сидел у моей кровати и все время пытался залезть мне в трусы. Ненавижу его. Долго боялась мужчин, шарахалась от них, хотя пользовалась успехом у противоположного пола, но, когда дело доходило до дела. Рассталась со своей девственностью в 21 год, с большими проблемами и то благодаря своему нежному и любящему мужу. (сильно зажималась и не давала любимому проникнуть в себя). Теперь спустя столько лет знаю, что много девочек подвергались такому насилию у себя в семье. Что здесь делать не знаю до сих пор, часто сказать маме просто невозможно. Поэтому милые мамочки присмотритесь к мужчинам в вашей семье, может ваш ребенок плачет по ночам».

«К нам с сестрой в детстве приставал родной отец. Не насиловал, а трогал, и все остальное без проникновения. Мне было лет 5 или 7. Мама, кажется, знала об этом, т.к. всегда говорила, чтобы мы с папой спать не ложились. А когда спрашивала, спали вместе или нет, всегда ругалась, типа, я же не разрешаю. Это было нечасто и последний раз лет в 12, когда мама с тетей уехали. Я осталась с отцом одна. Он начал ко мне приставать, спрашивал приятно ли мне. Я плакала, а потом убежала. Шлялась по городу до вечера, у меня была страшная истерика. Я уже тогда понимала что к чему. Было так противно. Он меня нашел и привел домой, я помню, как он был испуган. Просил никому ничего не говорить. Если бы это был посторонний мужик, я бы так не убивалась. Это же отец, как с ним потом жить в одной квартире. Когда у меня появился первый парень, я ему по пьяни все рассказала. Тоже случилась истерика, пришла домой под утро, рассказала матери. Она отказывалась верить (я уверена, что она все знала). Я уехала тогда с парнем к нему на дачу на 3 дня. Дома, наверное, был скандал. Мать сестру спрашивала, почему вы со мной так. А с нами значит и не так можно было. Я вернулась домой, все замяли. Развода, естественно, не последовало. Так и продолжали жить, как будто ничего никогда не было. Никаких попыток домогательства больше не предпринималось».

Друг маминого возлюбленного

«Мне было где-то лет 5, я не помню точно. Мои родители разведены. И мама тогда встречалась с одним мужчиной. Мы как-то пошли на пляж, а там были друзья этого мужчины. Мы случайно встретились. Мама и этот мужчина остались говорить с друзьями, а один из его друзей, он предложил мне и моей сестре покатать нас на плечах. Мы, конечно, с радостью согласились. Он взял мою сестру, зашел с ней в воду, типа, покатал ее, вышел, взял меня. И пошел. Мы зашли в воду, он стал приседать, и окунать меня в воду, смеялся, я тоже смеялась. А потом он засунул мне одну руку в трусы, я не помню точно, как он это сделал, помню, что сделал, и стал там шарить, если это можно так назвать. Сказал, что у меня все такое маленькое. и сделал мне очень больно. Я до сих пор не знаю, что он мне сделал. Помню только, что было очень больно, и я чуть не закричала. Он высунул руку и пошел обратно. Сказал мне, чтобы я никому не рассказывала, особенно маме. Я кивнула».

Еще больше историй на форуме «Телефон доверия» .

Комментировать
3 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector