No Image

Отпуск за свой счет цитаты

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

(СССР, Венгрия, 1981 г.)
Мелодрама
Реж.: Виктор Титов
В ролях: Ольга Мелихова, Игорь Костолевский, Людмила Гурченко, Миклош Калочаи, Александр Ширвиндт, Лия Ахеджакова, Эржи Пастор, Игорь Ясулович, Елена Романова, Владимир Басов.

"Каждый день миллионы людей отправляются в дорогу:
51 процент из них, по данным статистики, едет на поиски счастья.
Покинув свои дома, они едут, плывут, летят к намеченной цели.
Но достигнув ее, обнаруживают, что на пути к счастью
лучшее, что было, – это сам путь. Но это мы понимаем потом".

– Чего закрылась? Подъезжаем – Москва.
– Сейчас-сейчас.
"Граждане пассажиры, наш поезд прибывает
в столицу нашей Родины, город-герой Москву".

– До свидания.
– Спасибо вам.

– До свидания. До свидания.
– Спасибо большое.

– Ой, приехали.
– О, тебя и не узнать.
Ой-ой-ой.
Ой-ой-ой, ах.

– Спасибо вам большущее за все.

– Счастливо тебе найти его.
– Найду обязательно.

– Счастливо.
Все так говорят. Тут не то что найти, тут хорошо б самой не потерять чего.
"По данным статистики, каждый третий
на московских улицах – приезжий.
Люди прибывают в столицу по разным делам:
по служебным и по личным, по личным – за свой счет.
Статистика утверждает также, что 63 процента из них
тратит часть своего душевного здоровья и физических сил на переживания
по поводу неразделенной любви.
Причем нередко в рабочее время, выключаясь таким образом
из сферы общественного производства.
С этой точки зрения, проблема перестает носить личный характер,
она становится проблемой государственной и даже мировой.
Казалось бы, если любовь была задумана природой как источник радости,
то зачем мы лишаем себя этой радости, выбирая из окружающих людей
единственного или единственную, кому мы не нужны?
Мы по-прежнему считаем, что любви без взаимности не бывает.
Хорошего человека, верим мы, всегда кто-нибудь полюбит".

– Здрасте.
Здрасте. Мне нужен один человек.
– Говорите громче.

– Мне нужен один человек.
– Хорошо, что один. Фамилия.

– Павлов Юра.
– Павлов Юрий.

– Михайлович, наверное, но я точно не помню.

– Год рождения.
– Знаете, ему 27 лет приблизительно.

– Место рождения.
– Москва.
Вы понимаете, он очень интеллигентный.
– Вот что, девушка,
Юр Павловых в Москве сотни. Так вы его не найдете.

– Я не найду? Найду.

– Кем, вы говорите, работает?

– Я не знаю точно, но он инженер-испытатель,
новые машины испытывает.
– Так.
Павлов?
– Да. Да, Павлов, это он.

– Сергей Петрович.
– Нет, Юра. Юрий.

– Кто он вам?
– Любимый.

– Я понимаю, что любимый. Любимый кто: сват, брат, начальник?

– Нет, просто любимый.

– Вот здесь вот, под правой лопаткой, вот здесь вот.

– Ага, понятно. Как, говорите, его фамилия?

– Павлов, Юра Павлов.
– Павловых нет.

– Зачем он вам?
– Это по личному. Ой, простите.
Пожалуйста.
– Ах, по личному.
Мы личными делами не занимаемся, милая.

– Ведь сегодня же вторник.
– И что?

– Прием по личным вопросам – у вас на двери написано.

– Да, но принимаем мы наших сотрудников, собственных.
Вы же еще не

Отпуск за свой счет

Сценарий телевизионной кинокомедии в двух частях. Поставлен на киностудии «Мосфильм» в 1982 году.

Памятливый телезритель может обнаружить некоторое несоответствие между тем, что он прочитает, и тем, что видел на экране.

Это и называется «режиссерской трактовкой».

В главных ролях были заняты:

Ольга Мелехова (Катя Котова),

Игорь Костолевский (Юра),

М. Колочап (Ласло),

Людмила Гурченко (Ада Петровна),

Елена Романова (Лена),

Александр Ширвиндт (Юрий Николаевич),

Владимир Басов (Евдокимов) и другие.

А текст от автора читал за кадром Вячеслав Тихонов.

В фильме снялся также Михаил Боярский в роли известного актера, однако по капризу тогдашнего председателя Гостелерадио СССР С. Лапина все эпизоды с его участием были вырезаны из уже готовой картины.

Ранним весенним утром поезд дальнего следования подходил к Москве. Потянулись самые томительные минуты путешествия. За окном замелькали выложенные на откосах приветствия; проводники раздавали билеты; пассажиры, нахохлившись, сидели на нижних полках, словно петухи на насесте; поездное радио хрипело в предсмертной судороге встречным маршем, а поезд все извивался и извивался меж стрелок, словно пыльная зеленая ящерица.

Читайте также:  Муж не заступается за жену

И звучал за экраном чуть ироничный голос автора: – Примерно три четверти мировой литературы – несколько миллионов томов – посвящены изучению такого странного с точки зрения здравого смысла феномена, как неразделенная любовь. Казалось бы, если любовь была задумана природой как источник радости, то зачем мы с такой маниакальной настойчивостью лишаем себя этой радости, безошибочно выбирая из сотен окружающих нас людей единственного или единственную, кто не может ответить нам взаимностью? Почему нас неумолимо влечет только к тем, кому мы на дух не нужны? Может быть, это уловка эволюции? Рычаг естественного отбора? Надо же как-то убирать с дороги слабых и неприспособленных. Только на сферу обслуживания рассчитывать в этом смысле нельзя. Там иногда случается выиграть неравный поединок; в любви – никогда. Не помогут ни знакомства, ни подарки, ни письма в газету.

По данным статистики, около шестидесяти трех процентов душевного здоровья, физических сил и служебного времени мы тратим на переживания по поводу неразделенной любви. И с этой точки зрения проблема перестает носить сугубо личный характер, она перерастает в проблему государственную и даже мировую. Потому что при современном энергетическом кризисе тратить трудовые ресурсы впустую – это преступление. И тот, кто отвергает любовь другого, погружая его тем самым в пучину страданий и выключая из сферы общественного производства, – преступник. Мы все осознаем это, но дальше вздохов сожаления и доморощенных советов типа «плюнь – забудь» не идем. По-видимому, это происходит потому, что мы, несмотря на сложные объяснения, предлагаемые классиками литературы, которые сами-то как раз в любви были счастливы и некоторые даже не один раз, мы-то в душе понимаем: раз не любит, значит, за дело; хорошего человека, знаем по себе, всегда кто-нибудь полюбит. Кроме того, мы располагаем неопровержимыми, хоть и секретными сведениями, полученными от наших сослуживцев после их очередных отпусков, о том, что пресловутая взаимность – дело наживное. Подобно тому, как совместный труд делает обезьян людьми, совместный отдых делает людей любимыми, или, выражаясь научно, хомо аматум. И история, которую мы собираемся рассказать, как раз доказывает как пользу заслуженного отдыха, так и справедливость народной мудрости, гласящей: хочешь быть любимым – будь им. Ибо в конце концов героиня нашего рассказа… Впрочем, не будем забегать вперед…

Наконец вагоны лязгнули, словно собака, поймавшая муху, и встали. Проводники плавно, будто играют на тромбонах, протерли поручни, и в дверях вагона появилась Катя – в одной руке маленький чемодан, в другой большая шляпа, которая, как ей казалось, в этом сезоне будет особенно модной. Она сошла на перрон и сказала проводнице:

– Ну вот, приехали. Спасибо вам.

– Счастливо найти его, – пробасила проводница.

– Найду, – уверенно сказала Катя.

– Все так говорят, – меланхолично заметила проводница, посмотрев на трех молодых беременных женщин, кучкой стоящих на перроне и растерянно оглядывающихся по сторонам. – Тут не то что найти, тут хорошо бы самой не потерять чего.

Первый выход на привокзальную московскую площадь – испытание для любого приезжего. Особенно если он в столице в первый раз. Предлагают свои услуги носильщики – в тот момент, когда они уже не нужны; выкрикивают названия вокзалов шоферы такси, как правило, все, кроме нужного нам; бойко торгуют мороженым зимой и горячими напитками летом. И Кате, естественно, захотелось и чемодан поставить на тележку, хотя он был небольшой, и на Ленинградский вокзал проехаться, хотя он оказался через дорогу, и попробовать квасу. Конечно, надо было и газету утреннюю купить, постояв в очереди среди торопящихся мужчин, и в очереди у справочного киоска постоять, изучая в это время, где что идет в театрах. И пока Катя внедрялась в московскую жизнь, переходя из очереди в очередь, уже знакомый нам голос автора рассказывал о ней:

Читайте также:  Повторный экзамен в гибдд

– Катя поначалу производила странное впечатление. Те, кто ее еще не очень хорошо знали, подозревали ее даже в неискренности – уж больно необычным казалось Катино поведение. Она вела себя так, словно все вокруг были ей страшно рады. Может, это происходило оттого, что и она была рада всем. Она обращалась к незнакомым людям с такой легкостью, будто они только и ждали, когда она осчастливит их какой-нибудь просьбой. Впрочем, и она сама – разбуди ее ночью, попроси что – пойдет, сонная, даже не спросит – зачем. Странная она была, одним словом. Послушать ее, так наша жизнь разумна и логична, и в ней всегда побеждает добро, а зло рано или поздно наказывается.

Откуда она черпала свою уверенность и оптимизм – из прочитанного ли, – а она читала решительно все, включая листовки на стенах поликлиник; непосредственно ли из генов, от бабушки, которая ее воспитала; или дошла до всего своим умом – одному богу известно. Но то, что она обладала этими качествами, известно было всем. И немало удивляло людей бывалых, усвоивших нехитрый свод жизненных правил, который они выражали одной фразой: жизнь диктует. Дело, наверное, было в том, что Катя не любила, когда ей диктуют; она даже диктанты в школе не любила писать, предпочитая им изложения, чем очень огорчала свою бабушку, преподавателя словесности. Конечно, случались и исключения, и они-то, быть может, и были самыми счастливыми минутами ее жизни; впрочем, об этом речь впереди…

Наконец подошла Катина очередь в справочном бюро. Она нагнулась к окошку, но шляпа мешала и, наверное, поэтому женщина в окошке не расслышала, когда Катя сказала вежливо:

– Здравствуйте, мне нужно найти одного человека…

– Говорите громче, – сказало окошко. Катя смущенно оглянулась на очередь.

– Мне нужен один человек…

– Хорошо, что только один, – сказало окошко. – Фамилия.

– Кажется, Михайлович, но точно не знаю.

– Лет двадцать семь. Примерно.

– А место рождения? Тоже не знаете?

– Наверное, Москва. Он очень интеллигентный.

– Ну, вот что, милая девушка, – сердито сказало окошко. – Юр Павловых в Москве сотни. Так вы его не найдете.

– Ну, что вы, – улыбнулась Катя. – Найду.

Стоя на тротуаре, подняв голову и придерживая рукой шляпу, Катя смотрела на окна многоэтажного здания. Поток людей обтекал ее, некоторые оглядывались, – чудаки, они просто не знали, что такие шляпы в этом сезоне особенно модны. Взглянув еще раз на вывеску «Министерство автомобильного транспорта», Катя вошла в подъезд.

"Приходи на меня посмотреть"

Важнейшее из искусств

Двухсерийный советско-венгерский фильм (режиссёр Виктор Титов, снял "Здравствуйте. я ваша тётя", "Адам женится на Еве" и др.).

Симпатичный, лиричный и настроенческий, с видами Москвы и Будапешта, со светлой (не в смысле блондинкой) главной героиней (Ольга Мелихова) и слащавым главным героем (Игорь Костолевский). Лично мне всегда нравился друг главгера – Ласло (Миклош Клочаи) – пока искала инфо про фильм, узнала, что этот актёр погиб в автокатастрофе в 1991 году.

Ещё там не без изюму заявляют о себе Ширвиндт, Гурченко и Басов. И музыка – такое "то что надо". А, и ещё – чуть-чуть показана циничная и развратная московская молодёжь 70-х. Не знаю, мне кажется, что даже циники и развратники были тогда в глубине души наивными, добрыми и "журнал "Бурда" читали ежемесячно"(с). Наверное, издержки советской пропаганды цепанули)

ЦИТАТЫ
***
Мало ли, что мы обещаем, находясь в командировке. Всё пообещать – значит, ничего не дать. Можно смело обещать женщине счастье, новую жизнь или лучезарное будущее. Никто толком не знает, что это такое. Но не давайте повода надеяться, что вы можете пойти с ней в театр, или, например, в ЗАГС. Мелочи западают в память.

***
– Если кто-то счастлив, кто-то должен быть не очень. Для равновесия. Приходится компенсировать неземной красотой.

***
– Вы что, знаете всё наперёд, что будет?
– И ещё больше, чего не будет.

Читайте также:  Претензия по неоплате услуг

***
– Кто тебя воспитывал?
– Бабушка.
– Она, видимо, литературу преподает?
– Да.
– Видно. Начитанная ты больно. Только это в книгах всё гладко. Всё тип-топ, только ангелы с трубами. А в жизни…
– Да, ты прав. В жизни всё иначе. Я действительно книжная дура, а дур нужно воспитывать. Ну ничего. А бабушка.. Бабушка старая и такая же наивная, как и я. Она до сих пор считает, что Татьяна не должна была писать Онегину, что это неприлично. Мы даже с ней поссорились из-за этого. Я дома не ночевала. А выясняется, что обе неправы. Она так и не вышла замуж после войны, когда дедушка погиб. Все были недостаточно благородны.
– Ну ты, как она, хочешь?
– Она не хотела. Так получилось.

***
– Я не актриса, это не моя специальность
– Актриса – это не специальность, это божий дар: он или есть, или нет. Что я, по-вашему, должен снимать: вас или диплом об окончании института кинематографии?

***
– Счастье – это состояние: оно есть, а потом раз – и нет. И поэтому, когда оно есть, всегда ждешь, что оно вот-вот закончится. И бывает грустно.
– А когда счастья нет, по-твоему – тогда весело?
– Ну, когда нечего терять, чего грустить?

***
– В театр я его позвала. Хороший театр, в центре. Места дорогие. Пришёл. Кресла мягкие. Гляжу: опять спит. Я его… А он говорит: "Ну я ж тихо.” Оно-то да. Но всё же…

***
– А ты чья? Юр, она твоя сегодня или Ласло?
– В каком смысле?
– В нехорошем.

***
– Если в одном месте прибудет, в другом столько же убудет.
– Закон сохранения.
– Закон подлости.

***
– Что вы идёте смотреть?
– Две серии.
– А, тогда можете не торопиться. Хорошее в двух сериях не бывает.

***
– Если бы ты читал классику, то знал бы, что лучшие русские женщины всегда жили в провинции.

***
– Простите, скажите, как мне повидать товарища Орлова? Он начальник главка у вас.
– Вспомнили. Он уже замминистра.
– Да? Как жаль.
– Жаль. А вы что, сами претендовали?
– Я совсем не в этом смысле Я, наоборот, очень рада. Он нам очень понравился.
– Да?
– Ну да, всем девчонкам. Понимаете, я из Верхнеярска. И он к нам приезжал, когда мы пускали первую очередь. Скажите, а повидать его теперь никак нельзя?
– Да уж. Пустите вторую очередь, тогда и повидаете.

***
– Понимаете, Юрий Николаевич… Кстати, его тоже Юра зовут как и вас. Мы столько не виделись. И если я теперь уеду без него, то сколько ждать ещё. А у нас… Вы, наверное, помните, как это, когда…
– Когда что?
– Ну, тогда, когда…
– Ну, предположим, помню, ну и что?

***
– Если сможете, то приходите. Тогда поговорим.
– Тогда поговорим?
– Поговорим. А что не поговорить. У вас – Юра, я – Юра. Я тоже кое-что помню.

***
Можно только посочувствовать человеку, который должен успеть осмотреть за несколько дней то, что местные жители не успевают увидеть за всю жизнь – и при этом сохранить здоровье на обратную дорогу.

***
– Ты можешь купить только ручку от этого прибора. Прекрасная ручка. Будешь ходить по своему Верхнеярску, все будут спрашивать: «Где вы до достали такую прелесть?» «Ах, вы знаете, кажется в Будапеште.»

***
– Значит, липа была.
– Липа – это порода дерева?
– Нет, это порода мужчин.
– Понял. Идиоматический оброт
– Нда, оборот. Именно, оборот.

***
– Вот тебе мой адрес, телефон, звони.
– Вы уж наверное, не знаете, как от меня отделаться.
– Да, не знаю. Потому и зову.

***
Отпуск, проведенный в поисках счастья, всегда оказывается за свой счет.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector