No Image

Право акционера на дивиденд

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

Исторической предпосылкой возникновения акционерных компаний[1] принято считать стремление коммерсантов объединить капиталы и, собрав таким образом значительную по меркам оборота сумму, распоряжаться ею с наибольшей выгодой для каждого участника такого совместного предприятия. Исходя из этого, дивиденды следует считать первостепенной целью объединения капиталов и наиболее реальным из показателей эффективности хозяйственной деятельности акционерного общества. В представленной работе мы проанализируем с точки зрения судебной практики РФ ситуации, когда у акционерного общества имеются законные основания не выплачивать дивиденды.

В качестве вводных данных напомним, что выплата дивидендов является не обязанностью акционерного общества, а, скорее, его характерной чертой. Посему невыплата дивидендов не является нарушением априори. Это подтверждается не только положениями п. 1 ст. 42 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — ФЗ об АО), но и судебной практикой, например, постановлениями ФАС ВСО от 01.09.2009 по делу №А33-9804/08, ФАС МО от 25.03.2009 по делу №А40-48764/08-83-562, ФАС СКО от 30.11.2010 по делу №А53-19292/2009. Таким образом, реализуя своё право, по результатам первого квартала, полугодия, 9 месяцев финансового года и (или) по результатам финансового года общее собрание акционеров в рамках рекомендаций совета директоров (наблюдательного совета) принимает решение о выплате дивидендов. В нём определяются размер дивидендов по акциям каждой категории, форма их выплаты, порядок выплаты дивидендов в неденежной форме, дата, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов.

Несмотря на то, что ФЗ об АО прямо ограничивает роль совета директоров дачей рекомендаций общему собранию (п.11 ч.1 ст.65), отсутствие такой рекомендации исключает принятие решения о выплате и выплату дивидендов[2]. При этом той же инстанцией ранее подчёркивалось, что решения совета директоров о невыплате дивидендов носят рекомендательный характер, тогда как решение о выплате дивидендов относится к исключительной компетенции общего собрания акционеров[3]. Тем не менее, общая направленность судебной практики такова, что определённый советом директоров размер дивидендов является, вопреки буквальному толкованию положений ФЗ об АО, императивным и не подлежит изменению общим собранием[4]. Если же совет директоров рекомендует вовсе не выплачивать дивиденды, общее собрание не вправе принять решение об их выплате[5].

Как бы то ни было, невыплата дивидендов должна иметь определённые основания, а не быть волюнтаристским решением органов управления общества. Так, исходя из положений ФЗ об АО, можно выделить три группы оснований.

Во-первых, дивиденды могут не выплачиваться конкретному лицу. В частности, в силу п.9 ст.42 указанного закона, если акционер не получил дивиденды в связи с отсутствием у общества или регистратора точных и необходимых адресных данных или банковских реквизитов, либо в связи с иной просрочкой кредитора (акционера), и не обратился за ними в 3-летний (или больший по уставу общества) срок, то акционер утрачивает право требовать выплаты этих дивидендов, а у общества прекращается обязанность по их уплате. В развитие указанной нормы следует привести практику судов, согласно которой акционер не вправе требовать выплаты дивидендов за период, когда о нём не было сведений в реестре акционеров, даже если они отсутствовали по независящим от него причинам[6]. Данная позиция представляется нам обоснованной, поскольку акционер защищён от причиняемых действиями общества или регистратора убытков нормой ст.44 ФЗ об АО. С другой стороны, в отличие от требования о выплате дивидендов, требование о возмещении убытков сразу станет предметом рассмотрения суда — внесудебное урегулирование представляется маловероятным.

Помимо этого, в судебной практике можно считать устоявшейся позицию, что продажа акционером своих акций после принятия обществом решения о выплате дивидендов не освобождает общество от обязанности их выплатить такому акционеру. Иными словами, возникшее у общества в момент принятия решения о выплате дивидендов денежное обязательство перед акционером не прекращается с отчуждением акционером принадлежащих акций и не переходит на покупателя. Данный подход основывается на моменте определения списка лиц, имеющих право на получение дивидендов[7].

Во-вторых, п.1-3 ст.43 ФЗ об АО предусмотрены основания, когда общество не вправе принять решение о выплате дивидендов: (1) неполная оплата уставного капитала; (2) неполный выкуп обществом акций у требующих того акционеров; (3) наличие признаков банкротства либо риск их появления при выплате дивидендов; (4) на день принятия решения стоимость чистых активов меньше уставного капитала, резервного фонда, и превышения ликвидационной стоимости размещённых привилегированных акций над их номинальной стоимостью, либо станет меньше при выплате дивидендов; (5) негосударственный пенсионный фонд не вправе принять решение о выплате дивидендов до истечения 5 лет со дня государственной регистрации; (6) основания, когда акционерное общество работников (народное предприятие) не вправе принять решение о выплате, совпадают с 2,3,4; (7) нельзя принимать решение о выплате дивидендов по обыкновенным акциям и привилегированным акциям с неопределённым размером дивидендов, если не принято решение о полной выплате дивидендов по всем типам привилегированных акций с определённым уставом общества размером дивидендов; (8) нельзя принимать решение о выплате дивидендов по одному типу привилегированных акций с определённым уставом общества размером дивидендов, если не принято решение о полной выплате дивидендов по всем типам привилегированных акций, предоставляющим преимущество в очерёдности получения дивидендов перед ними.

Из существующий на сегодняшний день судебной практики можно сделать вывод, что даже при наличии чистой прибыли акционерное общество вправе принять решение о невыплате дивидендов, которые не являются гарантированным источником доходов акционеров[8]. С другой стороны такое решение может быть признано недействительным, если было принято со злоупотреблением акционером–владельцем голосующих привилегированных акций своим правом участия в голосовании на общем собрании, если указанное лицо на протяжении длительного периода голосует против выплаты дивидендов, в связи с чем имеет возможность единолично контролировать всю деятельность общества. Такое нарушение затрагивает не только права владельцев обыкновенных акций на осуществление корпоративного контроля над обществом, но и права других акционеров на получение дивидендов[9]. Полагаем, что описанная логика суда может экстраполироваться на все случаи захвата корпоративного контроля посредством влияния на дивидендную политику общества.

Помимо наличия или отсутствия чистой прибыли активно развивается судебная практика по вопросу о признаках банкротства как основании невыплаты дивидендов. Следует отметить тесную взаимосвязь указанных критериев. Так, многие суды признают значительную задолженность в течение длительного периода и отсутствие прибыли признаками банкротства в целях применения ограничений на выплату дивидендов[10]. В то же время, само по себе наличие задолженности, достаточной для инициирования процедуры банкротства, не является, по мнению судов, признаком банкротства для целей применения вышеназванных ограничений[11]. Наконец, не выплачивая дивиденды и ссылаясь на тяжёлое финансовое положение, общество рискует понести гражданско-правовую и административную ответственность, поскольку, в отличие от наличия или возможности возникновения признаков банкротства, такое положение не является основанием для невыплаты ранее объявленных дивидендов[12]. Для доказывания же наличия или возможности возникновения признаков банкротства используется, как правило, экспертное заключение, простое утверждение органов управление общества не может считаться достаточным.

В-третьих, согласно п.4 ст.43 ФЗ об АО даже при наличии решения о выплате дивидендов, последние могут не выплачиваться, если (1) на день выплаты имеются признаки банкротства, либо таковые появятся в результате выплаты дивидендов; (2) на день выплаты стоимость чистых активов меньше уставного капитала, резервного фонда, и превышения ликвидационной стоимости размещённых привилегированных акций над их номинальной стоимостью, либо станет меньше в результате выплаты дивидендов.

Относительно последней группы оснований ВАС РФ в п.17 Постановление Пленума от 18.11.2003 №19 указал, что приостановление выплаты дивидендов не лишает акционеров права на получение объявленных дивидендов после прекращения действия препятствующих их выплате обстоятельств. После прекращения (устранения) таких обстоятельств общество обязано выплатить акционерам объявленные дивиденды в разумный срок. При невыплате их в такой срок акционер вправе обратиться в суд с иском о взыскании дивидендов с начислением на причитающуюся ему сумму процентов за просрочку исполнения денежного обязательства (ст.395 ГК РФ). Проценты начисляются за период со дня прекращения (устранения) препятствий к выплате до дня погашения задолженности.

Кроме мер гражданско-правовой ответственности на нарушающее срок выплаты объявленных дивидендов общество ложатся меры ответственности административной по ст.15.20 КоАП РФ («Воспрепятствование осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами»)[13]. Данные меры применяются к нарушителю должностными лицами Банка России[14].

Из представленного обзора явствует наличие трёх групп ситуаций, когда акционерным обществом могут не выплачиваться дивиденды. В целом последовательная судебная практика не лишена отклонений, хотя и нельзя сказать, чтобы последние носили системно значимый характер. Подводя итог сказанному, выразим мнение об уровне гарантий получения дивидендов акционерами в РФ, который, с точки зрения вышеприведённого анализа, представляется высоким.

[1] Первой из которых, существующей и поныне, кстати, считают шведскую компанию STORA, основанную в 1288 г.

Читайте также:  Устройство на работу в банк

[2] Определение ВАС РФ от 02.08.2013 №ВАС-10184/13 по делу №А50-12605/2012.

[3] Определение ВАС РФ от 13.06.2007 №6757/07 по делу №А71-5340/2006-Г12.

[4] Постановление ФАС МО от 29.10.2008 по делу №А40-8017/07-57-47.

[5] Постановление ФАС ПО от 07.06.2010 по делу №А65-23974/2009.

[6] Постановление ФАС МО от 14.07.2008 по делу №А40-58761/06-54-402.

[7] Постановления ФАС ЗСО от 26.03.2012 по делу №А03-63/2011 и от 15.09.2009 по делу №А45-3736/2009.

[8] Постановление ФАС МО от 19.12.2006, 26.12.2006 по делу №А41-К1-8129/06.

[9] Определение ВАС РФ от 28.10.2013 по делу №А53-3054/13.

[10] Постановления ФАС МО от 07.03.2006, 28.02.2006 по делу №А41-К1-12691/05 и ФАС СКО от 18.05.2010 по делу №А53-19416/2009.

[11] Постановление ФАС МО от 13.01.2006 №КГ-А40/13177-05.

[12] Постановление ФАС ДВО от 20.03.2012 по делу №А51-6214/2011.

[13] Постановления ФАС ПО от 31.08.2012 по делу №А65-34877/2011 и ФАС СЗО от 22.03.2011 по делу №А13-7816/2010.

[14] п.10.2 ч.1 ст.4 Федерального закона от 10.07.2002 №86-ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)» и Указание Банка России от 04.03.2014 N 3207-У.

Василий Копытов, руководитель направления.

Опубликовано: Акционерное общество, № 4, 2011.

Не будет большим преувеличением сказать, что любой юрист, даже тот, кто скромно не причисляет себя к специалистам в области корпоративного права, на вопрос об основных правах акционера всегда уверенно назовет право на участие в управлении, право на дивиденд и право на ликвидационную квоту. И действительно, именно эти «три кита» корпоративных прав являются базисом, на котором строится все корпоративное законодательство, или точнее, должно строиться. Увы, один из этих «китов» — право на дивиденд — представляет собой настолько слабое образование, что впору ставить вопрос о том, не убрать ли его из законодательства вовсе. Конечно, это преувеличение, и мы нисколько не склонны обосновывать необходимость претворения этой идеи в жизнь, скорее наоборот, однако сама жизнь, то есть юридическая практика, наводит на такие грустные мысли.

Право на дивиденд — это основополагающее право, без которого немыслимы были бы любые кооперативные формы ведения бизнеса, а особенно акционерное общество. Ведь акционерное общество по природе своей — это объединение капиталов, и целью его создания является получение акционерами части прибыли, возникающей в результате использования этого объединенного капитала. Такова теория. Но либо цели у акционеров меняются, либо они попросту недостижимы, поскольку практика свидетельствует, что во многих акционерных обществах акционеры годами не получают дивидендов, даже несмотря на наличие прибыли у общества. Почему так происходит? Причины — в тех подходах, которые применяются в российском законодательстве к вопросу регулирования права на дивиденд.

Право на получение дивиденда закреплено в п. 2 ст. 31 ФЗ «Об акционерных обществах» в отношении всех обыкновенных акций и в ст. 32 ФЗ «Об акционерных обществах» в отношении привилегированных акций. Из содержания данных норм следует, что право на дивиденд связано с фактом обладания акциями. Казалось бы, логично: если есть право на акции, должно быть и право на получение дивиденда. Однако на самом деле все гораздо сложнее.

Сложившаяся на сегодняшний день судебная практика свидетельствует, что наличие единственного факта обладания акциями не позволяет требовать от общества выплаты дивидендов[1]. Причем, и это наиболее важно, акционер не может потребовать выплаты даже тогда, когда у акционерного общества есть для выплаты объективная экономическая возможность.

Согласно п. 2 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах» дивиденды выплачиваются за счет чистой прибыли, то есть прибыли, оставшейся после налогообложения. В случае с привилегированными акциями источником выплат могут также служить целевые фонды. Отсюда возникает закономерный вопрос: «Вправе ли акционер требовать выплаты дивидендов, если согласно данным бухгалтерской отчетности по итогам отчетного периода (квартала, полугодия, девяти месяцев или года) у общества есть чистая прибыль?» Практика показывает, что даже в этом случае такое право у акционера отсутствует[2].

Причина столь незавидного положения акционера кроется в нормах ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах» и того толкования, которое этой норме дал Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 18.11.2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах».

В соответствии с п. 1 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах» общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года и (или) по результатам финансового года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено настоящим ФЗ «Об акционерных обществах».

Пленум Высшего Арбитражного Суда в п. 15 названного Постановления еще раз указал, что объявление дивидендов — это право акционерного общества, а не обязанность. Более того, в том же пункте сказано, что при отсутствии решения об объявлении дивидендов общество не вправе их выплачивать, а акционеры требовать выплаты.

Таким образом, право акционера на дивиденд поставлено в прямую зависимость от сформированной на общем собрании позиции акционерного общества по вопросу о выплате дивидендов. С одной стороны, это вполне нормально, так как акционеры должны действовать сообща не только в собственных интересах, но и в интересах общества. Но с другой — подобный однонаправленный подход ставит миноритарных (а иногда и не таких уж миноритарных) акционеров в зависимость от позиции, принимаемой мажоритарными акционерами. Кроме того, это приводит к возрастанию риска утраты инвестиций, так как лицо, приобретающее дополнительно размещаемые акции, не может быть уверено, что получит доход, даже если компания процветает.

Если обратиться к опыту западных стран, например США, то мы столкнемся с принципиально иной картиной. Как пишет Р.С. Фатхутдинов со ссылкой на иностранные источники[3], «в зарубежной практике отказ объявлять выплату дивидендов, при наличии возможности это сделать, может рассматриваться как несправедливое нарушение интересов участников компании и таким образом может создать основание для обращения в суд» [4].

В пределах российского правового поля теория интереса едва ли сможет получить такое же развитие, как за рубежом. Однако полагаем, что некоторые изменения в законодательство внести возможно. Например, можно было бы законодательно определить, что часть чистой прибыли обязательно должна быть использована для расчета размера дивидендов и их выплаты по желанию акционера. Причем мы настаиваем на том, что за основу должна приниматься именно позиция акционера, его желание получить дивиденд.

На это предложение можно возразить, что тогда получится ситуация, при которой одни акционеры будут «слизывать сливки» в виде дивидендов, а другие направлять свои неполученные дивиденды на нужды общества. Но именно поэтому мы предлагаем использовать лишь часть суммы чистой прибыли. Иными словами, мы даем акционеру выбор — получить часть денег сегодня или инвестировать в компанию и получить все завтра, когда общее собрание акционеров примет соответствующее решение.

Однако это всего лишь теоретическое предложение, на практике же акционеры неизбежно сталкиваются с обществом, а по факту, с доминирующими акционерами, которые и определяют, выплачивать дивиденды или нет. Причем общее собрание акционеров — это лишь завершающий этап данного процесса. Во многом возможность или невозможность реализовать право на дивиденд зависит от позиции совета директоров акционерного общества.

В соответствии с п. 3 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах» совету директоров принадлежит право определения максимального размера дивидендов, которые могут быть выплачены. Соответственно, если совет директоров посчитает, что отсутствуют основания для выплаты, он вправе рекомендовать общему собранию не выплачивать дивиденды вовсе.

Формально (с точки зрения закона[5]) совет директоров – совершенно независимый орган, и он должен действовать исключительно в интересах акционерного общества. Однако всем хорошо известно, что на практике (опять эта практика!) все обстоит иначе. Члены совета директоров — это не более чем лоббисты воли крупных акционеров. Поэтому уже на стадии обсуждения вопроса о выплате дивидендов на заседании совета директоров акционеры, чьи представители в совете директоров отсутствуют или их недостаточно, могут лишиться возможности реализовать свое право на дивиденд.

Стоит, тем не менее, отметить, что совет директоров, давая свои рекомендации, должен учитывать ряд ограничений, установленных законом (о них речь пойдет ниже) и уставом акционерного общества. В частности, если уставом определен размер дивиденда по привилегированным акциям, не допускается установление в рекомендации дивиденда в большем размере[6].

Следующим (после заседания совета директоров) этапом является утверждение даты проведения общего собрания, даты составления списка лиц, имеющих право на получение дивидендов, и повестки дня собрания. Остановимся чуть подробнее на втором моменте.

Список лиц, имеющих право на получение дивидендов, — это наиважнейший документ, так как именно он определяет круг субъектов, имеющих право на получение дивидендов. Список лиц, имеющих право на получение дивидендов, составляется на дату составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании, — п. 4 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах». Иными словами, эти два списка совпадают по субъектному составу.

Читайте также:  Закрытие юр лица процедура

Порядок составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании, регулируется ст. 52 ФЗ «Об акционерных обществах». Дата составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, не может быть установлена ранее даты принятия решения о проведении общего собрания акционеров и более чем за 50 дней, а в случае, предусмотренном п. 2 ст. 53 ФЗ «Об акционерных обществах», — более чем за 85 дней до даты проведения общего собрания акционеров.

Приведенный выше порядок определения субъектов права на дивиденд породил весьма интересные правовые вопросы, которые были решены в судебной практике. С учетом длительных сроков между датой составления списка лиц, имеющих право на выплату дивидендов, и датой проведения общего собрания акционеров часто к моменту проведения собрания акционер, внесенный в список, успевал произвести отчуждение акций и переставал быть акционером. Возник вопрос, кто в такой ситуации имеет право на получение дивиденда: бывший акционер или новый? Практика пошла по пути буквального толкования нормы и предоставила право на дивиденд акционеру, который был включен в список лиц, имеющих право на его получение[7]. Аналогичный подход применяется и в том случае, когда акции отчуждались после принятия решения о выплате дивидендов на общем собрании акционеров[8].

Столь же формальный подход можно наблюдать и в отношении акционеров, которые продали свои акции до момента наступления даты составления списка, но владели ими в период, за который начисляются дивиденды.

Безусловно, применяемый на практике подход удобен и прост, что говорит в пользу его дальнейшего использования. Однако, на наш взгляд, он не вполне правильный. Фактически происходит подмена основания для наличия права на дивиденд. Вместо основополагающей формулы «право на бумагу, право из бумаги» мы имеем дело с формулой «список лиц, право из списка». Разумеется, мы не отрицаем, что лица, указанные в списке лиц, имеющих право на выплату дивидендов, на момент составления списка являются акционерами. Но в том-то и дело, что лишь на момент.

Такой подход — благодатная почва для спекуляций с пакетами акций. Достаточно в нужный момент за бесценок приобрести пакет акций у акционера, который устал ждать, когда же он, наконец, получит дивиденды. Далее — зафиксировать свою фамилию в списке и снова продать акции. Вот и прибыль. Что принес данный акционер-спекулянт обществу? Ничего. Между тем, предыдущий акционер мог годами вкладывать деньги и время в компанию, направлять всю прибыль на ее развитие и т. д. Но он не сможет ничего получить в виде дивидендов.

Разрешить вышеобозначенное противоречие можно, только внеся несколько изменений в законодательство, в том числе поставив размер дивидендов в зависимость от срока владения акциями в периоде, за который выплачиваются дивиденды.

Сейчас период владения важен только для акционеров – владельцев привилегированных акций. Как указано в п. 15 упомянутого выше Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, в случае непринятия решения о полной выплате дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев владельцам привилегированных акций, по которым в уставе определен размер дивидендов по результатам указанных периодов, соответствующие акционеры приобретают право голоса на общем собрании акционеров, начиная с первого собрания, которое будет созвано по истечении установленного Законом трехмесячного срока для принятия соответствующего решения.

Аналогичная ситуация возникает и для других акционеров – владельцев привилегированных акций, но по итогам года[9]. Данный подход нам видится логичным, поскольку одним из вопросов, подлежащих включению в повестку дня годового общего собрания (а значит, обязательному разрешению на таком собрании), является вопрос о распределении прибыли, в том числе выплата (объявление) дивидендов, за исключением прибыли, распределенной в качестве дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года[10].

Итак, мы снова вернулись к общему собранию акционеров. Именно от решения общего собрания зависит, возникнет ли право на дивиденд у акционеров и каким будет этот дивиденд. Если совет директоров в целом одобрил выплату, то единственным препятствием на пути принятия положительного решения (за исключением, конечно, голосования самих акционеров) являются законодательные ограничения, установленные п. 1 ст. 43 ФЗ «Об акционерных обществах». Согласно данной норме общество не вправе принимать решение о выплате дивидендов в следующих случаях:

  • до полной оплаты всего уставного капитала общества;
  • до выкупа всех акций, которые должны быть выкуплены в соответствии с нормами ФЗ «Об акционерных обществах»;
  • если на день принятия такого решения общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) или если указанные признаки появятся у общества в результате выплаты дивидендов;
  • если на день принятия такого решения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, и резервного фонда, и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате принятия такого решения.

Если ни одно из вышеуказанных ограничений не имеет место быть, общество может объявить о выплате дивидендов. Только начиная с этого момента право общества на выплату дивидендов трансформируется в обязательство перед акционерами. Последние, в свою очередь, получают право требования к обществу о выплате дивидендов, которое изначально у акционеров отсутствовало.

Общество обязано произвести выплату объявленных дивидендов в течение 60 дней с момента объявления дивидендов[11]. Иной, более короткий срок может быть определен уставом или решением общего собрания акционеров.

Как и в случае с конкурсными кредиторами, выплата дивидендов производится в порядке очередности. Прежде всего, дивиденды полностью выплачиваются по привилегированным акциям, имеющим приоритет в соответствии с уставом общества. Затем то же самое происходит в отношении привилегированных акций с определенным в уставе дивидендом. Далее в полном объеме выплачиваются дивиденды по привилегированным акциям без установленного в уставе размера дивиденда. И, наконец, производится выплата по обыкновенным акциям.

Отметим одну интересную законодательную новеллу, введенную подпунктом «а» п. 1 ст. 1 ФЗ от 28.12.2011 г. № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования выплаты дивидендов (распределения прибыли)». Согласно данной новелле выплата объявленных дивидендов по акциям каждой категории (типа) должна осуществляться одновременно всем владельцам акций данной категории (типа). Это нововведение направлено на то, чтобы ликвидировать злоупотребления со стороны руководства акционерного общества, которое в приоритетном порядке выплачивало дивиденды крупным акционерам. Затем деньги «неожиданно» заканчивались, и остальным акционерам приходилось ждать или обращаться в суд.

На практике весьма часто возникают ситуации, когда акционерное общество отказывается выплачивать объявленные дивиденды некоторым акционерам. При этом руководство общества чаще всего ссылается на то, что стоимость чистых активов общества меньше суммы его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом общества ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше указанной суммы в результате выплаты дивидендов либо на наличие признаков банкротства или их появление в результате выплаты дивидендов. Эти два обстоятельства согласно п. 4 ст. 43 ФЗ «Об акционерных обществах» дают обществу право временно приостановить выплаты.

Первая ситуация логична и понятна, факт ее наличия или отсутствия легко может быть установлен, что нельзя сказать в отношении второй ситуации — признаков банкротства.

Признаки банкротства юридического лица определяются в соответствии со статьями 3 и 6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены[12]. При этом для возбуждения дела о банкротстве необходимо, чтобы размер требований кредиторов составлял не менее 100 000 (ста тысяч) рублей[13].

Тем не менее, в случае с рассматриваемым ограничением суды трактуют норму ст. 43 ФЗ «Об акционерных обществах» более широко и не считают возможным исходить только из наличия формальных признаков банкротства[14]. Фактически общество должно доказать не только наличие признаков банкротства, но и невозможность в принципе вести нормальную хозяйственную деятельность и удовлетворять требования кредиторов.

Обращаем внимание, что пп. «б» п. 1 ст. 1 ФЗ от 28.12.2011 г. № 409-ФЗ устанавливает срок для защиты права акционера на получение объявленных дивидендов — три года с момента истечения шестидесятидневного срока для выплаты дивидендов. Данный срок может быть увеличен уставом общества до пяти лет.

Как видим, право акционера на объявленный дивиденд законодатель постарался защитить. Однако вновь и вновь, перечитывая нормы закона, невозможно не задаваться вопросом: «А есть ли смысл тратить силы на защиту такого, зависящего от стольких нюансов, фактов и субъективных предпосылок, права? Быть может, пора вернуться к трем китам?…»

Читайте также:  Машину притерли на стоянке

[1] Постановление ФАС Московского округа от 25.03.2009 г. № КГ-А40/1851-09 по делу № А40-48764/08-83-562; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.09.2009 г. по делу № А33-9804/08.

[2] Постановление ФАС Московского округа от 19.12.2006 г., 26.12.2006 г. № КГ-А41/12370-06 по делу № А41-К1-8129/06.

[3] Griffin S. Company Law. Fundamental Principles. Pearson Education Limited. 3rd ed. 2000. P. 175.

[4] Фатхутдинов Р.С. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика: монография. М.: Волтерс Клувер, 2009 г.

[5] Ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах».

[6] Определение ВАС РФ от 01.12.2008 г. № 15084/08 по делу № А56-19949/2006.

[7] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.10.2003 г. № Ф08-3850/03 по делу № А63-4328/2002-С4.

[8] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.09.2009 г. № Ф04-5561/2009(19577-А45-11), Ф04-5561/2009(19578-А45-11) по делу № А45-3736/2009.

[9] П. 4 ст. 32 ФЗ «Об акционерных обществах».

[10] П. 1 ст. 47 и пп. 11 п. 1 ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах».

[11] П. 4 ст. 42 ФЗ «Об акционерных обществах».

[12] П. 2 ст. 3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

[13] П. 2 ст. 6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

[14] Постановление ФАС Московского округа от 13.01.2006 N КГ-А40/13177-05.

Когда АО — налоговый агент при выплате дивидендов

Акционерное общество, в отличие от ООО, не всегда является налоговым агентом при выплате дивидендов. Поэтому АО важно знать, когда при перечислении акционерам таких доходов у него возникают обязанности исчислить и удержать налог на прибыль и НДФЛ, а когда нет. О налоге на прибыль мы рассказывать не будем, поскольку правила стандартные.

А вот о порядке удержания и уплаты НДФЛ поговорим, потому что он особый.

Определяемся: АО — налоговый агент или нет

АО, выплачивающее дивиденды, должно исполнять обязанности налогового агента по НДФЛ и налогу на прибыль в следующих случаях.

НДФЛ Налог на прибыль
Акционер — нерезидент РФ Акционер — резидент РФ Акционер — иностранная компания Акционер — российская компания
АО должно удержать налог при выплате* дивидендов по акциям, которые (права по которым) учитываются держателем реестра акционеров (самим АО** или регистратором

  • на лицевом счете самого владельца акций;
  • на депозитном лицевом счете нотариуса или суда;
  • на лицевом счете доверительного управляющего, не являющегося профессиональным участником рынка ценных бумаг (далее — профучастник РЦБ)***;
  • на счете неустановленных лиц.

В остальных случаях налог удерживать не нужно. То есть это случаи, когда дивиденды выплачиваются зарегистрированному в реестре акционеров представителю акционер

  • доверительному управляющему — профучастнику РЦБ;
  • управляющей компании российского ПИФа;
  • депозитарию.

В таких ситуациях налоговым агентом будет управляющий или депозитарий. А само АО обязано лишь передать им данные об общей сумме начисленных и полученных дивидендов (о показателях Д1 и Д2), если владельцем акций является гражданин — резидент

АО при выплате* дивидендов всегда удерживает налог, даже когда дивиденды выплачиваются через зарегистрированных в реестре акционеров депозитариев и доверительных управляющи

* Фактически перечислить дивиденды может не АО, а по его поручению банк или держатель реестра (регистрато Но налоговым агентом все равно является АО (как источник дохода). Поэтому оно и исчисляет налоги к удержанию.

** АО может быть держателем реестра своих акционеров только до 01.10.2014. Затем АО должно передать эти полномочия лицензированному регистратор

*** Если к моменту выплаты дивидендов доверительному управляющему этот управляющий не представит АО полной информации об учредителях доверительного управления (акционерах), то ФНС рекомендует АО удерживать НДФЛ и налог на прибыль по общей для российских организаций и граждан налоговой ставке — При этом если дивиденды выплачиваются доверительному управляющему иностранного инвестиционного фонда, то получателем дохода будет инвестиционный фонд, а не учредитель управления (акционер

ПРЕДУПРЕЖДАЕМ РУКОВОДИТЕЛЯ

За просрочку выплаты дивидендов может грозить административный штраф: АО в размере от 500 до 700 тыс. руб., а его руководителю — от 20 тыс. до 30 тыс. Хотя бывает, что нарушение признается малозначительным и штраф не взыскиваетс

Положения об освобождении АО от обязанностей налогового агента при выплате дивидендов депозитарию или доверительному управляющему (профучастнику РЦБ) начали действовать с То есть новые правила применяются к решениям о выплате дивидендов, принятым начиная с 01.01.2014.

Если же АО выплачивает дивиденды по решениям, принятым раньше (довольно редкая ситуация, поскольку просрочка выплаты дивидендов чревата для АО огромным штрафом), то с дивидендов, перечисляемых депозитарию или управляющему, лучше удержать нало

«Агентские» особенности АО по «дивидендному» НДФЛ

АО должно удержать НДФЛ, исчисленный с дивидендов, при их фактической выплат Это общее правило для всех доходов граждан. А вот в остальном обязанности АО как налогового агента по НДФЛ отличаются от общеустановленны

Перечислить налог в бюджет нужно не позднее 1 месяца со дня выплаты дивидендо

Внимание

По доходам, выплаченным акционерам в форме дивидендов, и исчисленному с них НДФЛ АО должно представить в ИФНС не справки а налоговую декларацию по налогу на прибыл

Отчитаться по выплаченным акционерам доходам в виде дивидендов и исчисленному с них НДФЛ акционерное общество должно так:

  • удержать НДФЛ не удалось, то в ИФНС нужно подать сообщение о невозможности удержать налог и сумме исчисленного налога по форме в срок до 1 марта года, следующего за годом выплаты дивидендо
  • НДФЛ удержан, то в ИФНС нужно подать декларацию по налогу на прибыл Да-да, не удивляйтесь, именно «прибыльную» декларацию, а не справку о доходах физлица по форме Подается декларация в сроки, установленные «прибыльными» нормами То есть ее надо представить за отчетный период, в котором были выплачены дивиденды, и далее — за каждый последующий отчетный период, а также за год.

С уведомлением о разработке новой формы налоговой декларации можно ознакомиться: Единый портал раскрытия правовой информации

Однако форма декларации по налогу на прибыль до сих пор еще не обновлена. И в ней для АО пока нет специальных разделов для указания всех обязательных сведени

  • о доходах, в отношении которых был исчислен и удержан НДФЛ;
  • о лицах, являющихся получателями этих доходов;
  • о суммах начисленных, удержанных и перечисленных в бюджетную систему РФ за год налогов.

Мы спросили у специалиста Минфина о том, как указывать эти сведения в декларации до утверждения ее новой формы.

ИЗ АВТОРИТЕТНЫХ ИСТОЧНИКОВ

“ Согласно п. 4 ст. 230 НК РФ при выплате с 01.01.2014 дивидендов физлицам налоговые агенты по ст. 226.1 НК РФ представляют в налоговый орган сведения о доходах, в отношении которых ими был исчислен и удержан налог, о лицах, являющихся получателями этих доходов, и о суммах начисленных, удержанных и перечисленных в бюджетную систему РФ налогов путем подачи налоговой декларации по налогу на прибыль.

Декларацию по налогу на прибыль такие налоговые агенты представляют в порядке и сроки, установленные для налоговых агентов по налогу на прибыль. То есть ее нужно представить за тот отчетный период, в котором были выплачены дивиденды, а затем за все последующие отчетные периоды и за год.

До утверждения новой формы налоговой декларации по налогу на прибыль нужно отчитываться по действующей форме, утвержденной Приказом ФНС от 22.03.2012 При этом в ней заполняется лист 03 «Расчет налога на прибыль организаций, удерживаемого налоговым агентом (источником выплаты доходов)» с разделами А и В. В разделе А (оформляемом на каждое решение, по которому выплачены дивиденды) необходимо заполнить строки по физлицам, в частности строки 030 (дивиденды, начисленные физическим лицам, не являющимся резидентами РФ) и 043 (сумма дивидендов, распределяемая в пользу физических лиц — резидентов РФ). Несмотря на то что Порядок заполнения декларации (п. 11.4) предписывает отражать в разделе В сведения только о российских организациях — участниках (акционерах), налоговые агенты по ст. 226.1 НК РФ могут оформить этот раздел и на физических ли

СОВЕТ

Одновременно с декларацией по налогу на прибыль лучше подать и справку по форме на каждого акционера. Поскольку в действующей форме «прибыльной» декларации пока негде указывать всю обязательную информацию. В частности, в ней нет граф для отражения сведений об акционере (ИНН, паспортных данных, даты рождения, статуса как налогоплательщика и др.), налоговой базы по доходам в виде дивидендов (с учетом сумм дивидендов, полученных самим АО), налогового вычета по коду 601, сумм удержанного и перечисленного в бюджет за год налога.

А вот еще некоторые «дивидендные» особенности АО, но уже не налоговые:

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector