No Image

Право на жизнь в медицине

1 просмотров
12 декабря 2019

ПРАВО В МЕДИЦИНЕ

Акопов Вил Иванович, проф., д-р мед. наук, зав. кафедрой судебной медицины и основ правоведения Ростовского государственного медицинского университета;

Маслов Евгений Николаевич, судебно-медицинский эксперт отдела сложных экспертиз Бюро СМЭ Минздрава Ростовской области, эксперт высшей категории.

Предлагаемое издание содержит все основные сведения современного права относительно самых различных аспектов медицины и медицинской помощи. Книга предназначена для медицинских работников, для практикующих врачей любой специальности и, что особенно важно, для нынешних и потенциальных пациентов.

Книга представляет интерес для студентов медицинских и юридических вузов. Она может служить учебным и справочным пособием для практикующих врачей и студентов.

Предлагаемое издание содержит все основные сведения современного права относительно самых различных аспектов медицины и медицинской помощи.

В нем анализируются и комментируются основополагающие малодоступные нормативные документы федерального уровня и множество подзаконных документов.

Приводятся классификация, перечень, сущность и причины дефектов медицинской помощи (ДМП) – врачебных ошибок и профессиональных преступлений медицинских работников, пути их профилактики, порядок и особенности расследования, ведомственного разбирательства и экспертизы врачебных дел, приводятся возможности правовой защиты врача при необоснованных обвинениях в профессиональных правонарушениях.

Даются история и современный анализ ДМП на материалах судебно-медицинской экспертизы Южного федерального округа, а также обстоятельства, исключающие уголовную ответственность медицинского работника даже при наличии вины, его правовая и социальная защита.

Приведено более ста нормативных и официальных документов. Все положения иллюстрируются множеством примеров конкретных экспертиз.

Книга предназначена для медицинских работников, для практикующих врачей любой специальности и, что особенно важно, для нынешних и потенциальных пациентов.

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АВР – Ассоциация врачей России

АДВ – Ассоциация донских врачей

АМА – Американская медицинская ассоциация

ВВК – военно-врачебная комиссия

ВВЭ – военно-врачебная экспертиза

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека

ВМА – Всемирная медицинская ассоциация

ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения

ВОП – врач общей практики

ВТЭК – врачебно-трудовая экспертная комиссия (в настоящее время МСЭК –

ДМП – дефекты медицинской помощи

ГК – Гражданский кодекс

ГПК – Гражданский процессуальный кодекс

КЗоТ – Кодекс законов о труде (в настоящее время – Трудовой кодекс)

КЭК – контрольно-экспертная комиссия

ЛН – листок нетрудоспособности

ЛПУ – лечебно-профилактическое учреждение

МВД – Министерство внутренних дел

Минздрав – Министерство здравоохранения

Минюст – Министерство юстиции

МКБ – международная классификация болезней

Минобороны – Министерство обороны

МОТ – Международная организация труда

МСЭ – медико-социальная экспертиза

НИИ – научно-исследовательский институт

ОМС – обязательное медицинское страхование

РАМН – Российская академия медицинских наук

СЗ – Собрание законодательств

СМЭ – судебно-медицинская экспертиза

СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита

СПЭ – судебно-психиатрическая экспертиза

ССС – сердечно-сосудистая система

Ст. – статья нормативно-правового акта

СанПиН- санитарные правила и нормы

ТФОМС – территориальный фонд обязательного мед. страхования

УК РФ- Уголовный кодекс

УПК – Уголовно-процессуальный кодекс

Ф3 – федеральный закон

ФОМС – Фонд обязательного медицинского страхования ФСБ – Федеральная служба безопасности

ФФОМ – Федеральный фонд обязательного медицинского страхования

СПИСОК ОСНОВНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Акопов В.И. Врач и больной: мораль, право, проблемы. Ростов н/Д, 1994. 188 с. Акопов В. И. Экспертиза вреда здоровью. Правовые вопросы судебно-медицинской экспертизы. М.: "Экспертное бюро-М", 1997. 225 с.

Акопов В.И., Бова А.А. Юридические основы деятельности врача: Уч.-метод. по- соб. для студ. мед. вузов. М.: "Экспертное бюро-М", 1997. 254 с.

Акопов В.И. Медицинское право в вопросах и ответах. М.: "Издательство ПРИОР", 2000. 208 с.

Бедрин Л.М. Ответственность медицинских и фармацевтических работников за профессиональные правонарушения. Ярославль, 1996. 31 с.

Вермель И. Г. Судебно-медицинская экспертиза лечебной деятельности. Свердловск, 1998. 110 с.

Громов А.П. Права, обязанности и ответственность медицинских работников. М.: Медицина, 1976. 120 с.

Дргонец Я., Ходлендер П. Современная медицина и право / Пер. со словац. М., 1991. 332 с.

Кассирский И.А. О врачевании. Проблемы и раздумья. 2-е изд. М., 1995. 202 с.

Концевич И.А. Долг и ответственность врача. Киев, 1983. 108 с. МагазанникИ.А. Искусство общения с больным. М.: Медицина, 1991. 112 с. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. М.: Изд-во БЕК, 1995. 260 с.

Мушински В.О. Основы правоведения. М., 1995.

Новоселов В. П. Ответственность работников здравоохранения за профессиональные правонарушения. Новосибирск: Наука, 1998. 231 с.

Огарков И. Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. М.: Медицина, 1966. 196 с.

Пашинян Г.А., Завальнюк А.Х. Словарь судебно-медицинских терминов. М., 1996. 130 с.

Попов В.Л., Попова Н.П. Правовые основы медицинской деятельности. 2-е изд. СПб., 1999. 256 с.

Ригельман Р. Как избежать врачебных ошибок / Пер. с англ. М., 1994. 208 с. Савицкая А.Н. Возмещение ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием. Львов, 1982. 185 с.

Сергеев Ю.Д. Профессия врача: юридические основы. Киев, 1988. 208 с. Сергеев Ю. Д. Юридическая защита прав и законных интересов граждан в сфере охраны здоровья. М., 1997.

Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. М.; Иваново, 2001. 284 с.

Силуянова Я.В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 1997. 223 с. Тимофеев И.В. Патология лечения (руководство для врачей). СПб., 1999. 656 с. Тихомиров А.В. Медицинское право: Практ. пособ. М., 1998, 442 с. Тихомиров А.В. Медицинская услуга. Правовые аспекты. М., 1996, 123 с.

Харди И. Врач, сестра, больной. Психология работы с больными. Будапешт, 1988. 338 с.

Хохлов В.В., Хозяинов Ю.А. Медицинские правонарушения. Смоленск, 2000. 180

Хунданов Л.Л. Раздумья врача. М., 1983. 103 с. Шамов И.А. Искусство врачевания. Ростов н/Д, 1982. 170 с. Шапошников А.В. Ятрогения. Терминологический анализ, конструирование понятий. Ростов н/Д, 1998. 167 с.

Эльштейн Н.В. Медицина и время. Таллин, 1990. 347 с.

Конституция РФ. Комментарий. М., 1994. 620 с. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. М., 1996.

Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях РФ. Ч. 1. М., 1997. 446 с.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ. 2-е изд. М., 1998. 802 с. Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М., 1997. 787 с. Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы: Сб. официальных документов Ассоциации врачей России / Под ред. В.Н. Уранова. М.: ПАИМС, 1

. прошла мимо потрясающих открытий в медицине, биологии, молекулярной инженерии и связанных с нею проблем человеческого права и человеческого достоинства» .

Право на бесплатную медицинскую, в т. ч. реабилитационную, помощь

В медицине под трансплантацией органов и (или) тканей понимается пересадка органов и
Вопросы и ответы Уголовное право России Уголовное право России. Уголовный процесс.

Жизнь человека, его здоровье – высшие из наивысших ценностей. Именно они лежат в основе любого правового государства. Они – главная подоплека каждого международного закона, пакта, конвенции. На них базируются все остальные права и свободы. А главное, без них невозможно ничто другое.

Так, п. 1 ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит "право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни".[82] Российская Федерация, являясь правовым демократическим государством, в своем Основном законе объявила человека, его права и свободы высшей ценностью[83], главной из которых является право на жизнь.[84] Эти права неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.[85]

Читайте также:  Торги по банкротству пенза

Стоит отметить, что на данный момент законодательное закрепление понятий рождения и жизни отсутствует, несмотря на наличие их в российском законодательстве. Не углубляясь в подробности данных определений, скажем, что в целом, под моментом рождения человека понимается физиологическое отделение плода от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию.[86]

Однако, право на жизнь не предполагает юридического права на смерть. Оно нигде не закреплено, и вопреки бесконечным дискуссиям до сих пор не находит отражения в законе. Под смертью понимается необратимая гибель всего головного мозга, что устанавливается в соответствии с утвержденной Министерством здравоохранения РФ процедурой. Положения о моменте смерти можно найти в ст. 46 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан и ст. 9 Закона РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22.12.1992 г. (в ред. от 20.06.2000 г.)

Время от времени, для всего мирового сообщества острой проблемой встает вопрос о самостоятельном, добровольном желании человека уйти из жизни и о помощи ему в этом со стороны, а именно, квалифицированными медицинскими работниками. В соответствии с российским законодательством это неэтично и недопустимо. И действительно, вопрос о применении эвтаназии крайне сложен. Желание человеком собственной смерти, даже в условиях тяжелой и мучительной болезни, очень субъективно, и определить его границы не под силу другому человеку. Здесь необходимо учитывать и большое количество сложнейших психофизиологических факторов. Так или иначе, любая помощь в этом как конкретными действиями, так и бездействием может быть расценена как причинение смерти или доведение до самоубийства (ст. 105, 110 УК РФ).[87] Ведь под предлогом эвтаназии не исключены расправы над людьми, отказы врачей от оказания больным обязательной медицинской помощи.

Право на жизнь обеспечивает совокупность целого ряда правовых средств, которые условно можно разделить на три группы:

1. Конституционные гарантии. Сюда входит целый комплекс прав и свобод, которые далее получают свое развитие в законодательных и иных правовых актах. К ним можно отнести: гарантии, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, право не подвергаться пыткам, другому жестокому обращению или наказанию, медицинским, научным или иным опытам, право на благоприятную окружающую среду, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на социальное обеспечение, право на государственную поддержку малообеспеченных граждан и иные гарантии социальной защиты, право на труд в условиях безопасности и гигиены, право на отдых, право частной собственности и т.д.

2. Различные правовые нормы, которые обуславливают границы применения опасных для жизни и здоровья людей препаратов, орудий, механизмов, физической силы и проч.

3. Также необходимо выделить меры ответственности, которые устанавливаются за причиняющие вред жизни и здоровью человека действия, либо создающие угрозу такого причинения.

Право на здоровье как таковое в Конституции РФ не упоминается. Однако это следует из закрепленного там же права каждого на охрану здоровья (ст. 41 Конституции РФ). Оно подкрепляется и приведенными выше правовыми средствами. Здоровье, как и жизнь, в Гражданском кодексе РФ указаны на первом месте в числе нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения, неотчуждаемых и непередаваемых иным способом.[88]

Всемирная организация здравоохранения определяет здоровье как "состояние полного социального, психического и физического благополучия".[89] Соответственно повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущие утрату человеком полного социального, физического и психического благополучия.[90] Как видно из данного определения, здоровье не является только личным благом гражданина, оно носит более обширный, социальный характер. В этом праве наиболее показательно взаимоотношение человека, общества и государства, их неразрывная связь и влияние друг на друга, мера взаимной свободы и взаимной ответственности личности и государства.

Одной из отличительных черт права на охрану здоровья является то обстоятельство, что оно принадлежит человеку еще до его рождения, т.е. на стадии эмбрионального развития. При этом, как указывалось выше, по определению – начало жизни человека сопровождается отделением от организма матери. Следовательно, не начав жить нельзя получить право на жизнь. Таким образом, право на охрану здоровья приобретается человеком раньше, чем право на жизнь. Этот вопрос необходимо урегулировать, законодательно закрепив определение начала жизни, приведя его в соответствие с медициной, законами, посвященными здравоохранению и правом на охрану здоровья.

Меры по реализации охраны здоровья как наивысшего человеческого блага в условиях правового государства обеспечиваются целым рядом нормативных актов. Одним из основных является Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ, в котором охрана здоровья граждан признается неотъемлемым условием жизни российского общества, а также заверяется ответственность государства за сохранение и укрепление здоровья его граждан. Для того, чтобы граждане могли в полной мере реализовать свои права, необходимо проведение государственных мероприятий по охране здоровья граждан, закрепленных в п.2 ст. 2 ФЗ, а именно: мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического) характера, осуществляемых органами государственной власти РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, организациями, их должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни, предоставления ему медицинской помощи.

Если попытаться сравнить право на жизнь и право на здоровье, очевидно, что приоритет останется за правом на жизнь, что подтверждается и Конституцией РФ. Тем не менее, на практике эти два права неразделимы и глубоко взаимозависимы. Именно поэтому, а также для наиболее эффективной защиты, они объединяются в общую группу.

В силу ст. 151 ГК РФ, если вред, причиненный жизни или здоровью гражданина сопровождается моральным вредом, т.е. наносит ему физические или нравственные страдания, то судом может быть возложена обязанность денежной компенсации морального вреда на нарушителя права.

Вновь принятое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина"[91] разъясняет ряд принципиально важных вопросов, касающихся, в том числе, и компенсации морального вреда за нарушение данных прав. Так, Пленум фактически устанавливает презумпцию морального вреда указывая, что причинение вреда жизни и здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, поэтому потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда. Это же подтверждается п. 32 Постановления, где написано, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается.

Таким образом, наступление гражданско-правовой ответственности предполагается при наличии вины причинителя вреда, за исключением причинения вреда источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ). Установлению подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Также Верховный суд разъяснил вопросы о компенсации морального вреда членам семьи и иждивенцам умершего потерпевшего. Собственно, при разрешении таких дел суду необходимо учитывать обстоятельства, которые доказывают, что именно этим лицам причинен моральный вред, а также причинно-следственную связь, что именно смерть потерпевшего явилась основанием наступления физических или нравственных страданий. Эти же обстоятельства необходимо учитывать при определении размера компенсации морального вреда. Вместе с тем, по справедливому пояснению Суда, сам факт наличия родственных связей еще не является достаточным основанием для компенсации морального вреда, и уж тем более, для его презумпции.

Читайте также:  Розыгрыш призов в магазине

Для примера можно привести апелляционное определение Ульяновского областного суда от 12.08.2014 г. по делу № 33-2670/2014. Так, по мнению суда имущественная ответственность в связи со смертью близкого родственника наступает при наличии доказательств наступления вреда, противоправности действий (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями (бездействием) и вредом, а также вины лица, причинившего вред. Отсутствие одного из названных элементов исключает наступление такой ответственности.

Интересное исследование по этому вопросу провел А. А. Ягельницкий. В своей статье "К вопросу о неразрывной связи права с личностью: преемство в праве требовать компенсации морального вреда и вреда, причиненного жизни или здоровью"[92] он пишет: "Моральные страдания родственников и близких людей и моральный вред потерпевшего, испытанный им до смерти, – это два различных юридических факта, каждый из которых может повлечь отдельное правовое последствие в виде компенсации". В своих рассуждениях он приходит к выводу о том, что право на компенсацию морального вреда может переходить по наследству родственникам погибшего. Данное суждение он основывает на мысли о том, что сама по себе "материальность" либо "моральность" того, что утрачено наследодателем в обмен на приобретение имущественного права, не может быть препятствием к переходу этого имущественного права к наследникам.

Что же касается здоровья человека, то одним из наиболее опасных нарушений в этой области является причинение тяжкого вреда здоровью. Степень такой тяжести определяется судебно-медицинской экспертизой. Стоит отметить, что в последнее время именно "медицинские дела" приобрели особую актуальность, а суды все чаще стали испытывать сложности при определении размера компенсации морального вреда вследствие некачественного оказания медицинских услуг. Вместе с тем, как отмечает Т. Н. Пушкина в своей статье, посвященной критериям определения компенсации морального вреда "отсутствие глубокой специализации судейского корпуса вызывает потребность использования в гражданском процессе экспертных заключений, привлечения специалистов. . Если же учесть, что судебно-медицинские экспертные учреждения, в которых судами и следственными органами назначается экспертиза, входят также в систему здравоохранения, то не следует исключать возможности необъективности проведения экспертиз".[93]

Практика показывает, что одним из распространенных способов причинения вреда здоровью является вред, полученный от источника повышенной опасности. Ответственность в данном случае наступает вне зависимости от вины владельца источника повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ). Тем не менее, при определении размера компенсации морального вреда должны быть учтены все обстоятельства дела. Если же, к примеру, имеет место отсутствие вины причинителя вреда в совокупности с грубой неосторожностью потерпевшего, это не может не отразиться на размере компенсации, а точнее ее уменьшении. Этот вопрос был освящен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. № 1, где сказано, что при наличии описанных выше обстоятельств, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности за исключением случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Необходимо также подчеркнуть, что при определении размера компенсации морального вреда по делам о причинении вреда жизни и здоровью, судом анализируются и рассматриваются не только уже перенесенные человеком страдания на момент рассмотрения дела, но и те, которые со всей очевидностью будут перенесены в будущем. А также судом учитываются продолжительность и стойкость человеческих страданий, наличие или отсутствие необратимых последствий. Так, например, размер компенсации морального вреда для женщины, потерявшей вследствие причинения вреда здоровью способность к деторождению должен быть значительно выше по сравнению с сохранившими такую способность. Здесь может сыграть роль и факт наличия уже имеющихся в семье детей.

Например, Каменским районным судом г. Каменск-Шахтинский Ростовской области было рассмотрено в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Акатнова В. Н. к ОАО "Донской антрацит", шахта "Дальняя" о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья.

В судебном заседании Акатнов В.Н. указал, что в период работы в ОАО "Донской антрацит", шахта "Дальняя" он повредил свое здоровье вследствие профессионального заболевания (. ), установленного актом № от дд.мм.гггг, и утратил 30% трудоспособности. Вред его здоровью причинен по вине ответчика, не обеспечившего безопасных условий для труда, поскольку профессиональное заболевание явилось результатом неблагоприятного микроклимата, длительного воздействия физических нагрузок, вынужденной рабочей позы. Моральный вред, причиненный ему, выражается в нравственных переживаниях в связи невозможностью продолжать активную общественную жизнь, существенными затруднениями при двигательной деятельности и физической и нравственной болью, связанной с повреждением здоровья вследствие профессионального заболевания.

Представитель ответчика ОАО "Донской антрацит", шахта "Дальняя" не признала исковые требования, при этом суду пояснила, что исходя из требований разумности и справедливости, учитывая тот факт, что истцу выплачена единовременная компенсация в связи с утратой трудоспособности в сумме 83572 рублей просит отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Суд, удовлетворив исковые требования Акатнова В. Н. частично, определяя конкретный размер денежной компенсации в возмещении морального вреда истцу, учел степень причиненного вреда и степень тех физических и нравственных страданий, которые перенес и продолжает переносить истец в результате действий ответчика, действиями ответчика истцу причинены нравственные страдания, нравственные переживания и физическая боль, как в момент возникновения утраты трудоспособности, так и в дальнейшем.

В заключении данной темы подведем итоги проанализированного материала:

1. Конституцией РФ признаются и гарантируются неотчуждаемые и непередаваемые права человека на жизнь и охрану здоровья. Данные права, помимо Конституции, обеспечиваются целым комплексом правовых средств, мер, способов, направленных на улучшение жизни граждан и общества в целом, защиту основных прав и свобод от преступных посягательств и неправомерных действий (бездействий).

2. Причинение вреда жизни и здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, поэтому факт причинения ему морального вреда предполагается (т. н. презумпция морального вреда). Наступление гражданско-правовой ответственности предполагается при наличии вины причинителя вреда, за исключением причинения вреда источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ). Установлению подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

3. При определении размера компенсации морального вреда, суд обязан руководствоваться положениями ст. 151, 1101 ГК РФ.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Права на жизнь и охрану здоровья относятся к фундаментальным правам человека. Социум, делегировав исполнительной власти в лице государственного здравоохранения дал право принимать решения о жизни и смерти своих граждан, рано или поздно, но неизбежно приходит – к необходимости создания независимых механизмов контроля за этими процессами. С другой стороны, все более становится очевидным, что ни общество в целом, ни властные структуры, ни рядовые граждане не способны на профессиональном языке медицины давать рекомендации, вести диалог, а тем более спор с сильной во всех отношениях медицинской корпорацией.

Мировой опыт общественного развития, однако, выработал универсальные инструменты для объективных оценок и управления социальными подсистемами любой сложности – это правой контроль. Российские пациенты и врачи, а это все граждане страны, сегодня переживают трудный этап перехода от здравоохранения "тоталитарно-военного" к контролируемой гражданским обществом сфере медицинских услуг, услуг, каждая из которых имеет определенные качество и стоимость.

Читайте также:  По телефону указанному ниже

В российской Конституции только в 1993 года появилась статья о праве гражданина на жизнь. Годом раньше волей законодателя граждане были лишены конституционной гарантии квалифицированности оказываемой государством бесплатной медицинской помощи. Изъятие в 1992 году из Конституции одного слова ("квалифицированная") повлекло закономерное и неблагоприятное для граждан-пациентов изменение всей нормативной базы здравоохранения. Ныне на уровне правовых актов Министерство здравоохранения за качество оказываемой его учреждениями медицинской помощи не отвечает. Подобные изменения государственной политики в области здравоохранения произведены в условиях, когда по уровню смертности Россия не имеет аналогов в Европе и занимает одно из последних мест среди сотни стран мира по продолжительности жизни граждан. Так, по величине ожидаемой продолжительности жизни российские мужчины занимают 135-е место в мире, а женщины – 100-е. За последние пять лет страна потеряла около 3-х миллионов молодых мужчин – это в десятки раз превышает число погибших в афганской и чеченских войнах. В России сформировалась не типичная ни для одной страны мира структура смертности. Одна треть умерших (около 600 тыс. человек в год) уходит из жизни в трудоспособном возрасте, из них 80 процентов мужчин. Наибольшее количество смертей в трудоспособном возрасте обусловлены сердечно-сосудистыми заболеваниями. Если ситуация не изменится, то лишь 54 процента ребят, которым сегодня 16 лет, доживут до пенсионного возраста. Это даже хуже, чем было в России 100 лет назад.

Ситуация в российском здравоохранении и в настоящий момент достаточно точно можно охарактеризовать двумя тезисами, сформулированными в специальных постановлениях Федерального собрания:

а. "Рассмотрев вопрос о состоянии медицинского обслуживания и обеспечения лекарственными средствами населения Российской Федерации, Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации отмечает, что в настоящее время состояние охраны здоровья населения в стране можно определить как критическое". ( Постановление Совета Федерации "О состоянии медицинского обслуживания и обеспечения лекарственными средствами населения Российской Федерации".12 ноября 1998 года, N 483-СФ)

б. "Неослабевающий социально-экономический кризис заслонил собой фундаментальные проблемы выживания населения России, проблемы реализации неотъемлемых прав человека на жизнь и здоровье". (Постановление Государственной думы "Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "К Президенту Российской Федерации в связи с принятием Всемирной декларации по здравоохранению" 5 ноября 1998 года 3203-II ГД).

Статистический и сравнительно-правовой анализ состояния российского государственного здравоохранения, оценка развития отечественного и международного законодательства и практики праворегулирования в сфере здравоохранения позволяют сделать следующие выводы:

1. В настоящее время в России реальная государственная политика не обеспечивает полноценной реализации законных прав и интересов граждан и общества в сохранении и воспроизведении жизни и здоровья;

2. Ряд показателей деятельности системы государственного здравоохранения России свидетельствует о прогрессирующем снижении в последнее десятилетие качества оказания ею бесплатной медицинской помощи гражданам. Низкокачественное и реально неподконтрольное обществу государственное здравоохранение является фактором в ряде случаев дополнительно ухудшающим параметры личной безопасности граждан-пациентов;

3. Призванные проводить и контролировать государственную политику в области охраны жизни и здоровья граждан руководящие органы государственной власти на законодательном уровне закрепили для своих работников и членов их семей право на высококвалифицированную медицинскую помощь, причем, для ряда категорий не только на период государственной службы, но и на последующие пенсионные годы;

4. В России пока не созданы механизмы независимого мониторинга за соблюдением прав граждан-пациентов. Массовые нарушения прав последних в своей основе имеют не только жесткое рационирование медицинской помощи, бесконтрольность государственного здравоохранения, но и правовую малограмотность медработников всех уровней. Требования законодательства об их последипломном правовом обучении с 1993 года Минздравом не выполняются;

5. Существует доступный для рецепции отечественной юридической практикой более чем 50-летний опыт развитых стран в решении проблем защиты интересов пациентов и достижения приемлемого качества и безопасности в сфере государственного здравоохранения. Наиболее ценный для России опыт у Великобритании, имеющей с 1948 года государственную систему здравоохранения и развитые государственные и негосударственные системы защиты прав пациентов;

6. В России уже функционирует проверенный международным опытом юрисдикционный правовой институт, способный квалифицированно и эффективно ориентировать движение отечественного здравоохранения и правообеспечительных органов в направлении европейских стандартов соблюдения и защиты прав граждан-пациентов. Служба Уполномоченного по правам человека Российской Федерации призвана служить независимым, компетентным и действенным механизмом правового контроля за деятельностью государственного здравоохранения;

7. Наиболее значимые права граждан при получении ими медицинской помощи, утвержденные "Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан" (от 22 июля 1993 года) до настоящего времени не могут полноценно реализоваться на практике и из-за декларативного построения соответствующих норм права, когда провозглашенные права не обеспечены конкретными обязанностями контрагентов пациента;

8. На уровне нормативных документов декларируются, но на практике государственным здравоохранением не выполняются требования российского и международного законодательства об использовании при оказании медицинской помощи профессиональных стандартов;

9.Необходимость принятия закона "О защите прав пациентов" обсуждается органами исполнительной и законодательной власти уже в течение ряда лет, но реальное принятие уже подготовленного закона открыто тормозится законодателями, якобы как угрожающее "банкротством здравоохранения";

10. Частота и последствия для граждан медицинских ошибок, обусловленных профессиональной небрежностью медработников по данным мировой литературы известны. В России тема профессиональной небрежности медработников и вопросы безопасности медицинской помощи еще не стали предметом объективного анализа и профессионального медико-правового обсуждения. Замалчивание масштабов и последствий этих проблем в России не может не тревожить, ибо при экстраполяции на нашу страну результатов зарубежных исследований по этой проблеме, можно сделать вывод о том, что последствия пока неконтролируемой профессиональной небрежности российских медработников – это ежегодно многие десятки тысяч смертей и инвалидностей, сотни тысяч случаев дополнительных сроков нетрудоспособности граждан.

Все вышесказанное касается прав и интересов абсолютного большинства граждан России и потому является основанием для более детального изучения и обсуждения этих проблем (и предложений по путям их разрешения) на уровне Специального доклада Уполномоченного по правам человека в РФ. Однако, подобная разовая акция при всей ее неотложности вряд ли способна в столь "закрытой" сфере как здравоохранение вызвать необходимые изменения. В связи с этим, не менее важным является определение форм и методов постоянного правового мониторинга и контроля за соблюдением прав граждан-пациентов в этой сфере исполнительной власти. Наилучшим образом выполнить эту работу мог Отдел защиты прав и безопасности пациентов, о необходимости формирования, которого при Уполномоченном по правам человека говорилось в его Специальном докладе от 16.06.99.

Необходимо стимулирование развития законодательства и юридической практики защиты прав пациентов в направлении европейских стандартов; создание диной российской системы мониторинга соблюдения прав граждан-пациентов; повышение правовой культуры пациентов и медработников, выработка предложений по правовому обучению медработников, подготовке юристов для работы в системе здравоохранения и в службах защиты прав пациентов; выработка рекомендаций по предупреждению правонарушений в деятельности государственного здравоохранения и по развитию служб защиты прав пациентов; формирование в российском обществе правового взгляда на здравоохранение как на систему жизнеобеспечения страны и как на один из ключевых факторов обеспечения национальной безопасности.

Елена Дмитриева – независимый эксперт по вопросам здоровья.

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector