No Image

Право народа на восстание

0 просмотров
12 декабря 2019

Право на восстание

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Обоснование права на сопротивление угнетению берёт начало в античном праве на тираноубийство. Впервые право на сопротивление было письменно зафиксировано в Декларации независимости США 1776 г. В преамбуле этого документа указывается, что «[…] если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. […] когда длинный ряд злоупотреблений и насилий […] обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности»[2].
Статья 2 французской Декларации прав и свобод человека и гражданина 1789 года также указывает право на сопротивление угнетению в качестве одного из естественных и неотъемлемых прав человека, наряду со свободой, собственностью и безопасностью[3].
Более того, в 1793 году Декларация была расширена, в неё были включены, помимо прочего, следующие формулировки:
· 27. Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами. […]
· 33. Сопротивление угнетению есть следствие, вытекающее из прочих прав человека.
· 34. Угнетение хотя бы одного только члена общества есть тем самым угнетение всего общественного союза. Угнетение всего общественного союза есть тем самым угнетение каждого члена в отдельности.
· 35. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность.

Принятая ООН в 1948 году Всеобщая декларация прав человека говорит в преамбуле: «принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения»

Предисловие, которое я теперь буду ставить к некоторым своим статьям

Статья политическая, сразу предупреждаю. А раз так, то большинство политизированных читателей, прежде всего, задастся вопросом: за кого автор? Вот обязательно нужно выбрать себе лагерь и яростно броситься в атаку на тех, кто находится в лагере противоположным. И, независимо от того, кого выберете, будет спор по правилам:
– Ты такой!
– Сам такой!
– Вата!
– Бандера!
– Комуняка!
– Либераст!
Покричали, разрядились и разошлись по своим делам. И все довольны!
А те, кто ни к кому не примыкает, кто отказывается что бы то ни было принять на веру, которые не собирается ни на что закрывать глаза, они никому не нужны, не правда ли? Да и спорить с ними не так приятно. Ведь им неинтересно спорить по схеме «дурак» – «сам дурак». Ведь они задают неудобные вопросы и дают неудобные ответы на ваши вопросы.
В общем, так: я ни с кем. Я против всех. Я терпеть не могу Путина, но Порошенко тоже ненавижу, также как и Трампа. Я за правду, как я её понимаю. Поэтому, независимо от того, к какому лагерю вы себя приписали, моя статься вам не понравится. Для путинистов я – западник. Для западников – ватник. Для сталинистов я – либераст. Для антикоммунистов, я – проклятый коммуняка.

Читайте также:  Кто обязан вступить в сро

В ходе кухонно-твиттерных дискуссий с удивлением выяснил, что в голове у многих, даже вполне образованных и эрудированных людей, засела невероятная картинка про власть, которая имеет абсолютный мандат подавлять и прекращать любые "беспорядки", потому что она же, черт возьми, власть. Сакральная.

Подробное изложение матчасти есть, естественно, в Википедии. Искать по словам "Право на восстание". В очень схематичном изложении мысль звучит так – согласно всем демократическим конституциям, верховным источником власти является народ, поэтому неотъемлемым правом народа является право на осуществление своей власти непосредственно, путем восстания и взятия ее в свои руки, в том случае, если действия избранных органов власти угрожают конституционному строю. Это и понятно – иначе фраза о том, что народ является единственным источником власти (в Конституции РФ это статья 3) остается пустой и бессмысленной декларацией. Да, в современном мире народ (пока – до расцвета электронной демократии) не имеет возможности осуществлять власть непосредственно, и должен делать это через представителей. Но именно поэтому правовая система должна предусматривать меры предосторожности против тирании, узурпации власти, изменения конституционного строя без согласования с единственным источников власти. Такой мерой предосторожности и является право на восстание. Логичнее некуда, не так ли?

Эта несложная мысль о праве на восстание как о естественном и неотъемлемом праве стала общим местом в эпоху Просвещения, и нашла непосредственное отражение в Декларации независимости США (1776 год) и в великой французской Декларации прав и свобод человека и гражданина (в редакции 1793 года).
США: "Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий […] обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности."
Франция: "Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность."

Оба эти документа сохранили свою силу и являются неотъемлемыми частями сегодняшних правовых систем США и Франции. В ряде других стран право на восстание в явном виде прописано в их современных конституциях, как, например, в Основном Законе ФРГ:
"Всякому, кто попытается устранить этот строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства". Кстати, в Конституции Веймарской республики такой формулировки не было; ее появление стало одним из уроков, который Германии выучила в 1933-1945 годах.

Наконец, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, фундаментального документа международного права, ясная отсылка к праву на восстание дана в третьем абзаце:
". необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения;" – т.е. подразумевается, что восстание, хотя является вынужденной мерой и последним средством, но, очевидно, входит в арсенал допустимых реакций на нарушение прав человека.

Короче говоря, можно обойтись и без всех этих цитат. Главное для меня лично: право на восстание в целях сопротивления установлению тирании является неотъемлемой частью правовой системы демократического государства, без которого эта система неполна, незащищена, ущербна и декларативна.

Вот только с этих позиций у меня лично и получается оценивать украинские события.
– Мирный протест против отказа Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС;
– Разгон мирного протеста (но обе стороны были небезупречны, и были провокации с обеих сторон);
– Тем не менее: продолжение мирного гражданского протеста в декабре;
– Принятие "партией власти" пакета законов, устанавливающих режим полицейского государства, радикально ограничивающих права и свободы гражданина, и, тем самым, фактически отменяющих базовые нормы конституционного строя;
– Начало силового сопротивления – реализация права народа на восстание.

Читайте также:  Не есть после 15 00 отзывы

Все логично и правильно.
Вот поэтому у меня никаких претензий к протестующим и никаких симпатий к людям в касках и бронежилетах, которые продолжают исполнять незаконные приказы, вместо того, чтобы спокойно разойтись по домам.

Ну и элементарный FAQ:
Q: Революция – это всегда ужасно! Там трупы, кровь, как можно это поддерживать?
A: Революция – это плохо. Но в жизни так бывает, что хороших решений нет, а есть несколько плохих, и вопрос в том, что хуже. Если альтернативой являются годы или десятилетия тирании, то выбор очевиден. Тирания породит (прямо или косвенно) куда больше трупов, и нанесет гораздо больший ущерб человеческому потенциалу страны. (Не говоря уж о том, что высказывание "революция – это всегда кровь" неверно, подавляющее большинство революций в Европе в последние 50 лет были бескровными).
Q: Ну а что же ты не берешь коктейль Молотова и не идешь на Кремль?
A: Право на восстание – это право народа, а не личности. Украинский народ пытается реализовать это право сейчас. Российский народ реализовал его в 1991-м году, а вот в 2011-2012 годах – не стал. Можно долго обсуждать, почему так случилось и кто в этом виноват (наверняка, в этом есть изрядная доля и лично моей вины, и вины каждого из тех, кто лайкает и репостит), но в контексте данного обсуждения – это просто исторический факт. Моя версия – тут в значительной степени разница между постепенным нагреванием воды в аквариуме у лягушки (она сварится) и мгновенным кипячением (она постарается выпрягнуть). У Путина и Госдумы получилось уничтожить конституционный строй примерно за 10 лет, Янукович и Верховная Рада постарались сделать это за месяц.
Q: Так что, ты поддерживаешь гопников с щитами, на которых написано "1488"?
A: Любой народ – это сложнейший конгломерат самых разных людей и слоев. Именно тот факт, что на Майдане оказались и киевские интеллигенты, и львовские ультранационалисты и донецкие футбольные болельщики доказывает народный (и, следовательно, законный) характер украинского протестного выступления. Все вместе защищают конституционный строй – так и должно быть. Победят, проведут выборы – и там националисты наберут свои 10-15%, как в любой европейской стране.
Q: Но протест разобщен, у протеста нет лидера, как он может победить?
A: Отсутствие явного лидера – и при этом (как свидетельствуют многочисленные репортажи) превосходная, очень отлаженная система самоорганизации Майдана – это для меня тоже, в первую очередь, доказательства того, что одной из сторон противостояния в Киеве является народ. А в противостоянии, где одной из сторон является народ, народ всегда прав (см. выше).

Но мало кто знает, что эта же поправка позволяет реализовать право народа США на вооруженное восстание, упомянутое в тексте Декларации независимости, в том случае, если правительство США грубо нарушит права американцев и Конституцию. Тогда правительство будет располагать вооруженной армией против безоружного населения.
Таким образом отцы-основатели уравняли шансы.

Читайте также:  Пешеход покинул место дтп

Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.

Текст второй поправки (официальный перевод и оригинал):

«Поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться».

«A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed».

Участие в военном деле требует времени и практики. Это занятие не дней и не недель. Необходимо вовлечь широкие массы фермеров и других классов граждан в военные тренировки, которые должны происходить так часто, сколько необходимо, чтобы достичь требуемой степени совершенства, необходимой, чтобы их можно было охарактеризовать, как хорошо устроенное ополчение.

Проблема толкования, упоминаемого во Второй поправке, «права народа» состоит в том, чтобы определить, чем оно отличается от свободы собраний, гарантированной Первой поправкой, и права на безопасность, упоминаемого Четвёртой поправкой.

Судья Антонин Скалия вынес определение по делу «Округ Колумбия против Хеллера» в том, что термин «народ» в остальных статьях и поправках Конституции безусловно говорит обо всём «политическом сообществе», тогда как Вторая поправка ведёт речь именно об ополчении, которое включает в себя не всех граждан, а только мужчин определённого возраста, способных носить оружие.

Начиная по крайней мере со второй половины XIX века Вторая поправка вызывает множество дискуссий, в ряде случаев закончившихся процессами в Верховном суде США. Один из первых случаев рассмотрения Второй поправки этим судом относится уже к 1820 году.

В большинстве случаев американские суды придерживаются двух подходов в толковании Второй поправки — «индивидуального» подхода, означающего право отдельных граждан на хранение и ношение оружие в частном порядке, и «коллективного», как права граждан принимать участие в «хорошо организованном ополчении». В этом случае обычно подразумевается, что таковое ополчение самостоятельно обеспечивает себя оружием и боеприпасами, что соответствует исторически сложившейся в США модели.

На сегоднящний день в США население располагает 270 млн единиц легального огнестрельного оружия или около 89 «стволов» на 100 человек. Это самый высокий показатель (вооружённости населения) в мире. С учётом нелегального оружия его количество составляет свыше 300 млн.

Покупка длинноствольного неавтоматического оружия разрешена с 18 лет, короткоствольного — с 21 года. На скрытое ношение короткоствольного оружия в большинстве штатов требуется специальная лицензия, для получения которой надо пройти дополнительную проверку и уплатить пошлину, а в некоторых штатах — пройти специальные учебные курсы.

Ежегодно около 2,5 млн американцев используют оружие для самообороны, причем в 8 % случаев это заканчивается гибелью или ранением преступника. Граждане в США убивают в два раза больше преступников чем полиция (при этом процент ранения или гибели случайных людей в пять раз ниже, чем у полицейских)

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector