No Image

Причинение вреда за рубежом

0 просмотров
12 декабря 2019

Методические рекомендации

Внедоговорное обязательство – основанное на причинении вреда, недобросовестной конкуренции или неосновательном обогащении правоотношение, в силу которого должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Изучив указанную тему, студент должен:

знать круг коллизионных вопросов внедоговорных обязательств;

знать особенности международно-правового регулирования коллизионных вопросов внедоговорных обязательств, а также положения Конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 г. и Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб от 21 мая 1963 г;

уметь применить коллизионные привязки к внедоговорным обязательствам, осложненным иностранным элементом.

Вред личности или имуществу физического лица, либо имуществу организацииможет быть причинен вследствие совершения правонарушения либо иных действий (например, в состоянии крайней необходимости или, когда деликтоспособное лицо не моглопонимать значения своих действий или руководить ими).

В круг коллизионных вопросов входят:

1. Стороны обязательства из причинения вреда.

По общему правилу, вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Деликтоспособность – способность лица нести ответственность за причиненный вред, по-разному определяется в законодательстве государств. Так, в России полностью дееспособные лица, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, лица, ограниченные судом в дееспособности, самостоятельно несут ответственность за причиненный ими вред. В Японии, например, законодательно не установлен возраст наступления деликтоспособности, поэтому в каждом конкретном случае суд решает, обладает ли несовершеннолетний достаточными умственными способностями для осознания своих действий.

1. Основания ответственности, основания ограничения и освобождения от нее.

Основаниями ответственности являются факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя, причинно-следственная связь между данным фактом иповедением причинителя и его вина. Законодательством государства могут быть предусмотрены ситуации, когда лицо несет ответственность вне зависимости от наличия вины(например, неисполнение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, вред причинен источником повышенной опасности), либо за вред, причиненный правомерными действиями.Основаниями освобождения от ответственности, как правило, являются причинение вреда в состоянии необходимой обороны, либо в состоянии, когда деликтоспособноелицо не могло понимать значения своих действий или руководить ими, а также причинение вреда вследствие умысла потерпевшего.

3, Спообы, объем и размер возмещения вреда.

В качестве способов возмещения вреда могут выступать возмещение причиненныхубытков, компенсация морального вреда, возмещение вреда в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления поврежденной вещи и т.п.Что касается объема и размера возмещения вреда, то по общему правилу вредподлежит возмещению в полном объеме. Но, исходя из обстоятельств конкретного дела,суд может уменьшить размер возмещения либо присудить компенсацию сверх возмещения вреда, если это предусмотрено законом или договором.

Все перечисленные вопросы, решаются в соответствии со следующими коллизионными правилами.К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется правостраны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием длятребования о возмещении вреда, – закон места причинения вреда (lex loci delicti commissi).

В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.

Как видно, этоправило носит диспозитивный характер и применяется по усмотрению суда.К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, еслистороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны.

В случае, если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны. После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.

Статья 1221 ГК РФ содержит специальные коллизионные правила, применяемые к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, приобретенных в потребительских целях (а не для использования в предпринимательской деятельности). Потерпевший (физическое лицо или организация) может выбрать право, которое будет применяться к требованию о возмещении вреда, исходя из следующего:

1. право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда;

2. право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший;

3. право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар.

Кодекс торгового мореплавания РФ также содержит коллизионные нормы о причинении вреда (ст. 420–422). Отношения, возникающие из столкновения судов во внутренних морских водах и в территориальном море, регулируются законом государства, на территории которого произошло столкновение. В случае, если столкновение судов произошло в открытом море и спор рассматривается в России, применяется российское право. К отношениям, возникающим из столкновения судов, плавающих под флагом одного государства, применяется закон данного государства независимо от места столкновения судов.

Россия является участницей Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб от 21 мая 1963 г. Она применяется к возмещению ядерного ущерба независимо от того, где он был причинен. Но национальным законодательством государства – участника Конвенции может быть исключено ее применение при возмещении ущерба, причиненного на территории или в морских зонах государства, не являющегося участником Конвенции, если оно не соблюдает принцип взаимности. Срок исковой давности по требованиям о возмещении ядерного ущерба составляет 30 лет со дня ядерного инцидента в отношении смерти и телесного повреждения и 10 лет – в отношении другого ущерба. Если законодательством отвечающего за установку государства предусмотрен более длительный срок исковой давности по таким требованиям, то применяется именно он.

Государства-участники Конвенции предоставили возможность возбуждать иск о возмещении ядерного ущерба любому государству от имени его граждан или проживающих на его территории лиц, потерпевших ядерный ущерб, а также любому лицу в целях обеспечения осуществления прав, приобретенных в порядке суброгации или поручения. Выплата возмещения за ядерный ущерб производится за счет средств страхования или другого финансового обеспечения.

Основные вопросы

Понятие обязательств из причинения вреда. Коллизионные вопросы деликтных обязательств.

Определение применимого права в случаях причинения вреда иностранным гражданам в России. Определение применимого права в случаях причинения вреда российским гражданам за рубежом.

Применение права и ответственность за ущерб, причиненный потребителю.

Особенности определения применения права в случаях загрязнения окружающей среды и в иных аналогичных случаях.

Особенности определения применения права при нарушении личных неимущественных прав.

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

2. Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб (Заключена в г. Вене 21.05.1963) // СЗ РФ. – 2005. – № 35. – Ст. 3588.

3. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Заключено в г. Киеве 20.03.1992.) // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». – 1992. – № 4.

4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Заключена в г. Минске 22.01.1993) // БМД. 1995. № 2.

5. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Заключена в г. Кишиневе 07.10.2002) // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. № 2(41). С. 82 – 130.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 23.06.2016) // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

9. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

10. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 02.03.2016) // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

Литература

1. Афанасьева Е.Г. Российское и зарубежное деликтное право: основные различия // Законодательство. – 2003. – № 6.

2. Банковский А.В. Об автономии воли сторон при выборе статута деликтного обязательства // Государство и право. – 2002. – № 3.

3. Богулавский М.М. Международное частное право: учебник, изд. 7-е перераб. и доп. – М.: Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2016.

4. Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право. – М.: Юрайт, 2015.

5. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право: учебник. В 3-х т. – М.: Юрайт, 2015.

6. Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. – М., 2007.

7. Звеков В.П. Некоторые коллизионные вопросы внедоговорных обязательств // Отдельные виды обязательств в международном частном праве / Отв. ред. В.П. Звеков. – М.2008. Гл. 10.

8. Звеков В.П. Обязательства вследствие причинения вреда в коллизионном праве. – М., 2007.

9. Кабатова Е.В. Модернизация коллизионного регулирования деликтов // Хозяйство и право. – 2004. – № 1.

10. Кудашкин В.В. Правовое регулирование международных частных отношений. – М.: Юридический центр, 2004.

11. Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право: учебник. – М., 1984.

12. Международное частное право: учебник для бакалавров / отв. ред. Г.К. Дмитриева. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2016.

13. Международное частное право: учебник / под ред. Н.И. Марышевой. – М.: Юрайт, 2016.

14. Международное частное право: учебник. В 2-х т. / отв. ред. Г.В. Петрова. – М.: Юрайт, 2016.

15. Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. – М.: Юридический центр, 2004.

Темы для докладов

1. Развитие международно-правового регулирования деликтных отношений.

2. Коллизионные вопросы деликтных обязательств.

3. Применение права и ответственность за ущерб, причиненный потребителю.

4. Коллизионные вопросы обязательств, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции.

5. Международно-правовое регулирование гражданской ответственности за причиненный вред.

Задачи

1. Гражданка Узбекистана приобрела в Москве косметическое средство, выпущенное крупной западноевропейской компанией, осуществляющей торговлю в ряде стран СНГ. Применение средства причинило ущерб ее здоровью. Согласно ст. 1195 ГК Узбекистана к требованию о возмещении ущерба, возникшего у потребителя, по выбору потребителя применяется: право страны, где находится место жительства потребителя; право страны, где находится место жительства или место нахождения производителя; право страны, где потребитель приобрел товар.

Читайте также:  Отличие гостинки от студии

Что можно посоветовать потребителю? Как решается подобный вопрос в российском праве?

2. Французская ежедневная газета имеет веб-страницу в Интернете, которая может быть доступна любому пользователю во всем мире. На этой странице в Интернете газета сообщила о выступлении российской певице П. в Париже. Текст сообщения был составлен на французском языке. Певица, которая ознакомилась с текстом, считает, что это сообщение причинило ей моральный ущерб, т.к. в нем содержатся сведения, порочащие ее честь и достоинство.

Может ли певица, проживающая в Москве, предъявить иск о возмещении вреда в российском суде? Право какой страны может быть применено в данном случае?

3. Белорусская компания выплатила пенсионные суммы Гродненскому фонду социальной защиты в связи с причинением увечья своему работнику. Производственная травма была причинена работнику на территории Республики Беларусь по вине российского акционерного общества, допустившего выпуск трактора с конструктивным недостатком. В связи с этим белорусская компания обратилась в арбитражный суд к российскому акционерному обществу о взыскании убытков от выплаты пенсии работнику – инвалиду II группы. Стороны не находятся в договорных отношениях.

Имеет ли здесь место гражданско-правовое отношение с иностранным элементом? Если да, то что является иностранным элементом? По праву какого государства будет разрешаться спор?

4. Российская гражданка А., проживающая в Москве, решила поехать отдыхать в Испанию. С этой целью она заключила с московской фирмой «Парадиз Гивт» договор об оказании туристических услуг. Однако, когда она попала в Испанию, оказалось, что гостиница и условия пребывания не соответствуют договору. Вернувшись, А. предъявила свои претензии к фирме, а затем обратилась в суд. Хамовнический суд г. Москвы принял к рассмотрению иск А. к фирме «Парадиз Гивт» о взыскании убытков, связанных с нарушением договора и компенсации причиненного морального вреда. Фирма обжаловала решение суда, но Московский городской суд отклонил жалобу.

Может ли суд в Москве, расположенный в месте нахождения турфирмы, рассматривать иск А., если она подписала договор , в котором было предусмотрено, что споры между сторонами разрешаются на Гибралтаре по действующим там законам?

Какое право должен применять суд в Москве, учитывая это условие договора? Соответствует ли это условие договора законодательству о защите прав потребителей и туристской деятельности в РФ?

5. В годы войны тысячи советских людей из России, Украины и Белоруссии были угнаны гитлеровцами в Германию на принудительные работы. Одна из них, советская гражданка Э. Иванова была в 1942 г. угнана из Ростова в Германию. После войны она проживала в Бельгии. А в 1998 г. по поручению бывшей советской гражданки Э. Ивановой адвокат предъявил иск в федеральный окружной суд Нью-Йорка (США) к компании Форда о возмещении ущерба Э. Ивановой, причиненного в результате каторжного труда во время войны на заводе , принадлежащем компании Форда в г. Кельне.

В исковом заявлении отмечалось, что Г. Форд, поддерживал Гитлера, был награжден орденами фашисткой Германии и заключил секретное соглашение с вермахтом о производстве вооружения на заводе в г. Кельне. Ответчик – компания Форда – утверждала, что компания в 1941 г. потеряла связь со своим германским подразделением и восстановила контроль над ним только в 1948 г. Однако, в исковом заявлении говорилось, что нацисты не только не конфисковали предприятие Форда, но и поместили часть прибыли кельнского предприятия в специальный фонд, который должен был поступить в распоряжение материнской компании. Таким образом, иск был принят к рассмотрению.

Можно ли в подобных случаях предъявить иск к материнской компании, а не к дочерней? Право какой страны может применить американский суд в данном случае: право страны места причинения вреда, право страны собственника предприятия – причинителя вреда, право страны гражданства потерпевшей или право страны суда? Если в данном случае исходить из применения права США, на основании правил какой страны будет решаться вопрос об исковой давности?

6. Для того, чтобы отметить золотую свадьбу, шведские граждане приобрели у шведского агента российской туристической компании ваучер на двухдневную поездку в Москву в целях посещения балетного спектакля в Большом театре. Они были встречены в аэропорту в соответствии с договором. Размещены в отеле «Националь». Когда они обратились за билетами на спектакль в Большой театр, им предложили билеты в цирк, объяснив, что Большой театр и его балетная труппа сейчас на гастролях в Японии. От билетов в цирк супруги отказались, и вернувшись домой в Швецию, предъявили иск о возмещении материального и морального вреда. Иск был удовлетворен судом в Стокгольме, а затем в порядке регресса соответствующие суммы были взысканы с российской турфирмы.

Какое право мог применить суд в Стокгольме: право места заключения договора или право страны, куда отправлялись туристы?

Тесты

1. Какие вопросы разрешаются по закону места причинения вреда?

а) юридическая квалификация вреда

б) основания ответственности

в) объем и размер возмещения вреда

г) стороны обязательства из причинения вреда

д) форма защита прав пострадавшего лица.

Праву какой страны подчиняется обязательство, возникшее вследствие причинения вреда за границей, если его сторонами являются граждане России?

а) праву страны, где был причинен вред

б) праву страны, где потерпевший имеет постоянное место жительство

в) праву страны, где причинитель имеет постоянное место жительство

г) праву страны, с которой обязательство наиболее тесно связано

д) российскому праву.

| следующая лекция ==>
Шаг 3. УЧИМСЯ ДОГОВАРИВАТЬСЯ. | Роль и значение автоматизации

Дата добавления: 2016-12-06 ; просмотров: 1179 | Нарушение авторских прав

2. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. В случае, если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны.
3. После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.
Комментарий к статье 1219
1. Комментируемая статья и последующие (ст. 1220 – 1223) устанавливают коллизионные правила для внедоговорных обязательств, которые отличаются от договорных тем, что их возникновение не обусловлено соглашением между сторонами (договором). Они возникают на основании других юридических фактов. Среди них, прежде всего, выделяются обязательства из причинения вреда, возникающие из неправомерных действий (деликтов) участников гражданских отношений (их называют деликтными обязательствами). Сюда же относятся обязательства по возмещению вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы, услуги; обязательства, возникающие из неосновательного обогащения, из недобросовестной конкуренции. Так как комментируемая статья открывает коллизионно – правовое регулирование внедоговорных обязательств, необходимо рассмотреть несколько общих положений.
Технический прогресс, современные тенденции развития международной хозяйственной деятельности, динамично возрастающая миграция населения приводят к значительному росту внедоговорных обязательств международного характера, что в свою очередь приводит к росту нуждающихся в решении коллизионных проблем. В современных условиях любой из элементов внедоговорного обязательства может быть иностранным. Вред может быть причинен на территории данного государства иностранцу (например, французским гражданам, путешествующим по России в своем автомобиле, был причинен ущерб в результате дорожно – транспортного происшествия по вине российского водителя грузовика, принадлежащего российскому предприятию); вред может быть причинен иностранному объекту (например, вред причинен морскому судну, зарегистрированному в иностранном государстве); юридический факт часто имеет место за рубежом (например, после аварии на Чернобыльской АЭС ветры унесли радиационное облако на территорию ряда европейских государств, или самолет, принадлежащий Новосибирской авиационной компании, на борту которого были и российские граждане, был случайно сбит ракетой, выпущенной с территории Украины).
2. В течение длительного исторического периода внедоговорные обязательства сводились к обязательствам по возмещению вреда от неправомерных действий (деликтов). Выделение из деликтов других видов внедоговорных обязательств юридически оформилось во второй половине XX в. Поэтому коллизионное регулирование, сложившееся в отношении деликтов, во многих странах до сих пор применяется в отношении всех внедоговорных обязательств. Классическим коллизионным началом, на основе которого решались все вопросы деликтных обязательств, являлся закон страны места совершения деликта – lex loci delicti commissii. Это коллизионное начало закреплено в законах многих государств в качестве единственного правила в сфере внедоговорных обязательств (Вьетнам, Греция, Египет, Польша, Чехия и др.).
Однако во второй половине XX в. в коллизионно – правовом регулировании деликтных обязательств произошли серьезные изменения, начало которым положила американская правовая наука и судебная практика и которые были восприняты новыми законами о международном частном праве европейских государств.
——————————–
См.: Звеков В.П. Международное частное право: Курс лекций. М., 1999. С. 359 – 361.
3. С учетом произошедших изменений выделим несколько основных положений, характеризующих современное состояние коллизионного регулирования внедоговорных обязательств.
Во-первых, произошла дифференциация коллизионного регулирования: для каждого вида и даже подвида внедоговорных обязательств предусматриваются свои коллизионные правила. Так, в швейцарском Законе о международном частном праве 1987 г. отдельные коллизионные нормы (ст. 132 – 142) предусмотрены для требований из причинения вреда, для требований о возмещении вреда, причиненного дорожно – транспортным происшествием, для требований о возмещении вреда, причиненного недостатками товара, для требований из недобросовестной конкуренции, для требований из ограничения конкуренции, для требований о возмещении вреда, причиненного недвижимым имуществом, для требований о защите прав личности, основанных на факте распространения порочащих сведений в средствах массовой информации .
——————————–
См.: Международное частное право. Иностранное законодательство. С. 654 – 656.
Во-вторых, произошел отказ от классической коллизионной формулы закона места причинения вреда в качестве единственного критерия выбора применимого права; как правило, для каждого вида и подвида внедоговорных обязательств предусматривается несколько альтернативных коллизионных привязок. Причем иногда закон места причинения вреда либо вообще не используется, либо используется, но не в качестве генеральной привязки (разумеется, этот коллизионный принцип сохраняет довольно часто свои позиции в качестве генеральной привязки). Кроме закона места совершения деликта, иногда вместо него, используются такие коллизионные критерии, как гражданство или место жительства сторон правоотношения, место регистрации транспортного средства, место выпуска товара в обращение, и др. В качестве примера обратимся к венгерскому Закону о международном частном праве 1979 г. Ответственность за внедоговорный вред регламентируется в параграфе 32, в котором предусмотрено несколько вариантов: а) применяется закон государства, где произошло действие или бездействие, причинившее вред, – lex loci delicti commissii; б) если это выгодно для потерпевшего, следует применить закон государства, на территории которого наступил вред; в) если потерпевший и причинитель вреда имеют место жительства в одном государстве, то следует применить право этого государства . Нельзя не отметить, что хотя венгерский Закон на первое место помещает традиционный коллизионный принцип, он не является генеральным, преимущественным. На самом деле он применяется при отсутствии оснований для применения двух других коллизионных правил.
——————————–
См.: Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. Международное частное право. Действующие нормативные акты. М., 1999. С. 374 – 375.
В-третьих, на выбор права оказывает влияние принцип наиболее тесной связи, который, как уже неоднократно отмечалось при комментировании других статей, приобретает характер основополагающего принципа международного частного права во многих государствах. Предусмотренные законами коллизионные правила о выборе применимого права в сфере внедоговорных обязательств не применяются, если с учетом всех обстоятельств дела ясно, что отношение наиболее тесно связано с другим правопорядком. В таком случае должен применяться этот другой правопорядок. Например, Вводный закон к ГГУ в ст. 40 предусматривает три коллизионных правила о выборе применимого права: закон места совершения неправомерного действия, закон места наступления результата неправомерного действия (правда, по требованию потерпевшего); закон совместного местожительства потерпевшего и причинителя вреда. Однако ст. 41 дополнительно устанавливает, что если с правом какого-либо государства присутствует существенно более тесная связь, чем с правом, которое было бы определяющим согласно ст. 40, то применяется такое право.
В-четвертых, законы ряда государств предусматривают возможность выбора права сторонами внедоговорного обязательства, но с большими ограничениями.
И наконец почти повсеместно предусматривается ограничение иностранного права в пользу определенных норм своего собственного права, что является проявлением позитивной оговорки о публичном порядке. Так, п. 2 рассмотренной выше ст. 135 швейцарского Закона дополнительно устанавливает, что в случае применения в Швейцарии иностранного права к требованиям о возмещении вреда, причиненного товарами, "может быть присуждено лишь такое возмещение, которое полагалось бы за такой вред в соответствии со швейцарским правом".
4. Коллизионный принцип – закон места совершения деликта (lex loci delicti commissii) – давно известен российскому международному частному праву. В предшествовавшем законодательстве он был закреплен в качестве основной коллизионной привязки, применение которой ограничивалось отсылкой к советскому праву. В Основы 1991 г. была включена единственная статья "Обязательства вследствие причинения вреда" (ст. 167), согласно которой обязательства из причинения вреда "определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда".
Новое российское законодательство существенно отличается от предшествовавшего. В нем нашли отражение все те новые тенденции в коллизионном регулировании внедоговорных обязательств с международными характеристиками, которые сложились к концу XX в. в законодательстве и практике англо – американских и европейских государств. Означенные выше основные положения, определяющие современное состояние коллизионного регулирования внедоговорных обязательств, закреплены ныне в той или иной мере в ст. 1119 – 1123. Как и в других странах, в российском коллизионном праве произошла дифференциация коллизионного регулирования: внедоговорные обязательства не ограничиваются только обязательствами из причинения вреда. Для отдельных разновидностей этих обязательств предусмотрены специальные нормы: для обязательств, возникших из причинения вреда, из причинения вреда товарами, из недобросовестной конкуренции, из неосновательного обогащения.
5. Комментируемая статья содержит несколько коллизионных правил, определяющих применимое право к обязательствам из причинения вреда в целом. Комментируемая статья отказалась от применения коллизионного принципа закона места причинения вреда в качестве единственного способа выбора права, компетентного регулировать обязательства из причинения вреда. Предусматривается несколько вариантов. Первый – традиционный: "применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда", – lex loci delicti commissii. Это же правило в качестве единственного было закреплено в ст. 167 Основ 1991 г. Одновременно в этой статье предусматривалось ограничение применения иностранного права: иностранное право не применяется, если действие или бездействие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда, по российскому праву не является противоправным.
Такого исключения в комментируемой статье нет. Отсюда следует вывод, что право, применимое к обязательствам из причинения вреда в соответствии с новым законом, распространяет свое действие не только на деликтные обязательства в узком смысле слова как обязательства, возникающие из противоправных действий, но и на обязательства из причинения вреда, в основе которых не лежит правонарушение, например, действия в состоянии крайней необходимости, действия в чужом интересе, действия несовершеннолетних, недееспособных или неспособных понимать значение своих действий. Поэтому обязательства, предусмотренные в ст. 1219, только с определенной степенью условности можно называть деликтными обязательствами.
6. Второй вариант выбора права для деликтных обязательств, предусмотренный в комментируемой статье, – новый для нашего права. В случае, когда в результате действия или иного обстоятельства, послужившего основанием для требования о возмещении вреда, вред наступил в другой стране, "может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране". Вторая коллизионная привязка, во-первых, носит диспозитивный характер – "может быть применено", во-вторых, ее применение обусловлено субъективным фактором – если причинитель вреда знал или должен был предвидеть, что вред наступит в другой стране.
Следовательно, данное правило может быть применено судом по своему усмотрению, если в ходе судебного разбирательства будут установлены умысел или грубая неосторожность делинквента (причинителя вреда) в наступлении вредных последствий своих действий на территории другой страны, а не той, где такие действия совершались. Нельзя не отметить, что ни воля потерпевшего, ни его интересы не принимаются во внимание при выборе права. Для сравнения можно обратиться к уже рассмотренному положению венгерского Закона, ст. 32 которого устанавливает, что закон места наступления вреда следует применять, если это более выгодно для потерпевшего. Как видим, венгерский Закон не только исходит из интересов потерпевшего как "слабой" стороны в правоотношении, но и при наличии таких интересов данное положение должно быть применено императивно: "следует применять".
Применение рассмотренной альтернативной привязки ставит две проблемы, которые будут вынуждены решать российские суды при разрешении подобного рода дел:
а) установление вины причинителя вреда (умысла или грубой неосторожности) по отношению к последствиям своего действия (деликта) выступает "предварительным вопросом" при избрании подлежащего применению права: для выбора права страны места причинения вреда вначале следует установить, что причинитель вреда "предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране";
б) доказывание наличия вины причинителя вреда по отношению к последствиям своего действия (деликта) может осуществляться самим делинквентом, если закон места наступления вреда более благоприятен для него, чем закон места совершения действия (деликта).
Таким образом, статут обязательства из причинения вреда, т.е. право, компетентное регулировать эти обязательства в целом, определяется по одному из двух альтернативных вариантов: по закону места совершения вредоносного действия (генеральная привязка) или по закону места наступления вреда (субсидиарная и диспозитивная привязка).
7. Общая коллизионная норма предусмотрена не только комментируемой статьей, но и международными договорами Российской Федерации: Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. и Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. Оба договора содержат единственную коллизионную норму, предусматривающую применение права места причинения вреда. Практика применения одной из этих норм отражена в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно – арбитражной практики разрешения споров с участием иностранных лиц". Вследствие того, что дорожно – транспортное происшествие произошло в Республике Беларусь, арбитражный суд РФ при разрешении данного спора выбрал белорусское право на основе коллизионной нормы, содержащейся в международном договоре – Соглашении 1992 г.
В случае отсутствия между государствами спорящих сторон международного договора арбитражный суд для определения применимого к отношениям между сторонами права обращается к коллизионным нормам российского законодательства.
8. Пункт 2 комментируемой статьи является исключением из рассмотренной общей альтернативной коллизионной нормы. В нем сформулировано специальное правило о регулировании подобных отношений в случае причинения вреда за границей: в этом случае предусматривается применение права страны, которая является "общей" для потерпевшего и делинквента либо по национальной принадлежности, либо по месту жительства: если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, то применяется право этой страны; если стороны не являются гражданами одной страны, но имеют место жительства в одной стране, то применяется право этой страны. Отсылка к "общему праву" сторон деликтного правоотношения также является новой характерной особенностью, как было отмечено выше, коллизионного регулирования этих отношений.
Аналогичное правило было предусмотрено и в предшествующем законодательстве, но оно было сформулировано в виде односторонней коллизионной нормы: в случае возникновения вреда за рубежом, если сторонами являются российские граждане или российские юридические лица, применяется российское право. Односторонняя норма заменена двусторонней, что в большей степени соответствует мировой практике. Однако ограничивающее условие применения этого правила осталось и в новом законодательстве. "Общее право" сторон может быть применено только в случае причинения вреда за границей, что придает этой норме специальный характер. Следовательно, если вредоносное действие имело место в России или вред наступил в России, то следует применить общую коллизионную норму, согласно которой применимым правом будет российское право, даже если стороны являются гражданами или юридическими лицами одного иностранного государства или если стороны имеют место жительства в одном иностранном государстве.
9. В п. 3 комментируемой статьи содержится еще одно новое для нашего права коллизионное правило, отвечающее современной международной практике. Согласно этому пункту стороны внедоговорного обязательства могут по взаимному соглашению выбрать право для урегулирования своих отношений при обязательном соблюдении двух ограничительных условий: а) выбор может состояться только после возникновения внедоговорного обязательства; б) выбрать можно только право суда, т.е. право государства, суд которого рассматривает дело о возмещении вреда. Радикальное по своей сути нововведение в нашем праве не направлено на защиту интересов потерпевшего путем установления для него более благоприятных условий, чем для причинителя вреда, так как в выборе права участвуют обе стороны. Выбор права суда облегчает весь процесс разрешения спорных вопросов обязательства, так как такой выбор всегда ведет к выбору российского права, которое является правом страны суда.
Разумеется, выбор сторонами права не играет в обязательствах из причинения вреда столь большой роли, которую он играет в договорных обязательствах. Но тем не менее выбор права сторонами имеет преимущественное значение и отменяет действие всех других рассмотренных коллизионных норм, как общей, так и специальной.
10. Гражданско – правовая ответственность за причиненный вред регулируется значительным числом международных договоров. С определенной долей условности такие договоры можно подразделить на две группы: договоры, регулирующие международные перевозки пассажиров, багажа, грузов различными видами транспорта и устанавливающие ответственность перевозчиков за причиненный ущерб, и договоры, регламентирующие ответственность лиц за причиненный ущерб в сфере деятельности, представляющей особую опасность для человека и природы. Отметим некоторые договоры из второй группы: Конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., Конвенция о гражданской ответственности в области морских перевозок ядерных материалов 1971 г., Брюссельская конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 г. (СССР присоединился в 1975 г.), Базельская конвенция о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением 1989 г. В этих и других международных договорах, в том числе и в договорах, регулирующих международные перевозки, преобладают унифицированные материальные нормы. Они устанавливают объективную ответственность делинквента, порождаемую самим фактом причинения ущерба (перечень оснований для освобождения от ответственности связан в основном с форс – мажорными обстоятельствами); порядок расчетов и пределы ответственности по объему и по времени; степень участия государства в возмещении ущерба; порядок предъявления иска о возмещении ущерба и др.
Из договоров, обращающихся к коллизионно – правовому регулированию, следует отметить Гаагскую конвенцию о праве, применимом к дорожно – транспортным происшествиям, 1971 г. (Россия не участвует). Конвенция исходит из традиционного коллизионного принципа места причинения вреда, дополненного системой других привязок, которые в значительной мере вытесняют основополагающее правило. В соответствии с общим правилом ответственность в связи с дорожно – транспортными происшествиями определяется правом государства, на территории которого имело место происшествие. В качестве применимого права предусматривается также право места регистрации автомобиля или места обычного пребывания автомобиля, места жительства потерпевших. Все они направлены на то, чтобы найти право, свойственное данному правоотношению, каковым является наиболее тесно связанное с ним право .
——————————–
См.: Кабатова Е.В. Деликты в международном частном праве // Государство и право. 1992. N 2. С. 109.

Читайте также:  Код тн вэд апельсины свежие

1. В случае рассмотрения судом или арбитражем в России исков из де­ликтов, совершенных за рубежом, наши суды также должны исходить из общего положения lex loci delicti путем применения законодательства страны места причинения вреда. Это правило обычно признавалось док­триной, и оно соответствует общей коллизионной норме ч. 1 ст. 126 4 Основ 1961 года и ч. 1 ст. 167 Основ 1991 года. В то же время советская доктрина международного частного права в особое положение ставила случаи причинения вреда за границей советским гражданином советскому государству, его организациям и другим советским гражданам.

В действующем в настоящее время законе (ч. 2 ст. 167 Основ) уста­новлено, что «права и обязанности сторон по обязательствам, возникаю­щим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются со­ветскими гражданами и юридическими лицами, определяются по советско­му праву».

В Проекте части третьей ГК РФ предложена более общая формули­ровка о применении права к отношениям сторон из одного и того же госу­дарства по обязательствам из причинения вреда: права и обязанности сто­рон, если они являются гражданами или юридическими лицами одного и того же государства, определяются по праву этого государства. Однако эта привязка должна применяться только к деликтам, имеющим место за гра­ницей. Это означает, что к деликту, имевшему место на территории Рос­сии, при наличии общего иностранного гражданства его сторон должна применяться традиционная привязка lex loci delicti.

В советской судебной практике рассматривались случаи возмещения вреда советским гражданам, причиненного им за границей. Наиболее из­вестным делом такого рода является дело Руднева.

При рассмотрении Верховным Судом РСФСР в 1960 году этого дела возник во­прос об ответственности иностранного предприятия за вред, причиненный им здоро­вью работника во время нахождения его в заграничной командировке. Суд пришел к выводу, что при отсутствии специального соглашения об ответственности иностран­ных предприятий за несчастные случаи с советскими специалистами ответственность должна нести советская организация.

Читайте также:  Лизинг экономия на налогах

В данном деле возник вопрос о том. кто, на каких условиях и в каком объеме несет ответственность за причинение увечья или смерти командированному совет­скому специалисту во время его работы за границей, если в международном согла­шении не содержится условий об ответственности в этих случаях.

Возможны два пути решения проблем такого рода. Во-первых, можно исходить из того, что условия и объем ответственности за причиненный вред определяются законами места совершения деликта тогда обязанность возмещения ущерба возлагается на лицо, виновное в причинении вреда. Во-вторых, можно исхо­дить из того, что принцип закона места совершения деликта не применяется в тех случаях, когда речь идет о возмещении вреда, причиненного лицу в связи с выпол­нением работы по трудовому договору во время его командировки за границу.. Как видно из материалов дела, суд пошел по второму пути. За Рудневым было признано

право получить от советского предприятия, с которым он состоял в трудовых отно­шениях, возмещение за вред, причиненный ему на работе в зарубежном предпри­ятии, куда он был командирован.

Аналогичные решения были вынесены нашими судами и по ряду других

Правилами, принятыми в 1984 году, было предусмотрено, что рабочим и служащим, получившим трудовое увечье в период их работы за границей, возмещение ущерба производится министерствами и ведомствами, напра­вившими их на работу за границу.

Законодательство места причинения вреда не применяется и в некото­рых особых случаях.

Согласно Воздушному кодексу РФ 1997 года, ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира при воздушной перевозке, определяется не только общими правилами ГК, если законом или догово­ром воздушной перевозки не предусмотрен более высокий размер ответ­ственности, но и международными договорами (п. 1 ст. 117). За утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, груза, а также находящихся при пассажире вещей при международных воздушных перевозках перевоз­чик несет ответственность в соответствии с международными договорами

Согласно Варшавской конвенции 1929 года и Гаагскому протоколу 1955 года (см. гл. 9), ответственность перевозчика за вред пассажиру, ба­гажу, ручной клади и грузу ограничена суммой, размер которой составляет, например, в отношении вреда пассажиру 250 тыс. франков.

Статья 14 (п. 8) КТМ СССР в отношении ограничения ответственности предусматривает, что правила этого кодекса должны применяться к «су­довладельцам, суда которых плавают под Государственным флагом СССР».

Можно привести пример из практики МАК. По спору, возникшему в 1979 году, иностранный истец поставил вопрос о применении к ограничению ответственности советского судовладельца материального права Финляндии, поскольку спор был свя­зан со столкновением судов в финских территориальных водах. При этом истец со­слался на ст. 126 4 Основ гражданского законодательства 1961 года и ст. 566 4 ГК РСФСР, предусматривающие применение права страны места причинения вреда. МАК отклонила это требование, сославшись на то, что ст. 14 КТМ «имеет в данном случае приоритет перед названными общими коллизионными нормами советского права, так как они установлены, во-первых, специально для отношений, связанных с торговым мореплаванием, а не для любых имущественных отношений, а во-вторых, специально для ограничения ответственности судовладельца, а не вообще для обя­зательств, возникающих вследствие причинения вреда».

2. В Соглашении стран СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (1992 г.), имеются колли­зионные нормы о порядке определения прав и обязанностей сторон по обя­зательствам, возникающим вследствие причинения вреда; согласно п. «ж»

Глава 11. Обязательства из причинения вреда

ст. 11 Соглашения, «права и обязанности сторон по обязательствам, воз­никающим вследствие причинения вреда, определяются по законодатель­ству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, по­служившее основанием для требования о возмещении вреда».

Приведем пример применения этого правила из программ судебных ар­битражных органов.

В арбитражный суд РФ поступило исковое заявление от белорусского акционер­
ного общества о возмещении вреда, причиненного легковому автомобилю. Вред был
причинен грузовиком-трейлером, принадлежавшим российскому обществу с ограни­
ченной ответственностью. Дорожно-транспортное происшествие имело место на
территории Белоруссии. Виновником аварии был признан водитель транспортного
средства, принадлежавшего российскому обществу. •’

Истец требовал возмещения ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере затрат на ремонт автомобиля.

Арбитражный суд при разрешении данного спора выбрал применимое право на основе коллизионной нормы, содержащейся в международном договоре — Согла-• шении 1992 года.

Выбор белорусского права в качестве применимого судом определило то, что до-рожно-транспортное происшествие произошло в Белоруссии.

3. Модельный гражданский кодекс государств СНГ в разделе о внедо-говорных обязательствах предусматривает положения о применении права не только к обязательствам вследствие причинения вреда, но и к ответст­венности за ущерб, причиненный потребителю. В последнем случае по вы­бору потребителя может применяться: 1) право страны, где находится место жительства потребителя; 2) право страны, где находится место жи­тельства или местонахождение производителя или лица, оказавшего услу­гу; 3) право страны, где потребитель приобрел товар или ему была оказана услуга.

1. Какой коллизионный принцип является основным в рассматриваемой области?

2. Каким правом определяются обязательства сторон при причинении вреда за ру­бежом, если стороны являются российскими гражданами и российскими юри­дическими лицами?

Глава 12 АВТОРСКОЕ ПРАВО

§ 1. Международное культурное сотрудничество и

международная охрана авторских прав. § 2. Авторские права

иностранцев в Российской Федерации. § 3. Охрана и использование

произведений отечественных авторов за границей. § 4. Многосторонние соглашения в области авторского права.

§ 5. Соглашения Российской Федерации с другими странами о взаимной охране авторских прав

Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959. С. 147 —151; Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. М., 1975. С. 383—395; Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международ­ное частное право. М., 1984. С. 222—230; Международные конвенции об автор­ском праве. Комментарий. М., 1982; Богуславский ММ. Вопросы авторского права в международных отношениях. М., 1973; Матвеев Ю.Г. Международная ох­рана авторских прав. М., 1987; Сергеев А.П. Авторское право России. СПб., 1994; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 1996; Гаврилов Э.П. Комментарий закона об авторском праве и смежных пра­вах. М., 1996; Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная соб­ственность. Законодательство и практика его применения: Учебное пособие. М., 1997; Международное частное право: Сб. документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. М., 1997. С. 478—498, 507—514; Авторское право: нормативные акты. Национальное законодательство и международные конвенции / Сост. И. Си-лонов. М., 1998.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 9802 – | 7673 – или читать все.

91.146.8.87 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector