No Image

Приговоры по ст 292 ук рф

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

ст. 292 УК РФ (оправдательный приговор) 22.04.2014 01:58

Фигура милиционера, а сейчас – полицейского воспринимается в обществе весьма неоднозначно. Укоренилось мнение, что в милиции – полиции работают люди, совсем не склонные охранять права граждан, а наоборот нарушающие закон на каждом шагу. Такое мнение, сформировавшееся в обществе, порою мешает быть беспристрастными к этой категории правоохранителей со стороны иных «служителей закона», когда в отношении милиционеров возбуждаются уголовные дела и при отсутствии к этому оснований.

В итоге – случаются оправдательные приговоры.

12.04.2010года Первоуральским городским судом был вынесен оправдательный приговор в отношении сотрудника ГИБДД «П», который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

26.05.2010года Судебная Коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу потерпевшего и кассационное представление прокурора города Первоуральска, оставив оправдательный приговор без изменения.

На настоящее время мой подзащитный «П» имеет на руках вступившее в законную силу решение Первоуральского городского суда об удовлетворении его исковых требований по компенсации морального вреда.

В конце марта 2011 года ко мне за юридической помощью обратился сотрудник патрульно-постовой службы ОВД по ГО Ревда и ГО Дегтярск «Ш», который, как выяснилось, привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ, им уже выполнены требования ст. 217 Уголовно-процессуального Кодекса РФ и уголовное дело направлено на рассмотрение в Ревдинский городской суд.

После ознакомления с материалами уголовного дела, у меня сложилось впечатление, что обвинение «Ш» является не обоснованным и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный указанной выше нормой уголовного Закона.

«Ш» обвинялся в том, что он, являясь сотрудником патрульно-постовой службы ОВД по ГО Ревда и ГО Дегтярск, то есть должностным лицом, составил протокол об административном правонарушении в отношении гр. «Р…» по ч. 2 ст. 20.20 Кодекса об административных правонарушения РФ, который фактически данного правонарушения не совершал. В последствии, в отношении гр. «Р…» было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности и на него наложен административный штраф в сумме 500 руб. 00 коп.

11 апреля 2011 года «Ш» был осужден Ревдинским городским судом по ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 месяцев, с применением положений ст.73 Уголовного Кодекса РФ, условно с испытательным сроком 6 месяцев.

20 мая 2011года Судебной Коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда рассмотрена моя кассационная жалоба, как защитника осужденного «Ш», которая полностью удовлетворена, приговор в отношении «Ш» отменен, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ.

Суть позиции защиты сводилась к тому, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактически установленным обстоятельствам, что в конечном итоге привело к неправильному применению норм материального права.

По моему мнению, изложенному в кассационной жалобе, совершение объективной стороны состава преступления не подтверждено исследованными материалами дела, суд необоснованно отверг доводы свидетелей защиты, построив обвинительный приговор на показаниях свидетелей обвинения, которые по своей сути являлись противоречивыми и противоречия в ходе судебного следствия устранены не были.

Так же, по мнению защиты, протокол об административном правонарушении не может относиться к официальному документу и внесение в него любых сведений (правдивых, ложных) не образует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ. Кроме прочего, не был доказан и мотив совершения преступления «иная личная заинтересованность», в приговоре суд сам определил что по его мнению является "иной личной заинтересованностью" «Ш», выйдя таким образом за пределы предъявленного ему обвинения органом следствия.

Что касается внесения заведомо ложных сведений в официальный документ- в определении Судебной Коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда еще в 2006 году указывалось: «по смыслу уголовного закона официальными являются документы, определяющие какие-либо полномочия учреждений, организаций, объединений, но не частных лиц…». По более узкому определению ст. 5 Федерального закона РФ «Об обязательном экземпляре документов», официальные документы – документы, принятые органами законодательной, исполнительной, судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер.

Таким образом, документ, изготовленный в отношении конкретного лица, не смотря на то, что он изготовлен должностным лицом, нельзя признать официальным документом». Таким образом, по моему мнению, внесение в протокол об административном правонарушении ложных сведений не может образовать состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.292 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, в своем определении указала, что все доводы защитника являются обоснованными, отменила приговор Ревдинского городского суда в отношении «Ш» и, как я указала выше, уголовное дело прекратила в связи с отсутствием в действиях «Ш» состава инкриминированного ему преступления.

Достигнутое окончательное решение по данному уголовному делу для меня является важным по нескольким существенным мотивам:

1. Закон должен пониматься одинаково следователями, судьями, прокурорами, адвокатами. Интерпретация закона в рамках ведомственных интересов, неминуемо приводит к его нарушению. Закон должен иметь равную силу для всех.

2. Два самых свежих примера из моей практики свидетельствуют, что и сотрудники милиции-полиции нуждаются (оказывается!) в такой же защите государства, как и другие граждане, поскольку не все они и не всегда – отрицательные герои милицейских будней.

3. Может уже настало время, когда мы должны досконально исследовать любой факт, ставший предметом следствия, либо судебного разбирательства и давать ему оценку беспристрастно, с позиции закона, а не узковедомственных интересов?

1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), –

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, –

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Читайте также:  Оне клик моней коллекторы

Комментарий к ст. 292 УК РФ

Основной объект преступления – нормальная деятельность публичного аппарата власти и управления в сфере обращения с официальными документами. В качестве дополнительного объекта преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ, выступают конституционные права человека и гражданина, охраняемые законом экономические и иные интересы граждан, организаций и государства.

Предметом преступления является официальный документ – письменный или иной документ , исходящий от государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, управленческих структур Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, предоставляющий определенные права, возлагающий обязанности или освобождающий от них либо удостоверяющий юридически значимые факты или события. То есть официальный документ – это документ, который порождает определенные юридические последствия. Так, по конкретному делу суд указал, что статистические карточки, как не устанавливающие каких-либо юридических фактов и не влекущие правовых последствий, нельзя признать официальными документами .

В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (РГ. 2006. 29 июля) дается понятие электронного документа. Электронный документ – это электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи (ст. 11). Электронный документ является равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе. Понятие электронной цифровой подписи раскрывается в ст. 3 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" (РГ. 2002. 12 янв.).

Постановление Президиума Свердловского областного суда от 29 мая 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 5. С. 15 – 16.

Напротив, например, постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела удостоверяют такие события и факты, которые имеют юридическое значение и влекут юридические последствия, в связи с чем внесение в эти документы заведомо ложных сведений должностными лицами органов внутренних дел из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшения показателей раскрываемости преступлений, является служебным подлогом, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 292 УК РФ.

Документы, исходящие от отдельных лиц, коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным или муниципальным учреждением (договоры, расписки и т.д.), сами по себе официальными документами не являются. Вместе с тем, если такие документы попадают в ведение (делопроизводство) указанных государственных (муниципальных) органов или учреждений, их следует признать официальными, поскольку через деятельность публичного аппарата власти и управления они приобретают свойства официального документа; кроме того, их искажение способно затруднить выполнение возложенных на государственные или муниципальные структуры функций.

Официальный документ должен иметь необходимые реквизиты (номер, дату, печать и другие реквизиты в зависимости от характера самого документа) и быть подписанным уполномоченным на это должностным лицом. Так, например, внесение изменений в протокол об административном задержании не образует состава служебного подлога, так как указанный документ не является официальным ввиду отсутствия в нем необходимых реквизитов – подписи должностного лица, правомочного принимать решения по делам об административных правонарушениях (см. также комментарий к ст. 327 УК РФ).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, может быть выполнена одним из следующих действий: 1) внесением в официальный документ заведомо ложных сведений; 2) внесением в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание.

Внесение в официальный документ заведомо ложных сведений имеет место в случае, когда в подлинный по своей форме документ (т.е. сохраняющий все внешние реквизиты) вносятся не соответствующие действительности сведения (так называемый интеллектуальный подлог). Также данное деяние может выражаться в нанесении на документ ложных реквизитов, например проставлении даты, не соответствующей фактической дате составления документа, либо в подделке подписи на документе.

Внесение в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание, – это подчистка, дописка подлинного текста, совершение иных действий, в результате которых меняется содержание, информативная нагрузка документа (материальный подлог).

Служебный подлог имеет место только в том случае, когда внесение в документ заведомо ложных сведений и исправлений связано со служебными функциями виновного лица, т.е. осуществляется именно в связи с выполнением им своих служебных обязанностей. Если же должностное лицо или государственный (муниципальный) служащий совершает такие же действия, но безотносительно к имеющейся по службе возможности, состав данного преступления отсутствует. При определенных условиях это деяние может быть квалифицировано по ст. 327 УК РФ. Эта же статья имеет место в случае, когда должностное лицо или государственный (муниципальный) служащий совершает указанные действия не по отношению к официальному документу, который является таковым изначально, независимо от произведенных с ним действий, а "работает" с обычным документом, изготавливая из него документ официальный.

Следует учитывать, что при внесении заведомо ложных сведений в официальные документы, являющиеся основанием к приобретению гражданства (к примеру, вид на жительство), содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 292.1 УК РФ как по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ).

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, является формальным. Преступление окончено с момента внесения в официальный документ ложных сведений либо исправлений, искажающих его действительное содержание, независимо от того, был ли в дальнейшем такой документ использован. Использование поддельного документа при совершении какого-либо преступления следует квалифицировать по совокупности служебного подлога с соответствующим преступлением (например, со ст. ст. 159, 160 УК РФ). Заранее не обещанный служебный подлог в целях сокрытия хищения, совершенного другим лицом, не может быть квалифицирован как пособничество в хищении и охватывается только составом преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ.

Внесение в официальный документ ложных сведений или исправлений с целью дальнейшего его использования для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления образует совокупность служебного подлога и приготовления к соответствующему тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, выражена виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что вносит в официальный документ ложные сведения или исправления, искажающие его действительное содержание, и желает совершить такие действия. Обязательным признаком субъективной стороны является мотив преступления – корыстная или иная личная заинтересованность (о содержании этого признака см. комментарий к ст. 285 УК РФ). Если служебный подлог совершается в отсутствие корыстной или иной личной заинтересованности, то речь может идти только о дисциплинарной, но не уголовной ответственности.

Читайте также:  Заказать справку о родстве

Субъект преступления специальный. Им может быть как должностное лицо, так и государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом.

Часть 2 ст. 292 УК РФ предусматривает ответственность за совершение одного из указанных в ч. 1 данной статьи действий, последствием которого явилось существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (о данном последствии см. комментарий к ст. 285 УК РФ). Анализируемый состав преступления относится к числу материальных: преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, окончено с момента наступления последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Между деянием и последствием должна быть установлена непосредственная причинно-следственная связь.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Обязательным признаком субъективной стороны квалифицированного состава преступления является также мотив преступления – корыстная или иная личная заинтересованность.

Судебная практика по статье 292 УК РФ

Не являются исключением и случаи, когда совершенные лицом деяния охватываются диспозициями статей 285, 286, 290 и 292 УК Российской Федерации, которые существенно различаются по признакам объективной стороны (в статье 285 установлена ответственность за использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной или иной личной заинтересованности, а в статье 286 – за совершение им действий, явно выходящих за пределы его полномочий, если предусмотренные данными статьями деяния повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; статьей 290 установлен запрет на получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки, а статьей 292 – на внесение должностным лицом, государственным или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений либо исправлений, искажающих их действительное содержание, из корыстной или иной личной заинтересованности и при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 данного Кодекса) и, соответственно, содержанием субъективной стороны.

ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 292 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ И ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 302
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Черкасов, осужденный за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 292 УК Российской Федерации, оспаривает конституционность части четвертой статьи 37 "Прокурор", частей седьмой и восьмой статьи 246 "Участие обвинителя", части второй статьи 252 "Пределы судебного разбирательства" и пункта 2 статьи 254 "Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании" УПК Российской Федерации, которые, по его мнению, позволили суду в ходе разбирательства по его уголовному делу при отказе государственного обвинителя от обвинения по одной статье уголовного закона и смягчении обвинения по другой статье принять отказ от обвинения, но не согласиться с позицией о смягчении обвинения, а также допустили заявление другого государственного обвинителя, вновь вступившего в процесс, о несогласии с решением предыдущего обвинителя, чем повлекли ухудшение положения подсудимого и нарушили права, гарантированные статьями 2, 18, 19 (часть 1), 46 (часть 1), 49, 50, 55, 118 (части 1 и 2), 123 (часть 3) и 129 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, и освобождена от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, ее уголовное преследование прекращено.
В суде второй инстанции уголовное дело не рассматривалось.
Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление прокурора Саночкиной Е.А. об удовлетворении кассационной жалобы, Судебная коллегия

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что вступившим в законную силу приговором Сакмарского районного суда Оренбургской области от 30 июня 2015 г. Гуляев Е.А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 286, частью 2 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. Приговором суда установлено, что Гуляев Е.А., являясь должностным лицом – начальником отделения Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Оренбургской области в Сакмарском районе, совершил служебный подлог, незаконно изготовил паспорт гражданина Российской Федерации серии * N . от 4 мая 2011 г., являющийся официальным документом, на имя Савина А.И., при этом внес в указанный документ заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, а именно: вклеил в него фотографию Агибалова И.А., после чего незаконно передал указанный паспорт в пользование Агибалову И.А.

1. Приговором Московского окружного военного суда гражданин А.Ю. Лазарев осужден за совершение преступлений, предусмотренных частью четвертой статьи 159 и частью второй статьи 292 УК Российской Федерации. Потерпевшим и гражданским истцом по данному уголовному делу была признана Российская Федерация в лице Министерства обороны Российской Федерации, а также по делу проведены судебно-бухгалтерская и инженерно-экономическая экспертизы, производство которых, как утверждает А.Ю. Лазарев, было поручено экспертам этого Министерства.

– по ч. 1 ст. 292 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей;
– по ч. 1 ст. 305 УК РФ к штрафу в размере 200 000 рублей.
На основании ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, освобожден от назначенного наказания по ч. 1 ст. 292 УК РФ.

осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 4 000 рублей, по ч. 1 ст. 292 УК РФ к штрафу в размере 3 000 рублей. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ей назначено наказание в виде штрафа в размере 6 000 рублей.

СТАТЬЯМИ 292 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
И 55 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Из представленных материалов следует, что предприниматель обратился в арбитражный суд с иском по настоящему делу, сославшись на приговор Серпуховского городского суда Московской области от 07.11.2014 по делу N 1-104/2014, согласно которому Болотов Е.В. и Аксентьев К.С, являвшиеся судебными приставами-исполнителями Серпуховского районного отдела судебных приставов Управления ФССП России по Московской области, совершили преступление, предусмотренное статьями 159, 292 Уголовного кодекса Российской Федерации: используя свое служебное положение, в ходе совершения исполнительных действий, похитили имущество, принадлежащее обществу.

Читайте также:  Военная ипотека без кредита

Вместе с тем для подтверждения доводов о невиновности в совершении административного правонарушения Диланяном М.А. с настоящей жалобой представлены копии: постановления следователя Задонского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Липецкой области от 28 декабря 2017 года о передаче сообщения по подследственности, постановления следователя Задонского межрайонного следственного отдела СУ СК России по Липецкой области от 17 сентября 2018 года об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 292 УК РФ, в отношении А. Ф.

В Судебную коллегию по уголовным делам

защитника (адвоката) _____________,

в интересах _____________________

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(в порядке ст. ст. 401.1 УПК РФ)

Приговором ____ городского суда от 30 ноября 20ХХ года П.Г.П. признана виновной и осуждена по ст. 292 УК РФ, ей назначено наказание в виде 6 (шести) месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 6 (шесть месяцев).

С данным приговором не согласен, считаю его не законным в виду не правильного применения норм уголовного права и процессуального законодательства.

Оценивая доказательства по делу, суд пришёл к выводу о квалификации действий П.Г.П. по ст. 292 УК РФ, как совершение ею служебного подлога, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности.

Анализируя материалы дела и установленные судом обстоятельства, сопутствующие деянию П.Г.П., не могу признать выводы суда обоснованными по следующим обстоятельствам:

  1. В соответствии с диспозицией ст. 292 УК РФ, уголовной ответственности может подлежать лицо, совершившее должностной подлог из корыстной или иной личной заинтересованности. Корыстный мотив по делу не установлен в связи с тем, что доказан факт оплаты через кассу выданной П.Г.П. ветеринарной справки. Мотивируя в приговоре вывод о действиях П.Г.П. из иной личной заинтересованности, суд указал, что она внесла исправления в ветеринарную справку, выданную В.Г. по просьбе К., не подумав о последствиях, она знала о необходимости выдать другую справку, однако чистые бланки были у нее на работе, она приписала тушу свинины в дополнение к туше говядины в ветсправку, то есть проявила иную личную заинтересованность, выразившуюся в желании помочь знакомой.

Такая позиция представляется не обоснованной. Из материалов дела усматривается, что факт приписки в ветеринарную справку происходил на подворье П.Г.П.в вечернее время. У П.Г.П. не было справок на руках, ветлаборатория, где они находились, располагается в городе Г. на рынке, доступа в неё в вечернее время не имеется, в летнее время мясопродукт скоропортящийся, подобная практика существует повсеместно длительное время.

Исследованными в суде материалами не установлены факты и основания, объясняющие мотив действий П.Г.П. как действия из иной личной заинтересованности, в соответствии с приведенной позицией Верховного Суда РФ.

  1. Кроме того, за совершение должностного подлога может нести уголовную ответственность лишь лицо, наделённое специальными полномочиями, то есть специальный субъект.

При установлении должностных обязанностей П.Г.П. суд сослался на приказ № 45 от 20.04.2005 г., из которого следует, что ей дополнительно вменялось в обязанности обслуживание ветеринарного пункта села С. и работа ветеринарного санитара-дезинфектора лаборатории ВСЭ рынка ЧП К., а также на должностную инструкцию заведующего ветеринарным пунктом села С., подписанную П.Г.П..

При этом суд не учел, что отдельного трудового договора с П.Г.П. на исполнение ею обязанностей заведующей ветеринарным пунктом не заключалось, а вменение ей неопределённых обязанностей по обслуживанию ветеринарного пункта дополнительным приказом не является подтверждением заключения трудового договора с конкретными обязанностями, как следует из ТК РФ. При таких обстоятельствах П.Г.П. не должна была исполнять обязанности заведующей и не имела права выдавать гражданам ветеринарные справки на продукцию животноводства.

Кроме того, этим же приказом № 45 от 20.04.2005 г. П.Г.П. была внесена в приложение № 1 «Перечня должностных лиц, имеющих право использовать бланки строгой отчетности». По правовой сути данный перечень должностных лиц является неотъемлемой составной частью приказа, однако в материалах дела его нет. Как нет и сведений о том, что Пушкаревой передавались в подотчет вообще какие-либо ветеринарные справки.

  1. Не учел суд и того, что в деле нет письменных доказательств, подтверждающих её осведомленность (инструктаж) об обязанности выдавать новую ветеринарную справку на продукцию животноводства на каждую осмотренную тушу. В исследованных судом должностных инструкциях подобных обязанностей не имеется, а письменных доказательств о проводимом инструктаже вышестоящим руководством следствием не выявлено.

Таким образом, в деле не имеется достаточных доказательств, подтверждающих специальные служебные полномочия П.Г.П., дающих ей законное право выдавать гражданам и подписывать ветеринарные справки.

При отсутствии специальных полномочий и иной личной заинтересованности, состав преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, отсутствует.

Не учтены судом и не приведены в приговоре показания свидетеля Ш., непосредственного начальника П.Г.П., о том, что её деяния являются малозначительными, общественной опасности от них не наступило, граждане не пострадали, никто из лиц, проводящих дальнейшую обработку мяса не наказан, а сама ветеринарная справка выдается лишь для подтверждения законной транспортировки продукции животноводства по району, не является заключением о годности мяса к реализации, П.Г.П. является лицом, непосредственно влияющим на транспортировку.

При таких обстоятельствах, деяние П.Г.П. не может быть признано обладающим высокой степенью общественной опасности, характерной для уголовного закона. При отсутствии вреда от её деяния, признаки преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ присутствуют формально. А значит в силу ч.2 ст. 14 УК РФ её действия являются малозначительными.

По мнению защиты, в деянии П.Г.П. могут содержаться лишь признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. ХХ.8 Кодекса об административных правонарушениях, то есть нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки или убоя животных, правил переработки, хранения или реализации продуктов животноводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.1, 401.8, 401.14, 401.15 УПК РФ

ПРОШУ:

Приговор ______ городского суда от 30 ноября 20ХХ года в отношении осужденной по ст. 292 УК РФ П.Г.П отменить в связи с неправильным применением уголовного закона, дальнейшее производство по делу прекратить.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector