No Image

Приказ по домашнему аресту

СОДЕРЖАНИЕ
1 просмотров
12 декабря 2019

22 марта Конституционной Суд РФ вынес Постановление № 12-П/2018 по делу о проверке конституционности ч. 1 и 3 ст. 107 «Домашний арест» УПК РФ, которые, по мнению заявителя, нарушают основной закон в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Поводом для обращения послужила следующая ситуация. Постановлением от 20 июля 2017 г. Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста заявителю, обвинявшемуся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 145.1 – невыплате зарплаты на общую сумму свыше 30 млн рублей. Максимальное наказание за данное преступление не превышает трех лет лишения свободы, и в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ оно отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

15 сентября срок содержания заявителя под домашним арестом был продлен до четырех месяцев – по 17 ноября 2017 г. А 9 ноября ему было предъявлено в окончательной форме обвинение в трех преступлениях, предусмотренных ст. 145.1 УК РФ, выразившихся в невыплате заработной платы на общую сумму около 78 млн руб., а срок содержания под домашним арестом был продлен до 24 ноября 2017 г. При этом уже 10 ноября следователь вынес постановление, в котором ходатайствовал перед судом о прекращении уголовного дела в связи с полным погашением обвиняемым задолженности по заработной плате и назначении ему судебного штрафа.

22 ноября было удовлетворено ходатайство стороны защиты об изменении заявителю меры пресечения в виде домашнего ареста на залог в размере 500 тыс. руб., а уголовное дело направлено по подсудности мировому судье.

В своей жалобе заявитель указал, что положения ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ понимаются судами в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно п. 36 которого установленные ч. 1 ст. 108 УПК РФ условия, связанные с видом и размером наказания, на домашний арест не распространяются. Такое применение уголовно-процессуальных норм заявитель считает противоречащим правовой позиции Конституционного Суда РФ, который в Постановлении от 6 декабря 2011 г. № 27-П отметил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а потому применение этих мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения данного права, схожих по своим сущностным характеристикам.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд пояснил, что выраженная в Постановлении № 27-П/2011 правовая позиция о необходимости применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, с соблюдением предусмотренных Конституцией РФ гарантий обеспечения данного права, схожих между собой по своим сущностным характеристикам, в полной мере распространяется на решение вопроса об избрании и применении меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести. При этом схожесть указанных конституционных гарантий не означает необходимости идентичности условий применения домашнего ареста и заключения под стражу, поскольку ими по-разному ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность.

КС отметил, что сама по себе дифференциация мер пресечения, избираемых в отношении подозреваемых и обвиняемых с учетом тяжести выдвинутого подозрения и обвинения, в том числе позволяющая применять домашний арест в уголовных делах о преступлениях небольшой тяжести более широко, чем заключение под стражу, направлена на обеспечение требований справедливости, соразмерности ограничения прав и свобод, соблюдения баланса частных и публичных интересов при производстве по уголовному делу.

Суд также указал, что могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства не будут выполнены. Как подчеркнул КС РФ, именно для таких исключительных случаев в УПК РФ предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, хотя, по общему правилу, оно не допускается.

«Соответственно, применение домашнего ареста – с учетом более гуманного (менее строгого) характера данной меры пресечения по сравнению с заключением под стражу и с учетом возможности наложения запретов и ограничений, установленных ч. 7 ст. 107 УПК Российской Федерации, не полностью, а выборочно – в тех случаях, когда применение лишения свободы за преступление небольшой тяжести невозможно, но имеются такие исключительные обстоятельства, не противоречило бы его природе», – указал Конституционный Суд.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционный Суд также постановил, что правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, если они основаны на положениях ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Представлявший заявителя адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Зимин оценил постановление КС РФ с точки зрения формирования практики правильного применения домашнего ареста как очень хорошее. Он отметил, что предприниматели сегодня подвергаются неприятному давлению через категорию преступлений небольшой тяжести. По данной категории дел избирается домашний арест. Как полагает Александр Зимин, постановление КС РФ решает эту задачу, прямо указывая: если нельзя заключить под стражу в силу прямого указания закона, то нельзя в отсутствие особых обстоятельств, перечисленных с п. 1 по п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключить лицо под домашний арест.

По мнению Александра Зимина, постановление КС РФ, безусловно, положительно повлияет на правоприменительную практику по преступлениям, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, поскольку является прецедентным и направлено в пользу обвиняемых и подозреваемых.

Комментируя решение КС, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал его взвешенным и разумным. Он обратил внимание, что Конституционный Суд фактически отметил, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу возможно лишь с соблюдением требований не только ст. 107, но и ст. 108 УПК РФ, что связано со строгостью данной меры пресечения и особыми условиями ее применения, предусматривающими изоляцию подозреваемого (обвиняемого) от общества.

Вместе с тем эксперт выразил удивление применением данной меры пресечения к заявителю в рассматриваемой ситуации. «Нарушение ст. 108 УПК РФ носило очевидный характер, и тем не менее суд, удовлетворивший ходатайство следователя, пошел на такое нарушение. На мой взгляд, это еще раз с очевидностью указывает на соглашательскую позицию наших судебных органов по отношению ко всем ходатайствам стороны обвинения и ошибочное восприятие судами меры пресечения в виде домашнего ареста как гуманной и не нарушающей серьезным образом права обвиняемого, что позволяет судам не вникать ни в какие доводы защиты при подобных ходатайствах», – заключил Андрей Гривцов.

В то же время партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов высказал мнение, что постановление нельзя на практике рассматривать как указание на то, что Конституционный Суд рекомендовал судам по делам о преступлениях небольшой тяжести избирать не заключение под стражу, а именно домашний арест. «Во-первых, это прямо не следует из постановления, а во-вторых, данное постановление содержит рекомендации о применении меры в виде домашнего ареста по делам небольшой тяжести, т.е. если суд считает необходимым избрать именно эту меру», – пояснил он.

Читайте также:  Когда россия вступила в оон

Как полагает Сергей Гревцов, Суд понял и зафиксировал в мотивировочной части самую важную мысль, которую заявитель жалобы пытался донести, однако в резолютивной части КС ее не отразил. «Данная правовая позиция заключается в следующем: если даже на момент избрания меры пресечения в виде заключения под стражу грозила уголовная ответственность в виде лишения свободы, но в ходе предварительного следствия обвиняемым предприняты действия, которые в дальнейшем исключают возможность назначения наказания в виде лишения свободы, то при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста не может быть продлена судом и должна либо быть изменена на более мягкую, либо вообще в ходатайстве следователя о продлении сроков домашнего ареста должно быть отказано», – отметил Сергей Гревцов.

Metadata name =" Title "> Инструкция

о применении домашнего ареста в качестве меры пресечения Metadata >

Утверждена совместным приказом

Генерального Прокурора Республики Казахстан

Председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан

от 22 октября 2005 г. № 000

И. о. Министра внутренних дел Республики Казахстан

от 6 октября 2005 г. № 000

Председателя Агентства Республики Казахстан

по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовой полиции)

от 7 октября 2005 г. № 000

1. Общие положения

1. Настоящая Инструкция детализирует процедуру применения домашнего ареста как меры пресечения, используемой органами предварительного следствия и дознания.

2. Основные понятия, используемые в настоящей Инструкции:

Домашний арест – это мера пресечения, применяемая с санкции прокурора либо по решению суда к подозреваемому, обвиняемому при наличии оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, с оставлением их в условиях изоляции, позволяющей максимально удовлетворить естественные права личности.

Жилище – квартира, дом или комната, а в условиях плавания – каюта, а также речное или морское судно, где подозреваемый, обвиняемый постоянно или временно проживает единолично, с семьей или с другими лицами, а также иное, избранное органом, ведущим уголовный процесс, специальное место или помещение.

Специальное место или помещение – это больница, клиника, пансионат, дача, иные места и помещения.

2. Применение домашнего ареста как меры пресечения

3. Домашний арест применяется только при наличии процессуальных оснований, предусмотренных статьями 139, 142, 149, 322 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – УПК) в целях обеспечения надлежащего поведения подозреваемого, обвиняемого предупреждения воспрепятствования объективному расследованию и разбирательству дела в суде, уклонения от органа, ведущего уголовный процесс и суда, предупреждения преступной деятельности.

4. При избрании этой меры пресечения учитываются чистосердечное раскаяние в содеянном, отсутствие судимости, положительная характеристика, престарелый или несовершеннолетний возраст, состояние здоровья, семейное положение, наличие малолетних детей и так далее.

5. Орган, ведущий уголовный процесс, в соответствии с частью 2 статьи 143 УПК выносит постановление об избрании меры пресечения (приложение 1).

В постановлении должны быть указаны: место и время его составления; фамилия и должность лица, вынесшего постановление; обстоятельства совершенного преступления, в котором подозревается или обвиняется лицо; фамилия, имя, отчество, число, месяц, год и место рождения этого лица; гражданство; документ, удостоверяющий личность подозреваемого, обвиняемого; дата и статья Уголовного кодекса Республики Казахстан возбуждения уголовного дела; дата задержания и предъявления обвинения; объем предъявленного обвинения; обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста; конкретные ограничения в свободе, которым подвергается арестованный, данные органа или должностного лица, на которое возлагается обязанность по осуществлению надзора за соблюдением установленных ограничений, статьи УПК, на основании которых вынесено постановление. Постановление подписывается лицом, его составившим, подозреваемым, обвиняемым, их защитниками с указанием фамилии и номера ордера.

Согласно части 1 статьи 149 УПК домашний арест применяется только с санкции прокурора либо по решению суда в порядке, предусмотренном статьей 150 УПК. При этом проверяется наличие условий, позволяющих избрать меру пресечения в виде ареста, когда полная изоляция лица не вызывается необходимостью или нецелесообразна с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств.

Постановление о применении домашнего ареста регистрируется в журнале учета меры пресечения в виде домашнего ареста (приложение 2) органа, в производстве которого находится уголовное дело.

6. Специальными условиями применения домашнего ареста являются: наличие надлежащего субъекта – вменяемого физического лица, достигшего возраста, установленного Уголовным кодексом Республики Казахстан; наличие у него жилища; установление ограничений прав субъекта; возможность охраны места проживания арестованного и установления надзора за его поведением; наличие компетентного органа или должностного лица, осуществляющего надзор; уведомление органа или должностного лица о сущности избранной меры пресечения и необходимости контроля за надлежащим поведением арестованного лица; необходимость принятия органом, ведущим уголовный процесс, мер по попечению и присмотру за имуществом субъекта (в том числе за животными); возможность применения иных мер процессуального принуждения к лицу, подвергнутому домашнему аресту (привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество и так далее).

В случае необходимости место содержания под домашним арестом определяется органом, ведущим уголовный процесс. Это может быть больница, клиника, пансионат, дача, иные места и арендованные помещения.

7. Допускается предоставление подозреваемому, обвиняемому жилища родственниками и иными лицами на время производства по уголовному делу. При предоставлении подозреваемому, обвиняемому жилища родственниками и знакомыми для органа, ведущего уголовный процесс, необходимо письменное согласие их, а также совместно проживающих с ними совершеннолетних лиц.

8. В случае заключения договора аренды жилища не по месту постоянного жительства подозреваемого, обвиняемого в период нахождения его под домашним арестом, в договоре предусматриваются права и обязанности арендодателя и арендатора, сроки и правила пользования жильем, оплаты коммунальных услуг, ответственность арендатора по содержанию в исправности жилья, вопросы досрочного расторжения договора. Арендодатель должен быть обязательно предупрежден арендатором об основной цели аренды им жилья, при этом субаренда исключается.

9. Процессуальный порядок применения домашнего ареста состоит из принятия решения о применении меры пресечения; вынесения постановления и объявления его подозреваемому, обвиняемому и защитнику; исполнения решения. В постановлении наряду с ограничениями для арестованного указывается, что подозреваемый, обвиняемый предупрежден о возможности проведения следственных действий, предусмотренных статьями 235-237 УПК, установления охраны по месту жительства и надзора за его поведением.

10. Подозреваемый, обвиняемый, содержащийся под домашним арестом, без разрешения органа, ведущего уголовный процесс, не может общаться с определенными лицами, (перечень которых устанавливается органом уголовного преследования) получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи, а также выходить из жилища в определенное органом уголовного преследования время.

По усмотрению органа, ведущего уголовный процесс, свидания могут осуществляться как в присутствии, так и без лица, осуществляющего надзор.

11. Перед применением домашнего ареста следует установить наличие у подозреваемого, обвиняемого средств связи, которые могут быть запрещены для использования. При наложении запрета на получение и отправление корреспонденции и ведение переговоров с использованием средств связи, в постановлении о применении меры пресечения должны быть четко указаны виды корреспонденции и средства связи, срок действия запрета.

12. Виды ограничений к подозреваемому, обвиняемому устанавливаются органом, ведущим уголовный процесс и судом, в совокупности и в отдельности, исходя из их целесообразности.

13. Ограничения, предусмотренные пунктом 2 статьи 149 УПК в части запрещения арестованному общения с определенными лицами, получения и отправления корреспонденции, ведения переговоров с использованием любых средств связи, а также ограничения выхода из жилища, на стадии досудебного производства по уголовному делу могут быть сняты полностью или частично органом, ведущим уголовный процесс, по мотивированному постановлению, санкционированному прокурором, осуществляющим надзор за законностью производства по уголовному делу ввиду необходимости:

1) посещения места работы или учебы; магазинов (рынков) для приобретения продуктов питания и предметов первой необходимости; поликлиники и аптеки;

Читайте также:  Как сделать свою биографию

2) краткосрочного выезда к месту жительства близких родственников в связи с тяжелой болезнью, угрожающей жизни или смертью;

3) отправления и получения корреспонденции, связанной с состоянием личного здоровья и здоровья родных, близких;

4) ведения международных переговоров, связанных с исключительно личными обстоятельствами, здоровьем родных и близких, на стационарных переговорных пунктах.

Орган или должностное лицо, осуществляющее надзор за соблюдением установленных ограничений, не вправе по своей инициативе устанавливать дополнительные ограничения, ущемляющие права подозреваемого, обвиняемого.

14. При нарушении подозреваемым, обвиняемым установленных ограничений два и более раз в период действия избранной меры пресечения, она может быть изменена на более строгую. При этом систематическое нарушение лицом, содержащимся под домашним арестом, установленных ограничений должно подтверждаться соответствующими документами: рапорт проверяющего лица; любые сведения, подтвержденные показаниями свидетелей.

Орган, ведущий уголовный процесс, в соответствии со статьей 154 УПК выносит постановление об изменении меры пресечения, где указывается о неисполнении подозреваемым, обвиняемым установленных ограничений и материалы направляются прокурору для изменения меры пресечения на более строгую.

15. Сопроводительное письмо органа, ведущего уголовный процесс, с постановлением о применении домашнего ареста регистрируется в журнале входящих документов органов внутренних дел, национальной безопасности и финансовой полиции и с резолюцией начальника передается для исполнения руководителям соответствующих подразделений и служб.

16. В случае возникновения вопросов об условиях и порядке осуществления ограничений и правил надзора начальник подразделения органов внутренних дел, национальной безопасности и финансовой полиции (заместитель начальника) обращается к следователю, дознавателю, прокурору, суду с соответствующим запросом. При этом осуществление надзора не прекращается.

17. В отношении несовершеннолетнего лица постановление о применении меры пресечения направляется в инспекцию по делам несовершеннолетних для сведения.

18. После установления ограничений и правил надзора, а также охраны, начальник соответствующей службы (заместитель начальника) докладывает об этом рапортом начальнику органа дознания.

19. Начальником органа внутренних дел, национальной безопасности и финансовой полиции направляется в орган, избравший меру пресечения, уведомление о принятии постановления к исполнению.

20. Органом дознания направляется сообщение администрации организаций, учебных заведений и соответствующих лечебных учреждений о лицах, на которых возложены ограничения, связанные с продолжением работы, учебы или лечения.

21. Документы, указанные в пунктах 19, 20 настоящей Инструкции, направляются адресату в трехдневный срок после постановки указанных лиц на учет.

22. Должностные лица органа дознания, осуществляющие надзор за подозреваемым, обвиняемым, подсудимым вправе посещать жилище арестованного с целью наблюдения за его поведением и выполнением установленных ограничений в любое время суток. При этом за ненадлежащее осуществление надзора они несут дисциплинарную и иную ответственность, предусмотренную законодательными актами Республики Казахстан.

1. Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

2. Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьей 109 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

2.1. В срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей. Совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись, не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный статьей 109 настоящего Кодекса.

3. Домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

4. Рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства.

5. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий или залога.

6. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению.

7. Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может установить запреты, предусмотренные пунктами 3 – 5 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса.

8. В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем запретам, указанным в части седьмой настоящей статьи, либо некоторым из них. Запреты могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело. Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

9. В решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения, в том числе место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, запреты, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, способы связи со следователем, с дознавателем и контролирующим органом.

10. Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением возложенных на него судом запретов осуществляется в порядке, установленном частью одиннадцатой статьи 105.1 настоящего Кодекса.

11. Если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты. Местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения.

12. В орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

13. Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом, с защитником, законным представителем, а также с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого или обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

14. В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения, отказа от применения к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля или умышленного повреждения, уничтожения, нарушения целостности указанных средств либо совершения им иных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, суд по ходатайству следователя или дознавателя, а в период судебного разбирательства по представлению контролирующего органа может изменить эту меру пресечения на более строгую.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 107 УПК РФ

1. Содержание домашнего ареста состоит в запретах обвиняемому (подозреваемому) покидать определенное помещение (здание, участок территории), общаться с некоторыми лицами устно, письменно и посредством связи, устанавливаемых в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). О надлежащем поведении см. ком. к ст. 102.

Читайте также:  Нужно ли оформлять субсидию

Домашний арест является физически-принудительной мерой пресечения, сопряженной с принудительным пребыванием обвиняемого, подозреваемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц, т.е. данная мера физически ограничивает право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированное ст. 22 Конституции РФ. По этой причине она избирается и применяется только судом в состязательной процедуре и на конкретный, специально установленный срок (Постановление КС РФ от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности статьи 107 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина).

О проблеме согласия обвиняемого (подозреваемого) на домашний арест см. ком. к ч. 3 настоящей статьи.

2. Не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого и подозреваемого на участие в судебных заседаниях, следственных и иных процессуальных действиях (например, в допросе свидетеля, производимом по ходатайству обвиняемого, отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, ведении переговоров с защитником и т.д.).

3. При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде. Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения); выходить из жилого помещения без сопровождения.

В силу отличия домашнего ареста от заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) не может быть принудительно помещен в специализированное помещение (закрытого типа). При домашнем аресте отсутствует "содержание под стражей" (п. 42 ст. 5 УПК). Однако при согласии обвиняемого (подозреваемого) домашний арест может исполняться в месте, указанном в решении суда. При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц.

4. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями, экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу).

5. Запрет получать и отправлять почтовые отправления не распространяется на почтовые переводы денежных средств.

6. Ограничения по ведению переговоров устанавливаются путем указания лиц, с которыми запрещено или разрешено вести переговоры, а также определенных средств связи (Интернета, электронной почты, телефона, телетайпа, факса, радио и др.).

7. Для избрания домашнего ареста необходимы наличие оснований, условий, мотивов и вынесение судом соответствующего постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

8. Закон в качестве специального условия предусматривает, что домашний арест применяется при наличии оснований и условий для заключения под стражу (см. ком. к ст. 108) тогда, когда содержание под стражей обвиняемого или подозреваемого (помещение в следственный изолятор) нецелесообразно в силу ряда обстоятельств: а) старческого возраста, тяжелого состояния здоровья, беременности или кормления грудью; б) особого социального или должностного статуса (по практике уставов уголовного судопроизводства 1864 года домашний арест применялся к высокопоставленным чиновникам, военным начальникам, депутатам); в) наличия места жительства или пребывания. На практике домашний арест также применяется в качестве альтернативы заключению под стражу, когда продление его сроков признается необоснованным.

Обращает на себя внимание, что по буквальному смыслу ч. 2 ст. 107 УПК домашний арест не может применяться, когда нет оснований для заключения под стражу. При этом термин "основания" используется в законе в широком смысле, включающем и юридические условия (предусмотренные ч. 1 ст. 108). Следовательно, домашний арест не может применяться во всех случаях, когда запрещено применение заключения под стражу, в том числе и в случаях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 108 УПК ("в отношении предпринимателей"). Однако в ч. 7.1 ст. 108 УПК содержится норма, позволяющая суду избирать домашний арест вне зависимости от специальных условий, предусмотренных ч. ч. 1 и 1.1 этой статьи. Из сопоставления данных нормативных положений следует, что в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности (ч. 1.1 ст. 108) и при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 – 4 ч. 1 этой статьи, суд вправе избрать домашний арест лишь при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании заключения под стражу.

9. Домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу (о нем см. ком. к ст. 108).

10. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать. Подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом либо всем ограничениям и запретам, перечисленным в ч. 1 ст. 107, либо отдельным из них.

Токийские правила, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14.12.1990 N 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. п. 2.6, 12.2). В процессе применения не связанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11).

11. Суд указывает тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Эти органы и должностные лица должны определяться подведомственными нормативными актами.

При этом редакция ч. 3 ком. статьи подчеркивает некоторую "добровольность" домашнего ареста по сравнению с заключением под стражу. Пункт 3.4 Токийских правил предусматривает, что не связанные с тюремным заключением меры, которые накладывают какое-либо обязательство на обвиняемого и которые применяются до формального разбирательства или суда, требуют согласия обвиняемого. Однако вывод об обязательности согласия обвиняемого для его домашнего ареста (действительно не связанного с тюремным заключением) является неверным. Во-первых, при домашнем аресте устанавливаются не обязательства, а ограничения. Во-вторых, домашний арест избирается при наличии оснований для заключения под стражу, которое в данном случае нецелесообразно. Поэтому отказ обвиняемого от домашнего ареста автоматически влечет заключение под стражу.

Изложенное свидетельствует, что при домашнем аресте присутствуют физическое принуждение и ограничение права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), которое не позволяет толковать норму ч. 3 ст. 107 УПК так, будто бы запреты "соблюдаются" самим обвиняемым, а органы "надзирают" за этим. В действительности обвиняемый "подвергается ограничениям", а надзирающий орган не может быть пассивным наблюдателем нарушений со стороны обвиняемого (подозреваемого). Эти нарушения должны предупреждаться и пресекаться с помощью соответствующих контролирующих полномочий (выставление охраны, контроль сообщений и переговоров, применение физической силы и специальных средств).

12. Постановлением КС РФ от 06.12.2011 N 27-П по делу о проверке конституционности статьи 107 УПК РФ в связи с жалобой гр. Эстонской Республики А.Т. Федина положения этой статьи в той мере, в какой они не конкретизируют срок, устанавливаемый при избрании меры пресечения, в виде домашнего ареста, не определяют основания и порядок его продления и не ограничивают предельный срок пребывания лица под домашним арестом, в том числе с учетом срока пребывания под стражей в качестве меры пресечения признаны не соответствующими Конституции РФ. Впредь до внесения соответствующих изменений в УПК РФ для установления, продления и ограничения срока домашнего ареста, в том числе с учетом срока пребывания под стражей, должны применяться положения его статьи 109.

13. Постановление следователя, дознавателя об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене домашнего ареста может быть обжаловано в порядке, установленном ст. 125 УПК (Определение КС РФ от 27.01.2011 N 9-О-О по делу А.И. Аноприева).

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector