No Image

Реабилитация упк рф статья

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1-4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 133 УПК РФ

2. Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями — невиновностью и справедливостью, т.е. с такими случаями, когда уголовному преследованию, будучи невиновным, подвергается тот, кто преступления не совершал, а это значит, что все лишения, связанные с уголовным преследованием, он претерпел зря, несправедливо; воздаяние последовало при отсутствии деяния. Между тем в теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно: возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград. Такую двойственность допускает и действующий УПК. Так, из содержания части первой комментируемой статьи явствует, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, а в части первой статьи 135 УПК говорится о возмещении имущественного вреда реабилитированному, т.е. тому, кто уже признан невиновным, но еще не получил от государства компенсации за свои незаслуженные страдания.

3. Важнейшей особенностью правового института, о котором ведется речь, является субъектный состав правоотношений, которые складываются на его основе. Вред, причиненный невиновному гражданину вследствие его уголовного преследования, возмещается не должностными лицами (дознавателем, следователем, прокурором, судьей), в причинной связи с действиями которых этот вред образовался, и не органами государства, на службе в которых названные должностные лица состоят, а государством, причем независимо от вины должностных лиц и от того, в каком звене правоохранительной системы произошел сбой, где, на каком этапе движения уголовного дела допущенная ошибка усугублена, кто и в какой мере причастен к этой ошибке или злоупотреблению, повлекшему уголовное преследование невиновного и связанные с этим лишения. В такой юридической конструкции заложен глубокий философский, политический и нравственный смысл. Свою судьбу в сфере обеспечения правопорядка и отправления правосудия гражданин вверяет не N-скому отделу внутренних дел, не N-ской прокуратуре и не N-скому суду, а государству, которому принадлежит прерогатива (исключительное право) уголовного преследования. Поэтому восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие из причинения вреда уголовным преследованием невиновного, имеют субъектный состав «государство — гражданин». Ни «запирательство» обвиняемого на допросах, т.е. умолчание о таких фактах, которые, будь они своевременно сообщены следователю, исключили бы уголовное преследование и, следовательно, причинение ему вреда, ни пассивность стороны защиты в осуществлении своей процессуальной функции, ни даже самооговор и попытка обвиняемого скрыться от следствия и суда и (или) помешать производству по уголовному делу — словом, никакая так называемая процессуальная вина не признается обстоятельством, исключающим право на реабилитацию и возмещение вреда, иначе говоря, не снимает с государства ответственности за судебную или следственную ошибку ни при каких обстоятельствах.

4. Сформулированные в части второй комментируемой статьи законоположения об основаниях и условиях реабилитации относятся к числу самых спорных и запутанных. Они резко контрастируют и с теоретическими воззрениями, и с накопленным опытом применения института реабилитации в прошлом, и с внутренним смыслом реабилитации как правоотношения, органически связанного с двумя основополагающими категориями — невиновности и справедливости. Государство является должником только по отношению к тому из своих граждан, кто от уголовного преследования пострадал, будучи невиновным в совершении преступления, иначе говоря, пострадал ни за что, зазря, понапрасну, когда воздаяние последовало при отсутствии виновно совершенного деяния. Данное обстоятельство удостоверяется оправданием по суду или же прекращением уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, тождественным основаниям оправдательного приговора, каковыми являются: неустановление события преступления (что равнозначно отсутствию события), непричастность лица к совершению преступления, отсутствие состава преступления и вынесение присяжными оправдательного вердикта (часть первая статьи 302 УПК). Все остальные законные основания прекращения уголовного преследования объективно относятся к нереабилитирующим, не порождающим восстановительно-компенсационных обязательств государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Ни прекращение уголовного дела (например, об изнасиловании) вследствие отсутствия обязательного заявления потерпевшего, ни прекращение уголовного дела в связи с отказом соответствующего органа в согласии на уголовное преследование представителя отдельной категории лиц (например, власть имущих), ни даже прекращение уголовного дела, ошибочно возбужденного второй раз по одному и тому же преступлению, не означает официального признания невиновным и не имеет отношения к реабилитации.

5. Согласно части четвертой комментируемой статьи правило о реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Однако из сопоставительного анализа пункта 3 части второй этой же статьи и пункта 2 части первой статьи 27 УПК, к которому она отсылает, явствует, что истечение сроков давности и смерть подозреваемого и обвиняемого также порождают право на реабилитацию. Налицо очевидное противоречие с труднопредсказуемыми практическими последствиями, хотя очевидно, что категории невиновности, справедливости и реабилитации и здесь ни при чем.

Читайте также:  Отзыв о бухгалтере образец

6. Согласно части третьей комментируемой статьи право на возмещение вреда в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, имеет также любое лицо, незаконно подвергавшееся мерам процессуального принуждения. Это законоположение порождает новое недоумение и новые вопросы без ответов. Получается, что на основании УПК возмещения убытков может требовать и тот, чье имущество повреждено при обыске, произведенном с нарушением процедуры следственного действия, а денежной компенсации на основании норм УПК вправе требовать тот, кто унижен при производстве освидетельствования, и т.д. и т.п., хотя эти следственные действия вообще не были связаны с уголовным преследованием данных лиц, а производились в целях собирания доказательств, и категории невиновности и реабилитации к этим случаям вообще не имеют никакого отношения. Кроме того, что это положение очевидно неправильно, оно еще и окончательно затуманивает смысл сформулированного в завершающей пятой части все той же статьи 133 УПК правила, согласно которому «в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства», потому что таких случаев практически не остается.

7. Часть четвертая комментируемой статьи об основаниях права на реабилитацию находится в неразрешенном противоречии с частью третьей статьи 27 УПК об основаниях прекращения уголовного преследования (см. комментарий к ней). В обеих нормах речь идет о следующих случаях: а) когда предусмотренное уголовным законом деяние совершено лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность; б) когда такое деяние совершено несовершеннолетним, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Часть третья статьи 27 УПК предписывает при наличии любого из этих обстоятельств уголовное преследование прекратить за отсутствием состава преступления, т.е. реабилитировать подозреваемого, обвиняемого (судебное разбирательство в аналогичных случаях завершается оправдательным приговором), а часть четвертая комментируемой статьи решительно отказывает таким лицам в реабилитации.

8. По смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, нормы комментируемой статьи предоставляют возможность возмещения вреда только тем, кто, будучи невиновным, уголовному преследованию подвергался по делам публичного и частно-публичного обвинения, предполагающим наличие досудебных стадий, в которых органы расследования осуществляют свои обязанности по раскрытию преступлений и изобличению виновного, где порой ошибаются в своем подозрении и обвинении и применении мер уголовно-процессуального принуждения в отношении обвиняемого, подозреваемого. Эти нормы неприменимы по уголовным делам частного обвинения, в связи с чем Конституционным Судом РФ признаны не соответствующими Конституции РФ (см.: Постановление от 17 октября 2011 г. N 22-П // Российская газета. 2011. 26 окт.), и действие комментируемой статьи распространено на дела данной категории. Сказанное означает, например, что на возмещение за государственный счет имеет гражданин, который:

— понес расходы на оплату юридической помощи по уголовному делу частного обвинения, в итоге прекращенному на основании пункта 5 части первой статьи 24 УПК, т.е. за отсутствием заявления потерпевшего (см. описательную часть упомянутого Постановления КС РФ) ;
———————————
С теоретической точки зрения прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по данному основанию не является реабилитирующим; оно не означает юридической констатации невиновности.

— претерпел моральный вред вследствие обвинения в преступлении по уголовному делу частного обвинения, производство по которому завершилось оправдательным приговором суда апелляционной инстанции (см. там же).

СТ 133 УПК РФ

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1-4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Статье 133 Уголовно-процессуального кодекса

1. В ст. 133 закреплено право реабилитированного лица на возмещение имущественного и морального вреда, восстановление в иных правах. Обязанность возмещения вреда в полном объеме принимает на себя государство в лице Минфина России. Условиями применения ст. 133 являются:

1) вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора;

2) прекращение в отношении подсудимого уголовного преследования в связи с отказом государственного или частного обвинителя от обвинения;

3) прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого (обвиняемого) в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего по делам частного обвинения; отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях (бездействии) Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета РФ;

4) прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого (обвиняемого) в связи с непричастностью к совершению преступления; наличием вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

Читайте также:  Коллегии и приказы отличия

5) наличие неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении либо об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же обвинению;

6) полная или частичная отмена вступившего в силу обвинительного приговора;

7) отмена незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

2. Приведенный перечень оснований для реабилитации не является исчерпывающим, так как в законе установлено, что право на реабилитацию имеют также лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в рамках уголовного дела. Под мерами процессуального принуждения понимается задержание подозреваемого; личный обыск подозреваемого; меры пресечения; обязательство о явке; привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество; денежное взыскание.

3. Правила ст. 133 не распространяются на случаи, когда уголовное преследование лица прекращается по нереабилитирующим основаниям (ч. 4). Также ущерб не подлежит возмещению, если лицо путем самооговора препятствовало установлению истины и тем самым способствовало применению к нему мер процессуального принуждения. Самооговор, явившийся следствием применения к гражданину насилия, угроз или иных незаконных мер, не препятствует возмещению ущерба. При этом факт насилия, угроз или иных незаконных мер должен быть установлен следственными органами, прокурором или судом.

4. Реабилитированное лицо вправе обратиться за возмещением вреда в судебные органы в рамках гражданского судопроизводства.

Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 – 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный – в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, – в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 – 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию

Возбуждение уголовного дела и соединение уголовных дел следователем, чье участие в производстве по уголовному делу недопустимо в силу закона, влечет их незаконность. Данное обстоятельство в силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ свидетельствует о недопустимости всех собранных по делу доказательств совершенных 06.12.2012 г., 15.12.2012 г. и 24.12.2012 г. преступлений. Поэтому приговор суда в этой части подлежит отмене, а производство по делу прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 133, ст. 134 УПК РФ в этой части следует признать право Бекуатова на реабилитацию.

Оспариваемая заявителем норма направлена на защиту прав и законных интересов лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 июня 2011 года N 758-О-О и от 17 ноября 2011 года N 1552-О-О). Право же на возмещение вреда лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, гарантировано другими законоположениями, в том числе частью третьей статьи 133 УПК Российской Федерации, предусматривающей право этих лиц на возмещение имущественного вреда, и частью пятой той же статьи, согласно которой в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

он же оправдан: по ч. 3 ст. 222 УК РФ на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть в связи с непричастностью к совершению преступления, а также по ч. 1 ст. 222-1 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть в связи с неустановлением события преступления, с признанием за ним права на реабилитацию в связи с его оправданием на основании ст. ст. 133 – 134 УПК РФ;

Апелляционным постановлением Тюменского областного суда от 24 мая 2016 года приговор в отношении Семенова В.А. отменен, и уголовное дело в отношении него прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Исключено указание о назначении Семенову В.А. наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. Признано за Семеновым В.А. право на реабилитацию в порядке, установленном ст. 133 УПК РФ, и на обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, связанного с уголовным преследованием по указанному преступлению.

– оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. В соответствии со ст. 133 УПК РФ, ч. 1, ст. 134 УПК РФ за Логиновым В.С. признано право на реабилитацию;

В связи с этим имеются основания для признания за Дадиным И.И. в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ права на реабилитацию.

На основании изложенного и руководствуясь ч. 5 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Республики Узбекистан А.Э. Жуманиязов просит признать не соответствующими статьям 17, 22, 45, 46, 52 и 53 Конституции Российской Федерации положения статей 91, 133 и 389.33 УПК Российской Федерации в той мере, в какой они, по мнению заявителя, позволяют согласно сложившейся правоприменительной практике:

Читайте также:  Мазут опасный груз или нет

В связи с тем, что судебные решения в части осуждения Волошина П.А. по п. "а" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ подлежат отмене, производство по делу – прекращению за отсутствием в деянии состава преступления, за ним в соответствии со ст. ст. 133, 134 УПК РФ следует признать право на реабилитацию.

Он же оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УПК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деянии состава преступления. В соответствии со ст. 133, ч. 1 ст. 134 УПК РФ признано его право на реабилитацию.

Признание содержания обвиняемого под стражей незаконным никак не влияет на соответствие назначенного по приговору суда наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, а потому не может рассматриваться в качестве влекущего обязательное смягчение назначенного наказания. Восстановление же прав лица, подвергнутого незаконному применению мер процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, может осуществляться по правилам главы 18 УПК Российской Федерации в форме возмещения имущественного и морального вреда либо в порядке гражданского судопроизводства (части третья и пятая статьи 133, статьи 135 и 136 того же Кодекса).

е) реабилитированным лицам, а с их согласия или в случае их смерти – наследникам, близким родственникам, родственникам, иждивенцам в соответствии со статьями 133, 134 УПК РФ, статьей 11 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" – документа, удостоверяющего личность и (или) полномочия, а также подтверждающего соответствующее родство (факт нахождения на иждивении).

е) реабилитированным лицам, а с их согласия или в случае их смерти – наследникам, близким родственникам, родственникам, иждивенцам в соответствии со статьями 133, 134 УПК РФ, статьей 11 Закона Российской Федерации от 18.10.1991 N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" – документа, удостоверяющего личность и (или) полномочия, а также подтверждающего соответствующее родство (факт нахождения на иждивении).

е) реабилитированным лицам, а с их согласия или в случае их смерти – наследникам, близким родственникам, родственникам, иждивенцам в соответствии со статьями 133, 134 УПК РФ, статьей 11 Закона Российской Федерации от 18.10.1991 N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" – документа, удостоверяющего личность и (или) полномочия, а также подтверждающего соответствующее родство (факт нахождения на иждивении).

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности частей первой и третьей статьи 133, части первой статьи 135 и статьи 139 УПК Российской Федерации.

Согласно части первой статьи 133 УПК Российской Федерации право на реабилитацию включает в себя не только право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда, но и восстановление в жилищных, трудовых, пенсионных и иных правах, а вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Вместе с тем, определив в его главе 18 основания возникновения и содержание права на реабилитацию, а также порядок возмещения имущественного и морального вреда реабилитированным, федеральный законодатель не предусмотрел ни в данном Кодексе, ни в каком-либо ином федеральном законе механизм, гарантирующий восстановление пенсионных прав лиц, незаконно и (или) необоснованно подвергшихся уголовному преследованию.

При завершении производства по делу должен быть окончательно разрешен и вопрос об отстранении от должности. В случае прекращения уголовного дела эта мера принуждения отменяется в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 213 УПК РФ. Если дело прекращается по реабилитирующим основаниям или судом постановляется оправдательный приговор, у лица, к которому она была применена, в соответствии с ч. 3 ст. 133 УПК РФ возникает право на возмещение причиненного ему вреда, в том числе на восстановление в прежней должности и на компенсацию разницы между его заработной платой и государственным пособием, которое оно получало, будучи отстраненным от должности.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации понимает реабилитацию как порядок восстановления прав и свобод реабилитированных лиц и возмещения вреда, причиненного в связи с таким преследованием, при безусловном признании права реабилитированных на его возмещение (пункты 34 и 35 статьи 5, статья 6), включая возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (часть первая статьи 133).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.В. Романов оспаривает конституционность пункта 2 части второй статьи 133, части первой статьи 134 и части седьмой статьи 246 УПК Российской Федерации, Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" (с изменениями от 29 марта 1991 года), а также утвержденного этим Указом Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, Инструкции по применению данного Положения (утверждена 2 марта 1982 года Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР и Министерством финансов СССР, согласована с Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР, Комитетом государственной безопасности СССР) и Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 декабря 1988 года N 15 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей".

Не предусматривает уголовно-процессуальный закон и специального механизма возмещения убытков собственнику арестованного имущества, причиненных чрезмерно длительным ограничением его прав: так, расходы собственника по содержанию арестованного имущества и неполученные доходы от его возможного использования не отнесены законом к процессуальным издержкам, подлежащим взысканию по итогам судебного разбирательства по делу (статьи 131 и 132 УПК Российской Федерации); возмещение вреда, причиненного чрезмерно длительным арестом имущества, наложенным на законных основаниях, в уголовно-процессуальном порядке не предусмотрено (части третья и пятая статьи 133 УПК Российской Федерации); не являющиеся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками лица, на имущество которых наложен арест, не относятся к числу субъектов, имеющих право на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (часть 1 статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок"); отсутствие специального механизма возмещения собственнику арестованного имущества убытков, причиненных чрезмерно длительным ограничением его прав, не компенсируется и возможностью обращения за судебной защитой в порядке гражданского судопроизводства (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 января 2011 года N 1-П).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Н.Н. Рысева оспаривает конституционность статьи 133 "Основания возникновения права на реабилитацию" УПК Российской Федерации, как не включающей в число оснований для реабилитации прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности. По мнению заявительницы, отказ в реабилитации, в том числе в праве на возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преследования, лицу, в отношении которого отсутствует обвинительный приговор, противоречит статье 49 Конституции Российской Федерации. Она утверждает, что прекращение уголовного дела в любом случае, т.е. вне зависимости от основания, должно влечь возмещение вреда, причиненного в результате уголовного преследования.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector