No Image

Сирота при живых родителях

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

Как гипоопека порождает «сирот при живых родителях»

Сколько раз, узнав из СМИ о каком-нибудь ребенке-правонарушителе, вы с удивлением читали, что это ребенок из полной обеспеченной семьи, никто из членов которой «не был, не состоял, не привлекался». А между тем, ситуация, когда ребенок живет вроде бы и в семье, но сам по себе, отнюдь не редка. У такого стиля воспитания даже есть название – гипоопека.

Что такое гипоопека

Гипоопека – обратная сторона гиперопеки. Если в первом случае ребенок постоянно находится в центре внимания родителей, но не имеет возможности принимать самостоятельные решения и не несет ответственности за свои поступки, то при гипоопеке он, напротив, полностью или частично «выпадает» из сферы внимания мамы и папы.

Существует распространенное заблуждение, что гипоопека – это болезнь социального дна. Где дети позабыты-позаброшены и с раннего возраста вынуждены искать себе пропитание? Конечно в семьях хронических алкоголиков! На деле это не так. Многие родители полагают, что не отстранились от воспитания, а просто учат ребенка самостоятельности и ответственности, «не растят его эгоистом», «не делают центром вселенной», «не жертвуют своей жизнью ради ребенка».

” В условиях гипоопеки растет каждый пятый ребенок.

При этом формально семья считается благополучной – у ребенка есть еда, одежда, игрушки, книги, гаджеты, причем часто в количествах, превышающих необходимые. Однако он живет в ситуации острого эмоционального дефицита – для малыша эта ситуация более губительна и болезненна, чем дефицит питания или нехватка теплой одежды.

Почему возникает гипоопека

Причин, по которым возникает гипоопека, несколько, и они весьма различны.

Инфантильность родителей

Иногда «у детей рождаются дети» и, как вы понимаете, ситуация не связана с возрастом напрямую. Порой молодые мамы и папы и в 30, и в 40 лет еще «не наигрались» и не готовы нести ответственность за нового члена семьи. Как только оказывается, что ребенок отличается от куклы: может капризничать и вообще, мешает вести привычный образ жизни, от него стараются дистанцироваться. В лучшем случае его перепоручают заботам бабушки или няни, но полноценным такое воспитание вряд ли можно назвать.

Помните мальчика «дядю Федора» из книги и мультфильма о приключениях компании из Простоквашино? Это пример ребенка, выросшего в ситуации гипоопеки: он начинает самостоятельную жизнь в возрасте, когда совершенно не должен этого делать. Но, правда, в его жизни появляется какая-никакая бабушка (кот Матроскин, который «я еще и вышивать могу… и на машинке тоже»), и безалаберный дедушка – пес Шарик, отправляющийся «на фотоохоту».

Крушение брака

Разведенный родитель с ребенком – это всегда зона риска. Одна жизнь окончилась, нужно выстраивать другую, а как это сделать, если у тебя есть ребенок, представляет не каждый. Груз ответственности (и моральной, и, порой, финансовой), распределенный раньше на двоих, внезапно оказывается только на одном из родителей. Иногда это оборачивается гиперопекой, когда родитель (чаще мама) боится потерять и эту часть семьи и всеми силами пытается «закрепить» ребенка в своей жизни. Иногда – гипоопекой, когда родитель-опекун начинает жить так, словно никакого ребенка вовсе нет: «Почему бывший муж (жена) живет свободно, а я не могу устроить свою личную жизнь? Я тоже хочу!»

Наглядная картинка таких отношений представлена в картине Андрея Звягинцева «Нелюбовь»: сын оказывается до такой степени не нужным разводящимся отцу и матери, стремящимся избавиться от груза прежней жизни на пороге новой, что пропажу мальчика скорее обнаруживают в школе, чем в семье.

Детская травма родителей

Если родители сами выросли в ситуации гипоопеки, они склонны к одной из крайностей: либо повторяют сценарий своего детства, поскольку не представляют ничего иного, либо становятся гиперопекунами, отрицая родительские методы воспитания: «Моя мать была карьеристкой, ее никогда не было рядом со мной. Уж я-то так себя вести не буду, я все время и силы буду посвящать дому и детям, я каждую минуту буду рядом с ними!»

Ситуация, когда оба родителя выросли в ситуации гипоопеки – не такая уж и редкость. Сегодня молодыми родителями становятся «дети лихих девяностых». Экономический кризис заставил их родителей много сил и времени уделять работе, зачастую они не могли предоставить детям психологическую поддержку, поскольку сами в ней нуждались.

«Уснувший» материнский инстинкт

Не самая частая ситуация, но порой у мамы «не включается» материнский инстинкт после рождения ребенка. Безусловная любовь «запускается» выбросом гормонов во время беременности и родов, но иногда что-то идет не так. Мама, взяв малыша на руки, ощущает себя так же, как если бы ей вручили совершенно чужого ребенка.Не стоит паниковать – порой чувства просыпаются не сразу, а спустя несколько часов, суток и даже недель. Если они так не появились – маме предстоит пройти непростой путь, схожий с судьбой мамы-усыновительницы; принять ребенка сперва «головой», а только затем – «сердцем».

Однако порой мама так и продолжает механически заботиться о ребенке, словно завхоз в сиротском приюте. Сыт? Одет? В школу отправлен? Вот и отлично, миссия выполнена!

А у вас в семье есть гипоопека?

Гипоопека имеет совершенно отчетливые признаки, но в то же время описание, приведенное ниже, это не тест, где нужно набрать определенное количество баллов. Все же все семьи разные – многое зависит от национальных, культурных, религиозных традиций. Скорее это повод задуматься: не слишком ли рано ваш ребенок стал самостоятельным и независимым? Успели ли вы сформировать его жизненные приоритеты? Сумели ли насытить своей любовью?

Признаки гипоопеки со стороны родителей

Отсутствие ежедневного физического контакта – «обнимашек», поцелуев, поглаживаний, прикосновений.

Вы редко говорите ребенку о своей любви: такие вещи всегда звучат как-то фальшиво и пафосно, лучше приберечь их для особого случая.

Вы беседуете менее 15 минут в день. На протяжении недели у вас не было ни одной беседы на отвлеченные темы. Вы уверены, что в силу возраста ребенок не может быть интересным полноправным собеседником.

Ваш ребенок обладает удивительным даром всегда обращаться к вам «не вовремя»: когда вы заняты работой, домашними делами, читаете или смотрите кинофильм.

Вы уверены, что ребенок должен самостоятельно справляться со всеми заданиями, которые ему дают в школе и детском саду. В конце концов, они рассчитаны именно на его возраст!

Признаки гипоопеки в поведении ребенка

Ребенок словно нарочно пытается делать все назло, все портит, крушит, даже угрожает самоубийством. Кстати, вы не ошиблись, он действительно «делает назло», пытаясь добиться вашей реакции, пусть и негативной.

Ребенок полностью уходит в виртуальный мир – не просто на протяжении какого-то времени увлечен новой компьютерной игрой, но полностью «живет в сети». Скорее всего, он не видит для себя места в реальном мире.

Ребенок отстраняется от попыток контакта – не терпит ваших прикосновений, сворачивает любой разговор.

Ребенок решает ваши проблемы: его вклад в семейный бюджет сопоставим с вашим или, к примеру, он берется за устройство вашей личной жизни.

Что делать, если вы родитель-гипоопекун

Итак, вы вырастили самостоятельного, уверенного в себе ребенка, который сам решает свои, а то и ваши проблемы. Самое время с ним подружиться и поделиться своей нежностью и опытом. Как это сделать? Вот несколько полезных советов.

Больше физического контакта. Просто прикасайтесь к ребенку, если «обнимашки» у вас в семье не приняты (а подросток и вовсе может испытать неловкость, если вы вдруг, ни с того, ни с сего, заключите его в объятия). Дотрагивайтесь до плеча ребенка во время разговора, берите его за руку.

Да, в беседе с приятелями и коллегами такие прикосновения можно расценить как нарушение личных границ, но оно более чем уместно в отношениях родитель-ребенок.

Разговаривайте с ребенком. Да, возможно он не сразу включится в беседу, поэтому сперва придется вести монолог. Рассказывайте о себе, вспоминайте истории из своего детства, пересказывайте какие-то забавные ситуации, с которыми столкнулись в течение дня. Если ребенок выдаст «ответную реакцию» – найдите время выслушать его немедленно. Покажите, как это важно для вас.

Найдите повод для общего времяпровождения: хобби, «культпоходы», спорт, путешествия. Сходите вместе с ребенком на фильм, который он хотел посмотреть, запланируйте семейный отпуск. Вы окажетесь, во-первых, в «герметичной» ситуации, когда у ребенка какое-то, пусть и короткое время не будет других собеседников, кроме родителей. А во-вторых, у вас будет тема для обсуждения!

Читайте также:  Налоги на авто в беларуси

Защищайте ребенка в случае его деструктивного поведения. Это не значит, что вы должны его одобрять, наедине с ребенком вы вполне можете высказать свое неодобрение. Но перед лицом педагога или, скажем, сотрудника полиции, вы должны продемонстрировать, что готовы решать проблемы и исправлять ситуацию вместе с ребенком. Тем более что часть вины действительно лежит на вас!

Чаще говорите ребенку, что любите его. Нет, ваши признания не обесцениваются от повторения, но придадут ребенку сил и уверенности в себе.

Lonely писал(а):
Ahzmeya писал(а):
Хорошая, полезная статья! Но к сожалению, такие статьи читают как раз те родители, которые озабочены воспитанием своего ребенка и гипоопеки не допускают. А те. кому на ребенка начхать, не читают и не вникают в его состояние. У меня примерно такая дочь. И что с этим делать? От меня она сбежала подальше, чтобы я поменьше видела и знала. Тем виднее те отрицательные перемены в 8-летней внучке, чем реже мы с ней можем видеться (все во власти ее матери). А все перечисленные в статье негативные признаки гипоопеки уже налицо. Что делать? Как помочь ребенку? Сердце изболелось.

Сбежала подальше. видимо была причина. Сейчас просто пытается жить и воспитывать ребенка по другому ,не так как вы ее.
Скорее всего у вас была гиперопека. У дочери другая крайность .
Про другую крайность это вы в точку попали)))

Ahzmeya писал(а):
Хорошая, полезная статья! Но к сожалению, такие статьи читают как раз те родители, которые озабочены воспитанием своего ребенка и гипоопеки не допускают. А те. кому на ребенка начхать, не читают и не вникают в его состояние. У меня примерно такая дочь. И что с этим делать? От меня она сбежала подальше, чтобы я поменьше видела и знала. Тем виднее те отрицательные перемены в 8-летней внучке, чем реже мы с ней можем видеться (все во власти ее матери). А все перечисленные в статье негативные признаки гипоопеки уже налицо. Что делать? Как помочь ребенку? Сердце изболелось.

Сбежала подальше. видимо была причина. Сейчас просто пытается жить и воспитывать ребенка по другому ,не так как вы ее.
Скорее всего у вас была гиперопека. У дочери другая крайность .

sirenaav писал(а):
Сальванелли писал(а):
Насчет самостоятельного выполнения школьных заданий не согласна вообще. Бред бредский – разве в этом ребенка не нужно приучать к самостоятельности и разве они действительно не рассчитаны на его возраст?

Я лежала в больнице с женщиной, и вот каждый вечер она по телефону делала домашнее задание ребенку в школу с мужем,т.е. муж диктует ей задания,она решает,диктует мужу, муж даёт это сыну,сын переписывает, это прям жесть, совсем шок случился,когда она сочиняла за него сочинение про кошку. У меня возник вопрос, он у вас сам-то что-то делает? И какое потом представление у ребенка о самостоятельности? Об ответственности? Остаётся только гадать. Я понимаю помочь,объяснить если не понятно,но не делать же целиком и полностью

Это точно. Хотя сейчас система образования чокнутая. Меня проекты по ОМ возмущают – в последний раз в одиннадцатом часу пирог стряпали Это ребенок точно сам не смог бы сделать.

Сальванелли писал(а):
Насчет самостоятельного выполнения школьных заданий не согласна вообще. Бред бредский – разве в этом ребенка не нужно приучать к самостоятельности и разве они действительно не рассчитаны на его возраст?

Я лежала в больнице с женщиной, и вот каждый вечер она по телефону делала домашнее задание ребенку в школу с мужем,т.е. муж диктует ей задания,она решает,диктует мужу, муж даёт это сыну,сын переписывает, это прям жесть, совсем шок случился,когда она сочиняла за него сочинение про кошку. У меня возник вопрос, он у вас сам-то что-то делает? И какое потом представление у ребенка о самостоятельности? Об ответственности? Остаётся только гадать. Я понимаю помочь,объяснить если не понятно,но не делать же целиком и полностью

Vlada_13 писал(а):
Уделяй, не уделяй время детям, но

..нашим детям все равно будет что рассказать своему психотерапевту. (с)

Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это неважно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье! Футбольным комментатором? Пожалуйста! Клоуном в торговом центре? Отличный выбор!»

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий клоун с подтеками грима на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?»

А я скажу: «Милый, но я следовала за тобой во всем, я не хотела давить на тебя! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами». А он скажет: «Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий программист с глубокими морщинами на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в «Гугл». Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым? Чего ты добивалась, мама, когда заставляла меня учить математику?»

А я скажу: «Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой». А он скажет: «А на хрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Он скажет «ох» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней».

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?»

А я скажу: «Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа». А он скажет: «А на хрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все, лишь бы хоть раз, хоть раз понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь» — и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: «Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И, если ты этого не понимаешь, значит, ты идиот».

Читайте также:  Сколько идет оплата штрафа

Он скажет «ах» и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Этот текст — хорошая профилактика нашего материнского перфекционизма — стремления быть идеальной мамой. Расслабьтесь! Как бы мы ни старались быть хорошими мамами, нашим детям все равно будет что рассказать своему психотерапевту».
Скрыть

Дорогой вы наш, вы каким местом читали? Где там сказано, что парень сирота? Он детдомовец, но у него есть мать, потому государство ему как бы ничего не должно: кормилец есть, жильё есть, 18 лет есть — живи, как хочешь. Пофиг, что «мать» сдала его в детдом и, мягко говоря, не рада была видеть его спустя много лет на пороге дома. Пофиг, что финансово помогать она ему в принципе не намерена.

По учёбе я столкнулась с двумя сиротами, настоящими сиротами, у которых умерли родители. Они приехали не из детдома, они всё это время жили в приёмных семьях. Благодаря тому, что они не были удочерены, они сохранили все привилегии сирот — бесплатное обучение, поступление вне конкурса, повышенная стипендия, пенсия по потере кормильца и т. д. При этом их приёмные семьи продолжали им помогать, забирать к себе на лето. То есть эти девочки ни чем не отличались от остальных студенток, просто их растили не родные люди. Ситуация в разы лучше, чем у детдомовца из изначальной истории.

Ещё одна моя знакомая получала пенсию по потере кормильца, так как её отец умер, её растила только мать. Справедливо? Конечно. Вот только те, у кого в графе «отец» прочерк или папаня сбежал в голубые дали, ничего от государства не получали, хотя их тоже растили матери в одиночку. По идее, сбежавший папаша должен оплатить половину стоимости учёбы, но по факту этого почти никто не делает. Получается, что мёртвый папа лучше живого?

Среди моих однокурсников и друзей было (да и есть) много тех, кто при живых родителях фактически сирота. Один знакомый даже судился с родной матерью за право продать свою долю в общей квартире: маман четыре раза удачно развелась, купила шикарное жильё. А когда сын обзавёлся своей семьёй и захотел получить свою долю жилплощади (папина квартира при разводе не единолично маме передаётся), она не только не разрешила ему с женой и ребёнком жить у себя, но и отказалась выкупать долю сына и давать разрешение на продажу. Одногруппница фактически сбежала из дома — мать отреклась от неё, когда узнала, что та не хочет поступать в медучилище в родном Мухосранске. Угадайте с одного раза, поддерживала она её или нет?

И таких примеров море. Все эти ребята успешно выучились на бюджете, кто-то защитил диссертацию, у кого-то уже второе высшее образование. Люди делают карьеру и живут вполне неплохо. Но в студенческие годы им было очень тяжело. Была и одна пара обуви на все сезоны, и гречка на завтрак, обед и ужин, и работа параллельно с учёбой, и слезы над тройкой, потому что это минус две тысячи, а значит, придётся больше работать и меньше учиться. Даже наши преподаватели недоумевали над размером современных стипендий. Говорили: «Раньше студенты учились и подрабатывали, а теперь работают и подучиваются».

У нас у всех были какие-то ноутбуки и телефоны, без них было уже невозможно нормально учиться и работать. Те, кто сдавал своё имущество в ломбард, чтобы элементарно поесть, а иногда и полечиться, оказывались в полной заднице, из которой было очень трудно выкарабкаться. Одна знакомая вышла из студенчества с четырьмя золотыми зубами — последствие плохого питания и бесплатной стоматологической помощи. Другая лечила пневмонию картофельной ингаляцией — всё, на что денег хватило. Третья уже никогда не сможет иметь детей…

А вот большая часть «сиротинок» повылетала или сама поуходила, так как им хотелось больше тусоваться, им было «тяжело», у них была тонкая душевная организация и т. д. и т. п.

Так что в следующий раз, когда начнёте рассуждать про государственную поддержку, вспомните, что у нас её не всегда получают те, кто в ней действительно нуждается.

Их родители живы-здоровы и даже богаты, но сами они стали, по сути, сиротами

Специалисты утверж­дают: в странах пост­советского пространства появилось огромное количество богатых семей, в которых дети лишены ро­дительского тепла. «Мама нужна для того, чтобы по­купать игрушки», – говорят они на приеме у психолога или психиатра. А их отцы без стеснения признаются: «Я месяцами не вижу своих детей. Звоню им, когда ино­гда вспоминаю».

Родила – и побежала на дискотеку!

Нина Асанова , врач, специализирующаяся на детской психиатрии, член Международной психоаналитической ассоциации, проректор Московского института психоанализа, приехавшая в Алматы с циклом лекций, сообщила, что среди ее пациентов есть очень маленькие дети.

– Доказано, что материнские проблемы уже внутриутробно травмируют ребенка, – говорит она. – В таких случаях его психика с самого рождения наполнена тревогой, он страдает психосоматическими расстройствами. В раннем возрасте это связано с состоянием аутизма – ухода в себя. Такие дети долго не разговаривают, не ходят, эмоционально не развиваются, у них присутствуют разные виды диатезов, аллергические реакции, непонятные температуры, они отказываются от груди, в течение нескольких дней отсутствует сон… К тому же сейчас в странах постсоветского пространства появилось огромное количество богатых детей, которые лишены родительского тепла. Это наблюдается не только в олигархических, но даже в правительственных структурах. Детей в таких семьях отдают в очень дорогие интернаты, где за ними невероятно хорошо ухаживают, есть все возможности для учебы и развития, но нет рядом родного человека. Даже если их и забирают домой на выходные, то общаются они там с няньками и телохранителями. Родители полностью устраняются от воспитания.

Среди моих пациентов есть пара: отец – крупный предприниматель, мать занята собой и салонным бизнесом. После рождения очередного ребенка она буквально на следующий день отправлялась на дискотеку, чтобы отпраздновать это событие. Обоих своих детей ни разу не кормила грудью, считая, что это испортит ее фигуру. В доме – нянечки и полное засилье охранников, которые заменяют маму и папу. И дети абсолютно не понимают, для чего нужны родители, так как они с рождения не чувствовали с их стороны забот, связанных с кормлением и уходом.

«Мама нужна для того, чтобы покупать игрушки» , – заявила девочка, придя на терапию.

Синдром богатых

– А как на детях сказывается родитель­ ское отчуждение?

– Им чрезвычайно трудно расти и тяжело жить. Совсем недавно меня попросили осмотреть сына очень высокопоставленных государственных чиновников. Договаривался со мной о консультации детский врач, который курирует мальчика с момента рождения. По телефону он рассказал мне о целом комплексе проблем. Пациенту три года, но он не разговаривает, при этом агрессивный буян, страдает массой соматических заболеваний, связанных с архаическими переживаниями матери. Прежде чем начать работать с ним, я хотела увидеть его мать. Но мне сказали, что это невозможно. Как выяснилось, сам врач уже несколько месяцев не видел ее, поскольку она все время в разъездах за границей. Конечно, как специалист я отчасти могу помочь мальчику, но излечить его полностью, если его объектные отношения с близкими людьми так грубо нарушены и родители даже не понимают, что их роль в развитии ребенка очень важна, навряд ли удастся.

…Меня часто спрашивают: «Разве у маленького ребенка могут быть переживания?» Это очень напоминает то, что было до 1970-х годов практически во всем мире. Считалось, что младенец имеет пищевой аппарат, но не испытывает никаких переживаний. На самом же деле он необычайно восприимчив, и если отношения с близкими людьми не развиваются, то, как я уже сказала, появляются грубые нарушения в его психике и здоровье. Вообще, дети, которые поражены, как мы говорим, «синдромом богатых» (у них есть все, кроме родителей), чувствуют себя хуже, чем сироты, воспитывающиеся в детских домах. У меня в терапии был мальчик, который украл из отцовского сейфа полторы тысячи евро. Отец был в таком шоке, что избил сына. «Мы покупаем ему все по первому требованию, он ни в чем не нуждается», – заявили оба родителя, придя ко мне. Сын же на мой вопрос, кем он хочет стать, когда вырастет, ответил, что только не успешным бизнесменом, как папа! Лучше – бомжем или террористом. Когда я ему сказала, что бомжи – это люди, которым негде жить, у них нет пап и мам, он только пожал плечами. Потом, когда мы стали разбираться в истоках проблемы, выяснилось, что родители в разводе, но сын этого не знает.

Читайте также:  Как закрыть карту росбанка

Ему говорят, что папа якобы уезжает по работе, а на самом деле тот живет в другой квартире. У него были какие-то фантазии, они заполняли собой реальность, которую он не знает. В свои почти восемь лет Матвей (так его зовут) уверен, что его купили в магазине. «Ты, наверное, хотел купить братика или сестренку?» – высказала я предположение, пытаясь узнать, с какой целью он воровал деньги у отца. «Нет, мне они не нужны. Я купил то, что хотел – жвачку и конфеты, и раздал ребятам деньги», – ответил Матвей. Мы с его мамой встречались за два месяца до кражи. Тогда он совершил воровство на даче и в школе. Когда я с мальчиком разговаривала первый раз, то оказалось, что у него нет элементарных сведений о себе. Он, например, не знал, чем отличается мальчик от девочки. Такое глубокое незнание обычно отличает детей-сирот. А тут – ребенок, который воспитывается в благополучной семье. Потом он все же сказал, что девочки носят платьица, а мальчики – костюмы. Но самое главное отличие – девочки глупые, а мальчики умные. Это, видимо, как-то связано с идентификацией мамы и папы. Когда я попросила нарисовать мальчика и девочку, то они у него получились бесполыми. То есть половая, личная и человеческая идентичности у него не определены.

За полтора часа я не смогла добиться от него ответа на вопрос, зачем ребенку нужна мама. «Ну чтоб была», – слышала я примитивный ответ. У мальчика очень много пустых пространств в душе. Поскольку они не заполнялись знаниями, интересами, любопытством, рассказами родителей о себе и вообще о человеческих отношениях, то этот дефицит заменялся воровством. И вот через два месяца в его развитии произошел прогресс: он отказался от воровства у чужих и совершил кражу из отцовского сейфа. Это был не только вызов.

Украв, он дождался самого главного – внимания: отец первый раз в жизни избил его ремнем. Своим постыдным поступком сын бессознательно сказал ему очень многое: «Ты живешь где-то отдельно, приезжаешь каждый вечер, занимаешься со мной математикой, но фактически воруешь у меня мое детство и правду о жизни» . И хотя родителей поступок сына шокировал, с точки зрения психологии ребенок возмужал. У его отца, человека совестливого, есть чувство вины за то, что он оставил семью. Высокий материальный достаток – это своеобразная компенсация. Но с женой у него отчужденные, холодные отношения.

Деньги в этой семье стали мерилом, заменившим человеческие отношения. Папа дает маме столько денег, чтобы она могла покупать сынишке игрушки в большом количестве. А они ему не нужны, поскольку если за один раз покупают 40 игрушек, то они теряют смысл, не формируют любознательность. Поэтому Матвей даже и не знает, чего он хочет. Полторы тысячи евро, украденные из отцовского сейфа, он потратил на очень примитивные удовольствия – конфеты, жвачку и на покупку любви к себе у сверстников.

Тот факт, что мальчика привели к психотерапевту до того, как ситуация может осложниться кризисным периодом (он наступает в 11–12 лет), означает, что родители хотят понять происходящее. А это уже хороший признак. По крайней мере, есть шанс на выздоровление.

Научите меня любить моего ребенка

– Чем чреваты такие ситуации?

– Эти дети постоянно живут с ощущением собственной неполноценности и отверженности, так как родители от них практически отказались. Депрессия, мазохизм, трудности с учебой, уход в себя, сильно выраженные нарцистические чувства, аутизм или псевдоаутизм, постоянная потребность к совершенствованию и невозможность достичь этого – таков их удел. – Случаи, о которых вы рассказали, – единичны или… – Это практически тотальное явление. Я не видела здоровых детей в семьях, где их воспитание поручено охранникам и няням. И чем старше ребенок, тем чаще он повторяет: «Мамы нет, отца нет. Я так страдаю, мне так тяжело жить». Что касается родителей, то их погоня за богатством и стремление постоянно быть включенными в интенсивную социальную жизнь – это своего рода трудоголизм, который нередко равнозначен наркомании. И часто бывает так, что, освободившись от маниакальной одержимости, которая была на этапе погони за богатством, они заменяют это тем, что тратят деньги и чувства на наркотики, на азартные игры в казино…

Приходя к нам, говорят, что у них есть все, кроме счастья, и просят пробудить в них отцовские и материнские чувства. Еще один феномен на постсоветском пространстве – рост количества домов ребенка для детей раннего возраста. Причина этому – извращенное понимание материнской функции. Женщины отказываются от своих исконно женских ролей и пытаются занимать мужские позиции в обществе. Некоторые из них считают, что главное – выполнить биологическую роль деторождения, а воспитывает пусть кто-нибудь другой. Часто это связано с тем, что когда будущая мама сама была ребенком, у нее не было полноценных игр с куклами. Да-да! В богатых семьях многие дети не умеют играть. Нет, им покупают огромное количество игрушек, но они не знают, как их использовать.

А между тем, первые три-четыре года жизни – это период, когда ребенок, одевая, умывая, кормя куклу, фантазирует на тему, каким он будет родителем. То есть это своего рода реализация родительских навыков. Но если родительская функция в голове ребенка не только на выходные, потом на четыре-пять дней в неделю. Но ей все равно время от времени необходимо было отвергать его. Полностью забрать сына из детдома она оказалась готова только через два года.

– Что же могут принести в свою взрослую жизнь дети, выросшие в детдомах?

– Дело в том, что в детских домах формирование глубоких привязанностей, как правило, грубо нарушено: там огромное количество воспитателей, нет отдельного ухаживающего человека, который заботится о ребенке как мать или отец. Впоследствии это выливается в агрессию: меня не любят, потому что я плохой. А с другой стороны, находясь в атмосфере, где им приходится фантазировать о чем-то идеальном, такие дети и позже, во взрослой жизни, заняты поисками совершенства. Марат Асимов заложена на начальном этапе развития, то это приведет к тому, что в будущем он может легко отказаться уже от своего ребенка: отдать его кому-то или заменить какими-то своими интересами – книгами, фитнес-центром, ранним выходом на работу…

В детские дома, кстати, поступают дети не только умерших, алкоголиков и наркоманов, но и тех, кто эмоционально не готов быть родителем. У меня в терапии была мама, которая сама выросла в сиротском учреждении. Родив в 17 лет мальчика, она отдала его в Дом ребенка. Когда женщина пришла ко мне, то выяснилось, что материальное благосостояние у нее достаточно высокое. В процессе психотерапии, почувствовав заботу к себе с моей стороны, она начала инвестировать чувства в ребенка: забирать его вначале Среди моих пациентов есть женщина, муж которой вырос в детском доме. Он на протяжении 20 лет брака все свое свободное время проводит в гараже, потому что изобретает машину с вечным двигателем. Когда у супругов родился ребенок, он его постоянно избивал, изливая таким образом накопившуюся агрессию. Едва сыну исполнилось 9 лет, отец решил отправить его в Лондон в интернат. Сейчас мальчик в тяжелейшей депрессии. «Что мне делать с ним?» – спросила мать, придя ко мне. Она стала чувствовать себя виноватой за то, что его отправили в Англию, откуда он, желая привлечь к себе внимание, говорил ей по телефону: сейчас я пилю лезвием руку. Фактически этот мальчик – эмоциональный сирота. В объектных отношениях его родители являются мертвыми…

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector