No Image

Сколько педофилов в россии

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

юридические науки

  • Присяжная Руслана Романовна , магистр, студент
  • Институт истории и права, Хакасский государственный университет имени Н.Ф. Катанова
  • РАЗВРАТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  • ВОЗРАСТ СЕКСУАЛЬНОГО СОГЛАСИЯ
  • РАЗВРАТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  • ПОЛОВОЕ СНОШЕНИЕ
  • НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ
  • СНГ
  • ИЗНАСИЛОВАНИЕ
  • ПЕДОФИЛИЯ
  • ПУБЕРТАТНЫЙ ВОЗРАСТ

Похожие материалы

Понятие педофилии в российском праве закреплено в уголовно-процессуальном кодексе. Пункт 3.1. статьи 196 УПК РФ под педофилией понимает расстройство сексуального предпочтения. С нашей точки зрения, данный термин недостаточно развернуто и точно раскрывает сущность понятия. Во-первых, педофилия, термин не юридический, а скорее медицинский и сексологический. В последние годы этот термин употребляется СМИ очень часто, важно заметить, что во многих случаях термин употребляется неправильно. Во-вторых, понятие не раскрывает специфики расстройства сексуального предпочтения. Международная классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), разделяет сексуальные девиации на три группы: расстройства половой идентификации, расстройства сексуального предпочтения и психологические и поведенческие расстройства, связанные с сексуальным развитием и ориентацией.
В настоящее время нет единой общепринятой, научно-обоснованной классификации сексуальных парафилий, хотя перечень их названий достигает 136 видов. Поэтому мы считаем, что российское уголовное законодательство должно раскрывать сущность педофилии и охарактеризовать в чем именно заключается расстройство сексуального предпочтения.

Кроме того, не каждый человек, страдающий педофилией является преступником, равно как и не каждый преступник, совершивший посягательство на половую неприкосновенность ребенка является педофилом. Кроме того педофилией является влечение сексуальное к детям допубертатного или ранепубертатного возраста.

Таким образом, по нашему мнению, педофилия в юридическом смысле — это психическое состояние лица, характеризующееся половым влечением к детям до 14 лет.

Пубертатный возраст — это переходное время, в течение которого организм достигает биологической половой зрелости. Соответствует периоду полового созревания у девочек в среднем с 12 до 16 лет, у мальчиков — с 13 до 17 –18 лет. Именно рамки пубертатного возраста, на наш взгляд, определяют то, что педофилия — это сексуальное влечение к детям до 14 лет.

Правовое регулирование вопроса привлечения к уголовной ответственности за педофилию в различных странах регулируется в зависимости от менталитета, статистика совершаемых преступлений против детей, возраста совершеннолетия и т.д.

Законодательство стран Ближнего Востока, Латинская Америка, Ирак, Иран, Саудовская Аравия, Южная Корея предполагает смертную казнь за педофилию. При этом следует отметить, что возраст сексуального согласия во всех указанных странах различен.

Возраст сексуального согласия в уголовном праве — это возраст, начиная с которого человек считается способным дать информированное согласие на секс с другим лицом.

Так например, в Саудовской Аравии возраст сексуального согласия не установлен, согласие возможно только при вступлении в брак. В Южной Корее возраст сексуального согласия — 13 лет, в Китае — 14 лет, Россия — 16 лет.

Российской Федерации наиболее близкими по методам правового регулирования, законодательства, возраста сексуального согласия являются страны постсоветского пространства.

Уголовный кодекс РФ содержит различные составы преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Следует отметить, что непосредственным объектом рассматриваемых преступлений является именно половая неприкосновенность.

Как уже отмечалось ранее, пубертатный возраст — это переходное время, в течение которого организм достигает биологической половой зрелости. Соответствует периоду полового созревания у девочек в среднем с 12 до 16 лет, у мальчиков — с 13 до 17 –18 лет.

Следовательно, к педофилии можно отнести следующие преступления:

  1. п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ (изнасилование потерпевшей, не достигшей 14 лет);
  2. п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера совершенные в отношении лица, не достигшего 14 лет);
  3. ч. 2 ст. 133 УК РФ (понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей), совершенное против несовершеннолетнего (несовершеннолетней).
  4. ч. 3 ст. 134 УК РФ (половое сношение, мужеложство, лесбиянство,
  5. совершенные с лицом, достигшим 12 лет, но не достигшим 14 лет.
  6. ч. 2 ст. 135 УК РФ (совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица достигшего 12 лет, но не достигшего 14 лет).

Необходимо отметить, что уголовное законодательство Российской Федерации предусматривает дифференциацию составов преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних только в возрасте от 12 до 14, 14 лет, до 16 лет и до 18 лет. Таким образом, охрана детей допубертатного возраста отдельно не регламентирована.

Рассмотрим уголовное законодательство Республики Казахстан в области противодействия педофилии.

Статья 120 УК РК предусматривает уголовную ответственность за изнасилование. П. 3 ч. 3 ст. 120 УК предусматривает ответственность за изнасилование несовершеннолетней, а ч. 4 ст. 120 УК предусматривает ответственность за изнасилование малолетней.

Статья 121 УК РК (насильственные действия сексуального характера) также различает составы преступлений, в которых потерпевшим выступает малолетнее или несовершеннолетнее лицо.

Ст. 122 УК РК (половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет), и ст. 124 развращение малолетних.

Кроме того, все вышеуказанные статьи имеют норму, которая образует квалифицированный состав: деяния, совершенные в отношении несовершеннолетнего лица родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом Республики Казахстан возложены обязанности по его воспитанию. Уголовный кодекс Республики Кыргызстан содержит такие же особенности как и УК Республики Казахстан.

Уголовный Кодекс Республики Беларусь также разделяет уголовную ответственность за посягательство на половую неприкосновенность несовершеннолетних и малолетних.

Кроме того, следует отметить, что применяемая во многих странах принудительная химическая кастрация в Российской Федерации не регламентирована. В двух странах СНГ (Казахстан и Кыргызстан) приняты законы о принудительной химической кастрации, Германия, Великобритания, Дания, Канада, Швеция, Норвегия, Польша и др. намного раньше стали применять такую меру воздействия.

Необходимо различать преступников, совершающих преступления против половой неприкосновенности детей страдающих педофилией и не страдающих данным сексуальны заболеванием.

По нашему мнению, положительным опытом является разделение составов преступлений против малолетних и несовершеннолетних детей, как в некоторых странах СНГ. Преступление против несовершеннолетнего потерпевшего следует признать квалифицированным составом, а против малолетнего — особо квалифицированным.

Следующий момент, который урегулирован законодательством республик постсоветского пространства, и не регулируется нормами российского уголовного права — это квалифицированный состав преступлений против половой неприкосновенности детей, совершенных в отношении несовершеннолетнего лица родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом обязанности по его воспитанию. Такая норма, по нашему мнению необходима российскому уголовному законодательству.

Острым стоит вопрос принудительной химической кастрации. Педофилы — это люди, страдающие сексуальной болезнью, не исключающей вменяемость, поэтому помимо назначения наказания необходима принудительная химическая кастрация. Следует отметить, что химическая кастрация не является наказанием, а выступает мерой принудительного медицинского характера.

Помимо принудительной химической кастрации необходимо обязательное психиатрическое и медикаментозное лечение педофилов, так как химическая кастрация только уменьшит сексуальное влечение, но не излечит от него.

Согласно исследованиям МВД, в странах, практикующих химическую кастрацию, количество преступлений против детей снизилось на 50 % .

При этом стоит помнить, что прежде всего государству необходимо бросить силы на предупреждение и профилактику преступлений против половой неприкосновенности. Ведь еще Гиппократ гласил, что болезнь легче предупредить, чем лечить.

Мы считаем, необходимым на уровне федерального законодательства ввести обязательное тестирование на полиграфе (детекторе лжи) для лиц, устраивающихся на работу связанную с воспитанием, обучением детей. Помимо проверки на полиграфе было бы положительным ввести проверку опытными психиатрами и психологами. Но такая мера, по нашему мнению является более трудоемкой и затратной, нежели проверка на полиграфе.

Проверку на полиграфе необходимо проводить со всеми работниками школ, детских садов, спортивных секций, патриотических клубов, туристических клубов и т.д.

Во внешкольном досуговом учреждении есть большая вероятность того, что педофил и ребенок окажутся наедине и далеко от цивилизации. В таких случаях совершение преступления становится неизбежным и травмируется детская психика. Кроме того, постоянный близкий контакт одаже без применения педофилом агрессии опасен, так как ребенок привыкает к совратителю, испытывает чувства привязанности, считает что старший наставник заботится и т.д. В такх случаях преступления характеризуются высокой латентностью. Дети боятся рассказать обо всем родителям, испытывают чувство вины и стыда.

Проверки на детекторе лжи должны проводиться у независимых полиграфологов.

В заключение необходимо сказать, что помимо усиления уголовной ответственности, введения принудительных медицинских мер, проверок лиц, взаимодействующих с детьми и т.д., государству необходимо проводить реформы направленные на укрепление института семьи, детства. Многие преступления против половой неприкосновенности совершаются близкими окружением ребенка. Необходимо решать проблемы, связанные с высоким уровнем детской беспризорности, ведь зачастую беспризорники становятся жертвами на рынке сексуальных услуг. Поэтому для борьбы с педофилией необходимо взаимодействие министерств, ведомств, граждан и т.д. Взаимодействие должно быть направлено на все сферы жизни общества.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 02.06.2016) [Электронный ресурс] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/
  2. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 года № 275 – З (с изменениями и дополнениями по состоянию на 20.04.2016 г.) [Электронный ресурс] URL: http://online.zakon.kz/document/?doc_ >

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Охотница за педофилами о своей работе, угрозах и трофеях

По данным некоммерческой организации «Мониторинговый центр по выявлению опасного и запрещенного законодательством контента», ежегодно в России жертвами педофилов становятся около 150 тысяч детей. По сути, центр — единственное в стране учреждение, которое целенаправленно борется с преступлениями против половой неприкосновенности малолетних. За прошлый год им удалось выявить почти полтысячи педофилов и привлечь к уголовной ответственности 49 из них. Основатель центра, 27-летняя Анна Левченко занялась проблемой, когда была студенткой юридического факультета. За десять лет она организовала работу горячей линии, привлекла сотни волонтеров по всей стране и отправила за решетку 172 педофила, жертвами которых стали 1640 детей. «Лента.ру» расспросила Левченко об особенностях ее работы и о том, почему с каждым годом бороться с педофилами все сложнее.

Читайте также:  Дает ли психиатр больничный

«Лента.ру»: Вы писали, что каждый год в России жертвами педофилов становятся около 150 тысяч детей. Эта цифра сильно отличается от официальной статистики.

Левченко: По данным Генпрокуратуры, за 2016 год потерпевшими по уголовным делам сексуального характера признали 30 тысяч детей. Но латентность этих преступлений составляет около 80 процентов, то есть большинство из них так и остаются скрытыми по разным причинам. Если мы хотим хотя бы примерно представить масштабы бедствия, эту латентность учитывать необходимо. Получается примерная цифра в 150 тысяч пострадавших. Надо понимать, что здесь имеются в виду все виды сексуальных преступлений против детей вместе взятые.

Что вы считаете сексуальным преступлением? С какого момента, например, переписка с ребенком становится основанием для возбуждения уголовного дела?

Это статьи 131-135 Уголовного кодекса. Конечно, не только половой акт — любое сексуальное посягательство на ребенка. Если кто-то отправил фото половых органов ребенку, это уже может быть составом пресловутых «развратных действий». Сейчас, насколько мне известно, таких дел много. Грань очень тонкая, но, с другой стороны, очевидная: если чат уже похож на секс по телефону, это статья однозначно.

После случая Дианы Шурыгиной стало известно о множестве аналогичных историй, когда жертва и насильник — практически ровесники. Насколько корректно называть педофилом, например, 18-летнего парня, который совратил 15-летнюю девушку?

Я крайне редко сталкиваюсь именно с такой вилкой. Как правило, все обращения к нам имеют характер однозначный: 26-летний парень совратил 12-летнюю девочку или 47-летний учитель изнасиловал восьмиклассницу на уроке физкультуры. Если вернуться к терминологии, педофил — это половозрелый мужчина, достигший 18-летнего возраста, и разница в возрасте между ним и жертвой составляет не менее шести лет. В случае 18 и 15 лет, конечно, ни о какой клинической педофилии речи быть не может.

Но в случае с Дианой это было изнасилование. Это другое. Причем факт изнасилования доказан судом. Да, она привыкла вести себя не совсем в рамках общепринятой морали. Но это не значит, что ее можно насиловать. И отмечу, что «на хайп» последний год играли родители Дианы. Не знаю, понимали ли они последствия для дочери, подписывая контракты с каналом. Я полгода проработала с этой семьей и могу сказать, что там проблемы у всех.

Как вы ведете статистику привлеченных к уголовной ответственности педофилов?

Мы знаем не обо всех посаженных педофилах, а только о тех, по делам которых являемся сами либо заявителями, либо свидетелями. Люди, которые к нам обращаются, очень часто, получив необходимый объем помощи, больше на связь не выходят. Максимум говорят: «Спасибо вам большое, вчера такого-то арестовали». Регистрируем мы только входящие обращения на круглосуточную горячую линию. Делим на срочные и несрочные. Срочные — когда девочка пишет: «Меня изнасиловали час назад». Или звонит мама и говорит: «Педофил нам угрожает убийством». Нужно реагировать в ту же минуту. Несрочные — когда уже есть возбужденное уголовное дело и просто нужны консультации. В этом нам помогают известные адвокаты, юристы, психологи, потом передаем семье план действий. Таким образом мы помогли 2422 семьям только в этом году.

Обращаются ли к вам за помощью сотрудники правоохранительных органов?

Да, довольно часто. Охотно помогаем, это нормально: рядовой следователь занимается огромной массой разноплановых дел, и бывает, что у него нет опыта в данной категории. Но иногда доходит до смешного. В прошлом году, например, на горячую линию позвонили с горячей линии МЧС России, задали кучу вопросов, а потом спросили, можно ли им к нам перенаправлять обращения по нашей тематике. А летом вообще был эпикфейл: позвонила женщина из Симферополя и рассказала, что сына развращал учитель музыки, она пошла в полицию. В полиции не приняли заявления, но дали номер нашей горячей линии. Мы проконсультировали, но больше они не звонили. В Крыму вообще с расследованием таких дел все очень сложно.

В регионе происходит довольно непростой переход с украинского на российское законодательство, и все это на фоне дефицита квалифицированных кадров, а также высокого уровня коррупции. На высоких постах руководители сменились, а вот в первом звене, на уровне районного ОВД или обычного следственного отдела, люди остались те же.

Какие еще регионы являются проблемными?

Больше всего обращений из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Свердловской, Ростовской, Воронежской областей, Башкирии и Краснодарского края. В мегаполисах это связано с банальной плотностью населения. В Ростовской области, Краснодарском крае и Башкирии сильное влияние национальных диаспор. Изнасилование считается позором. Причем позором не для насильника, а для жертвы, — насильника все выгораживают. Воронежская же область просто хорошо работает на выявление.

Из ваших рассказов создается впечатление, что, узнав о сексуальных преступлениях в отношении детей, следователи оказываются растеряны не меньше родителей.

Такое бывает чаще всего в регионах. Ну, представьте: следователь всю жизнь расследовал убийства или кражи. Молодых сейчас большинство (и это хорошо, с одной стороны), но одни хотят учиться и спрашивают, а другие нет — работают по старинке. Особенно плохо, если следователь — мужик. Женщины пытливы и терпеливы, собирают доказательства. А мужчины начинают «включать петуха»: «Да у меня у самого дети, да я ж его сейчас прям здесь **** (убью — прим. «Ленты.ру»)!» А потом адвокаты доказывают: показания даны под давлением, и до свидания, педофил.

Сколько всего человек работает вместе с вами в центре?

На постоянной основе пять человек, а волонтеров по всей стране — сотни. Я не выключаю телефон ни ночью, ни на праздники, ни даже когда нахожусь в отпуске за границей. В любую секунду мне может перезвонить оператор и сообщить, что у нас срочное обращение. Иногда бывают суточные марафоны, когда много обращений, и пара громких дел одновременно: то журналистам комментарии даем, то пинаем следователей, то ребенка отговариваем от самоубийства. Рекорд в прошлом году — 38 часов, когда в Ивантеевке мальчик стрелял в одноклассников. У нас параллельно с этим было очень сложное дело с изнасилованием девочки в Подмосковье. Также мы выступаем на родительских собраниях, рассказываем о профилактике преступлений в сети, о том, как не стать жертвой педофила. В последнее время уделяем внимание программе профилактики.

Что она подразумевает и насколько эффективна?

Это внутренняя информация, всеми секретами я не готова поделиться. Профилактика шла бы совсем хорошо, если бы больше образовательных учреждений шли нам навстречу. Обычно понимают важность наших программ, только если в учебном заведении уже есть ребенок, пострадавший от сексуального насилия, либо — что еще хуже — кто-то уже покончил с собой.

«Мониторинговый центр» был основан в 2012 году, но проблемой выявления педофилов вы занимаетесь с 2007 года. Изменилось ли что-то во взаимодействии с правоохранительными органами?

Сейчас отказов в возбуждении уголовных дел стало меньше, чем в 2007-м. Стали привыкать к тому, что преступление в интернете — тоже преступление, и доказательства, собранные в интернете, — тоже доказательства. Например, еще в 2012 году, когда мы с помощником снимали комнату в столичном районе Перово, все заявления, которые мы писали, скидывали постоянно по нашему месту жительства: в ОВД «Перово». Там нам регулярно объясняли, что проверять наши данные о распространении детской порнографии нет возможности: нет интернета, а отдел «К» подключать — много чести. Но после моего поста в ЖЖ Владимир Колокольцев (тогда глава управления МВД по Москве) лично приехал в это ОВД. Тут же было возбуждено сразу 72 уголовных дела.

Сотрудничеству с МВД как-то способствовало ваше выступление на Селигере в 2012 году, когда вы обратились к Путину? Вы писали, что его личное участие привело к тому, что все обращения на горячую линию в режиме онлайн стали передаваться в Главное управление уголовного розыска?

У меня в жизни было три встречи с президентами. Первый раз это был Медведев, а потом два раза Путин. Медведев нас просто красиво слил. Возможно, именно поэтому и возник наш центр. Когда я начинала вести блог о борьбе с педофилией, я и подумать не могла, что окажусь практически единственной в стране, кому эта тема небезразлична. Медведев сказал тогда что-то вроде: «А давайте создадим мониторинговый центр где-то около Следственного Комитета». Мы ждали полгода. Никаких поручений, ничего. Тогда уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, я была его помощницей, сказал: «Выбора нет. Если это надо нам, значит, надо делать самим». И мы учредили НКО.

С Путиным было по-другому?

С Путиным было иначе. Как только я задала ему свой вопрос на Селигере о проблемах с возбуждением уголовных дел, он еще на вертолете до Москвы долететь не успел, как мне назначили встречи с министром МВД Колокольцевым и с заместителем главы Следственного комитета. Мы пробили стену и добились создания в системе МВД спецподразделений по борьбе с педофилами. Кстати, сейчас их вновь сокращают и упраздняют. А в некоторых регионах они так и не появились. Пока был в памяти пинок от Путина, все работали. Прошло два-три года — решили, что можно потихонечку и забыть.

Читайте также:  Вводной автомат под пломбу

По вашим данным, в 2007 году средний возраст жертв педофилов составлял 12-14 лет, а в этом году снизился до 7-12 лет. Почему?

Мы сами ломаем над этим голову. Но тенденция ужасающая. Специалистам пришлось даже выделить в отдельную категорию сексуальных преступлений против детей — инфантофилию. Инфантофил — это педофил, которого возбуждают совсем маленькие дети: 2-4 года и даже младенцы. Пару лет назад мне попался учебник для педофилов, составленный в США. Так вот там одни педофилы рекомендовали другим не начинать половые контакты с детьми «слишком рано», предлагали подождать до двух лет. Утверждали, что в два года ребенок уже достаточно взрослый, чтобы в нем пробудились сексуальные желания. Учебник был переведен на русский язык и сейчас распространяется в педофильской среде. Большинство глав посвящено вопросу, как вступить с ребенком в контакт так, чтобы об этом не узнали его родители и полиция.

В России больше всего педофилов-одиночек или они предпочитают объединяться в движение?

Большинство — одиночки. Далеко не все вообще додумываются до вступления в педофильские сети. Сейчас в открытом доступе (индексируемом сегменте рунета) есть три форума для русскоязычных педофилов. Англоязычных же — сотни. Про группы в мессенджерах мне неизвестно. Насколько я знаю, уходят они в другую сторону — в так называемый «темный» интернет, сеть Tor. Вот там им малина, конечно. Вычислить практически невозможно: полная анонимность и безнаказанность, тонны детской порнографии. Нередко организуют секс-туры — как правило, через посредника в детдомах и детских лагерях. Бывает, что и торгуют детьми — продают по цене хорошей иномарки. Это те дети, которые никому не нужны, кого никто не будет искать.

Каков примерно финансовый объем этого черного рынка?

Бизнес огромный, финансовый объем не могу оценить, так как соприкасаюсь далеко не со всеми сферами. Но знаю, что детское порно очень хорошо продается, и того, что было отснято в лихие девяностые, сейчас педофилам мало. Поэтому они и шантажируют детей во «ВКонтакте», чтобы получить свежак. Таких «агентов», разводящих мальчиков и девочек на фото и видео, сотни тысяч. И не все они педофилы, далеко не все — для большинства это просто источник заработка.

Эта проблема как-то решается?

«ВКонтакте» чаще всего отказывается блокировать группы педофилов, ссылаясь на либертарианские взгляды и свободу слова. Вообще, блокировка ресурсов — это битье по хвостам, глупая и неэффективная мера. Заблокировали мы педосайт — через час они три таких же сделали. Государственный аппарат так быстро не срабатывает. Тем более, они уже давно в Tor сидят, где вообще никого и никак нельзя заблокировать, и похихикивают.

Вы предложили сенатору Елене Мизулиной законопроект о запрете пропаганды педофилии. Считаете, что это поможет?

Да, ведь именно благодаря таким сайтам педофилы убеждают себя в том, что педофилия — это норма и просто сексуальная ориентация. А все, кто против, — консервативное пуританское общество. Я же считаю, что за пропаганду педофилии должно быть уголовное наказание. Пусть два-три года, но реального лишения свободы.

Вы же писали, что «можно сколько угодно ужесточать наказание за эти преступления, но если мы не сможем снизить латентность, то все это бесполезно».

Латентность можно снизить только одним способом — сделать так, чтобы дети смогли доверять своим родителям на сто процентов, не боялись им рассказать о страшных вещах и именно у них искали защиты. Большинство обращений к нам детей начинается с фразы: «Только маме не говорите, она меня убьет». Это страшно.

Но неужели не бывает случаев, когда в педофилии оговаривают в корыстных интересах?

Такое было много раз. На нашей горячей линии работают очень грамотные операторы, и многие случаи оговора мы вычисляем еще на этапе первичного звонка. Если в процессе беседы выясняется, что семья находится в судебном процессе либо о разводе, либо об определении места жительства ребенка (суд должен решить, с кем из родителей он останется), — в таких случаях в ход идет все, в том числе и оговоры в педофилии. Когда нам говорят про такой суд — 99,9 процентов, что это оговор.

Причем оговаривают все: матери — отцов (чтобы он сел, а при разводе ей досталось все имущество), отцы — отчимов, бабушки — маму и папу. Любые вариации возможны. И самое ужасное, что эти люди учат детей давать показания, в подробностях выдумывают легенду, как папа (отчим, дед, сожитель) насиловал или совращал, и заставляют это повторять детей на следствии. По сути, это те же развратные действия и таких родственников необходимо привлечь. Наша правоохранительная система это прощает, а ребенок травмирован на всю жизнь. Его разрывают надвое, как лоскутное одеяло, манипулируя им, как только можно, и никому ничего за это не будет.

Вы начали бороться с педофилами после случая с вашим приятелем Максимом Маркиным, который, как оказалось, на протяжении нескольких лет совращал малолетних учеников, будучи преподавателем музыки. В первый раз, в 2007 году, они изменили свои показания под давлением родителей, которые испугались огласки. В итоге он безнаказанно насиловал детей до 2013 года. Почему вы не потеряли веру в правосудие тогда? И почему не хватило всех ваших доказательств, например переписок?

В деле Максима вопрос был даже не в переписках, а в реальном сексе с десятками мальчиков. Но многие годы разные люди в Воронеже покрывали его. Тот следователь, который тогда отпустил его после первого задержания, сейчас не работает, но, насколько мне известно, не бедствует — стал адвокатом и спокойно ведет практику в Воронеже. Веру я именно тогда и обрела. Вот прямо в тот день, когда его отпустили. Я посчитала, что в системе произошел сбой и моя святая обязанность разобраться, почему так вышло и какие выводы из этого можно сделать. С тех пор и занимаюсь этой темой.

Получали ли вы угрозы от тех педофилов, которых удалось привлечь к уголовной ответственности? Например, один из первых посаженных вами преступников, администратор педофильского сайта «Феликс» по кличке Босс, который насиловал детей и даже организовывал секс-туры в соседнюю страну?

Босс должен был освободиться в 2017-м. Знаете, я уже устала бояться. Мне столько людей за эти годы угрожали и обещали убить, что я просто перестала обращать на это внимание. Например, в 2015 году началась история с семьей Михалкиных, латвийских инцест-педофилов, которых мы не только на всю страну прославили, но и помогли вычислить через МИД России и полицию Латвии. Кстати, детям спасли жизнь: полицейские обнаружили их глубокой ночью на острове в лесу близ Риги, абсолютно голых. Температура воздуха была плюс пять. Если бы не успели вовремя — они бы погибли от переохлаждения. Так вот, после этой истории педофилы со всей России меня обещали убить, расчленить, присылали фотки расчлененки, угрожали по телефону. И, несмотря на мою публичность, полиция отказывалась возбуждать уголовное дело. Помогли Павел Астахов, адвокат Сталина Гуревич и глава организации «Офицеры России» Антон Цветков, как ни странно, — мне дали госзащиту.

Вы представляете себе, что такое два месяца не выходить из дома? Что такое запрет на то, чтобы подойти к окну? Шторы всегда задернуты. Если надо куда-то выехать, да хоть в магазин за сигаретами сходить — надо предупреждать за сутки охрану и выходить из дома только в сопровождении четырех вооруженных сотрудников СОБРа. Это, может, звучит круто, но по факту — домашний арест и конвой. Это страшно, очень. Так вот, из 29 угрожавших мне тогда педофилов нашли лишь одного: некоего Владимира Радзиевского из Казани. У него диагностировали шизофрению и отправили в больницу. Суд был в прошлом году. Решили, что он вылечился и угрозы больше не представляет. Его отпустили. Он тут же возобновил угрозы мне лично. Страшно ли мне? Да уже плевать. Волков бояться — в лес не ходить.

Если вам нужна помощь в противодействии сексуальному насилию над детьми, вы можете обратиться на бесплатную горячую линию по номеру 8 800 250 98 96

Во вторник агентство БНК писало про заключенного в воркутинской колонии, который переписывается с мальчиком из Краснодара. Статья вызвала неоднозначную реакцию среди читателей, кто-то поддержал создателя российского движения «Сдай педофила!» Анну Левченко, кто-то считает, что она борется с «ветряными мельницами» и делает все ради пиара. Тем не менее, за несколько лет существования движения было выявлено и осуждено более сотни преступников, из-за которых пострадали дети. О работе борцов с педофилами корреспондент БНК поговорил с их лидером Анной Левченко.

– Как строится ваша работа, как выявляете преступников?

Читайте также:  Модафинил купить в минске

– Основной источник – наша «горячая линия», на нее звонят со всей России люди и рассказывают свои истории. Но поскольку проект достаточно медийный, многие люди обращаются ко мне лично. Часто дети нам сами пишут в «ВКонтакте», что их какой-то педофил «развел» на фотографии, пристает в переписке. Мы объясняем детям, что нужно делать в этом случае, как поговорить с родителями, почему надо обращаться в правоохранительные органы и чем это может закончиться, если не обратиться.

– Что касается истории с заключенным из воркутинской колонии, вы будто не верите в его разоблачение.

– У нас было подобное дело в Воронеже в прошлом году. Педофил, которого мы поймали, отбывал срок в колонии строго режима. И вот, отсидев три года, вдруг выходит в сеть. У него аккаунт в «ВКонтакте», где он в тюремной робе, пишет своим старым друзьям и знакомым. Мы были удивлены и возмущены, так как за распространение детской порнографии через интернет и общение на «педофильских» сайтах он и был осужден. Мы позвонили на «горячую линию» ФСИН, подключили воронежских журналистов, чтобы историю не «замяли». В результате телефон у него забрали, но дальнейших действий никаких не было. В сети под тем аккаунтом он больше не появлялся, но никто ему не мешает завести другие.

– Как часто получается довести подобные дела до логического конца?

– Касаемо колонии – телефон забирают, но проверку не проводят. Небольшое количество заключенных действительно сидят и совращают детей. У нас была история, когда мы вычислили педофила, который развращал девочек в интернете, возбудили уголовное дело, подали в розыск. Долго его искали. А когда нашли, даже следователь удивился, потому что мужчина все это время сидел в тюрьме. То есть его искали по всей стране, а он сидел в сети с телефона в тюрьме, разводил девочек и мальчиков на фото-видео, а потом шантажировал их этими записями.

– У вас довольно активное движение, сколько педофилов удалось поймать?

– С начала нашей деятельности с 2011 года, нам удалось выявить и посадить 164 педофила. При этом сказать, сколько это из числа «сигналов» на «горячую линию» трудно. За 2016-2017 год к нам обратилось более шести тысяч человек. Но там не всегда идет речь о непосредственно фактах совращения детей, часто к нам звонят проконсультироваться, как защитить детей, звонят за психологической помощью, получить юридический совет в процессе уголовного дела, так как его затягивают. Так что привести статистику в чистом виде наших достижений – тяжело.

– Судя по вашим словам, педофила можно встретить и «онлайн»…

– Даже в следственном комитете отмечают, что по «педофильским» статьям в несколько раз увеличилось количество развращений детей именно в социальных сетях. Дети выходят в интернет, а родители им абсолютно ничего не объясняют про безопасность. Для нас дико, что 12-летняя девочка сама начинает вести в голом виде онлайн трансляцию. Это говорит об отсутствии базового воспитания. Но таких детей много, педофилы этому радуются, качают видео и продают. На этом фоне уже были и подростковые самоубийства, например, когда девочка отправила видео одному человеку, а он, не дождавшись денег от нее, отправил запись ее родителям и одноклассникам. Девочка после этого «полезла» в петлю.

– Вы часто упоминаете 12-летних детей, а какой самый маленький возраст пострадавших?

– Два года. На прошлой неделе был случай в Подмосковье – девочке, жертве педофила, всего два года. Сейчас вообще возраст жертв педофилов снизился катастрофически. Если еще три года назад средний возраст был 12-14 лет, то сейчас – 7-11 лет. Конечно, совсем маленькие, как двухлетние, это из ряда вон выходящий случай, но когда говорят о совращении восьмилетнего ребенка – это уже абсолютно рядовая история.

– И много фактов выявляется?

– По данным Генеральной прокуратуры РФ, за 2016 год в России от преступлений сексуального характера пострадали 30 тысяч детей. Но поскольку латентность этих преступлений 80 процентов, если не больше, дети молчат, а родители не хотят выносить сор из избы, то можно говорить о том, что в России за год от педофилов страдает 150 тысяч детей. В основном это дети школьного возраста.

Педофилы составляют где-то один процент от всего мужского населения цивилизованных стран (не беря во внимание страны «третьего мира»). В России мужчин склонных к педофилии, то есть не только тех, кто уже совершил преступление, а тех, кто вообще не прочь заняться сексом с ребенком, – около 600 тысяч человек. Из них реально совершает преступление – около 150 тысяч.

С развитием интернета, где такие люди смогли себе сайты создавать, число педофилов, которые из скрытой формы переходят в открытую, растет. Потому что, если раньше они понимали, что нечто неправильное с ними происходит, то теперь на сайтах им пишут, что они нормальные, просто общество пуританское, и обучают «начинающих» педофилов, как сделать так, чтобы ребенок не рассказал родителям, как не попасться правоохранительным органам.

– Так это уже своеобразная школа…

– Так и есть! Мы в 2015 году долго добивались закрытия сайта, где продавался учебник для педофилов. Это реальная книга, хорошо сверстанная, видно, что в нее много сил и денег вложили. 200 листов. В США написали, а наши перевели. В штатах мужчина, который написал эту книгу, уже лет пять как в тюрьме. А у нас никого не посадили за то, что они переводили и распространяли эту книгу. У нас пропаганда педофилии не запрещена вообще. Утрирую, но человек может встать у здания прокуратуры с плакатом, что он педофил, и ему за это ничего не будет. Вот пока его на ребенке не поймают, или не откроют его аккаунт, и не увидят, что он там занимается развратными действиями с мальчиками и девочками, посадить его практически невозможно.

Педофил – это преступник, который не остановится никогда. Можно его сажать, но он продолжит этим заниматься. А в год у таких преступников в среднем по десять жертв.

– Сейчас дети, едва научившись читать, заводят себе аккаунты в соцсетях. Как же защитить ребенка от преступников?

– Нужно с детьми об этом разговаривать. Говорить им про безопасность и не стесняться объяснять, что в мире есть зло, в мире есть преступники, которые могут покуситься на тело ребенка. Родители считают, что дети святые и при них нельзя слово «секс» произносить. Но при этом в семь лет ребенку покупают планшет и радуются, что он весь день «зависает» в интернете. Каждый родитель говорит ребенку, что нельзя уходить с чужим дядей, нельзя разговаривать с незнакомцами. А то, что с незнакомцами вообще общаться не надо, даже в интернете, – не говорят. О безопасном поведении в сети не говорит никто.

– То есть родители невольно «толкают» детей в руки педофилов?

– Многие родители инфантильны. Часто бывает – поступает звонок на «горячую линию», что с ребенком произошло несчастье. Начинаем объяснять, как составить заявление, куда обратиться за психологической помощью – отказываются, никому рассказывать ничего не хотят, предлагают действовать нам самим: «Вот мы сообщили информацию, делайте с этим что хотите!». Это нежелание родителей шевелиться и выходить из своей зоны комфорта, раздражает. Они не хотят защищать интересы детей.

Волосы на голове шевелятся, когда девочка приходит к матери и говорит: «Меня отчим изнасиловал», а та в ответ не верит. И говорит, что он мужчина и приносит деньги в дом, куда же его деть! Иди, дескать, доченька, не выдумывай. И таких историй множество: 60 процентов преступлений происходит внутри семьи, то есть это отчимы, отцы, дяди и прочее. И лишь 40 процентов это маньяки, случайные изнасилования в лесу.

– Как же понять, что с ребенком беда? Есть «тревожные звонки»?

– Ребенок становится замкнутым, скрытным, теряет друзей. Резко закрывает ноутбук, когда к нему подходят. Педофил, чтобы обезопасить себя, старается отрубить круг общения жертвы, настроить его против всех и заставить доверять только себе. Чтобы в голову ребенку не пришло рассказать родителям. Что касается маленьких детей, тут видна резкая смена поведения. Например, двухлетняя девочка, про которую говорила раньше, боится всех мужчин. Ее привезли в больницу на осмотр, а врач – мужчина, и ребенок вцепилась в медсестру, стала драть волосы и кричать, не подпуская к себе доктора. Так и не дала себя осмотреть. По словам бабушки, она так уже несколько месяцев себя ведет. Понятно, что тут дело не чисто. Под подозрением отчим ребенка.

– То есть даже для малышей, которые ничего не понимают, кроме физической, это еще и психологическая травма?

– Конечно, и важно обязательно отвести ребенка к психологу. Девочкам в дальнейшем будет крайне тяжело создать семью. Особенно важна психологическая помощь для мальчиков, если ему после травмы не провести терапию, то 80 процентов, что во взрослом возрасте он повторит это с другими детьми. Эта модель отношений сохранится, и в будущем он совершит больше преступлений, как бы мстя за свое детство.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector