No Image

Срочная служба на кавказе

СОДЕРЖАНИЕ
2 просмотров
12 декабря 2019

Правительство РФ приняло постановление, которое касается солдат и офицеров, а также гражданских сотрудников, обеспечивающих безопасность в Северо-Кавказском регионе России.

В документе, который сегодня публикует "Российская газета", названы категории граждан, которым государство адресует дополнительные социальные гарантии. В первую очередь это люди, входящие в так называемые специальные силы по борьбе с террористами на юге страны, и представители Объединенной группировки войск. Напомним, что именно она организует и проводит контртеррористические операции на Северном Кавказе.

Для кого-то служба в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Чечне и Северной Осетии – Алании стала привычным делом. В эти республики военные профи приехали надолго, многие обосновались там вместе с семьями. Хотя крупных боевых действий в регионе сейчас не ведется, безопасной службу там не назовешь. Воинский транспорт время от времени обстреливают боевики, военнослужащие гибнут на минах.

Чтобы отчасти компенсировать напряжение и риск "кавказской" службы, правительство установило для солдат и офицеров местных воинских частей особые выплаты. Причем на ежемесячную материальную поддержку теперь вправе рассчитывать как военные профи, так и обыкновенные призывники. Согласно постановлению те, кто служит на Северном Кавказе по контракту и на постоянной основе, помимо основного жалования будут ежемесячно получать дополнительно два должностных оклада. Такое же материальное вознаграждение положено командированным в южные республики военнослужащим. Причем не важно, приехали они туда в составе своих подразделений или "поодиночке". Материальную поддержку государство гарантирует и солдатам-сержантам срочной службы, которых воинское начальство отправило на Северный Кавказ.

Вторая категория граждан, названная в документе, – это военные и сотрудники, чья деятельность на Северном Кавказе непосредственно не связана со специальными силами и Объединенной группировкой войск. Скажем, кто-то работает или служит в расположенной в одной из южных республик колонии уголовно-исправительной системы. Таких кадровых военнослужащих и сотрудников ежемесячно "поддержат" дополнительным окладом.

Другой важной частью документа являются социальные гарантии профессиональным солдатам и офицерам, чья служба проходит на Крайнем Севере и в других регионах с неблагополучными климатическими и экологическими условиями. Из постановления можно узнать, какие коэффициенты и надбавки станут получать военнослужащие с нынешнего года. А также какие дополнительные выплаты им положены по закону.

Северокавказский военный округ снова оказался в центре скандала. Этой весной по округу, а именно по Ингушетии, прошла страшная череда смертей российских солдат-срочников, сообщают российские СМИ. Солдаты проходили службу в зонах контртеррористических операций (КТО), вопреки приказу Минобороны, где черным по белому написано, что срочники не могут и не должны привлекаться к участию в КТО, этим занимаются специально обученные солдаты — контрактники. Но в то время, как эти контрактники отдыхают, солдаты-срочники, еще не умеющие толком стрелять, отправляются в буквальном смысле "на съедение".

Журналисты занялись проблемой в конце марта этого года, когда узнали, что в ингушском селении Верхний Алкун погиб солдат-срочник 19-й отдельной мотострелковой бригады Алексей Бельков. Информагентства сообщили, что рядовой Бельков "был смертельно ранен во время боевой задачи, находясь в оцеплении возле дома, где были обнаружены боевики". Как говорится, погиб, выполняя свой долг. Но журналисты сразу поняли, что здесь что-то не так. Вообще, как мог солдат-срочник оказаться в зоне зачистки местности от боевиков? Получается, что в 19-й мотострелковой бригаде и вообще в части 20634 командиры нарушают приказ министра обороны РФ?

Последующее расследование показало, что эта проблема не только одной воинской части, но и почти всего Северо-Кавказского военного округа. Это подтверждают факты с мест. В зонах КТО часто оказывались и при странных обстоятельствах погибали солдаты срочной службы.

Читайте также:  Как заполнить бланк письма

Высокопоставленный офицер, участник контртеррористической операции, в ходе выполнения которой и погиб рядовой Бельков, утверждает, что все было совсем не так, как подала пресс-служба СКВО.

"Бельков вышел по приказу командира за ограждение и попал на минное поле. Сорвал растяжку. Дело было ночью — темно, ничего не видно. Два других солдата-срочника, стоявших на посту с разных сторон, перепугались и открыли пальбу… То, что подали смерть Белькова как от рук боевиков, — это правильно, наверное. Родным в этом случае полагаются какие-то деньги. Да и вообще, все-таки героическая смерть куда лучше, чем нелепая. А насчет тех ребят, что убили его… они же, по сути, дети. Какие из них вояки? Они сидели и тряслись там от страха во время контртеррористической операции", — сообщил офицер, который предпочел остаться неизвестным. Он же потом сообщил о реальной роли контрактников, которые, согласно приказу командования, должны участвовать в операциях против боевиков. Но в то время, как необученные солдаты-срочники отправлялись "на съедение" боевикам, "целый батальон контрактников неподалеку, в этом же военном городке, маялся от безделья".

Как сообщил источник журналистам, этот батальон "состоит из одних ингушей контрактников", которые прекрасно ориентируются на местности и прекрасно умеют обращаться с оружием. Но эти взрослые крепкие мужчины во время зачисток предпочитают отсиживаться в казармах или идут в самоволку. Вместо них воюют необученные солдаты, вроде Алексея Белькова.

Более того, в 19-й мотострелковой бригаде существует целая рота из срочников, которая специально создана для огневой поддержки. В части ее почти официально называют "ротой для войн". О боевой готовности 18-19-летних "псов войны" офицеры говорят однозначно: "реально небоеспособны". Солдаты, по словам ряда командиров, не знают, как разбирать-собирать автомат Калашникова, не говоря уже о другом: "Вот блокпост. Там БМП-3, новейшая техника. Я подхожу к срочникам, которые там у КПП дежурят, спрашиваю: а вы знаете, что это за машина? Они понятия не имеют. Они не умеют ею пользоваться, и она уже заржавела там". Солдаты, вопреки заверениям Минобороны, в части не занимаются боевой подготовкой, а "как мели, так и метут, как строили, так и строят. Только помимо этого еще периодически их бросают на усиление в рамках КТР…"

В ходе журналистского расследования по делу части срочника Белькова, вскрылись и другие факты. В вышеупомянутой части также процветают и неуставные отношения, которые выстраивают, преимущественно, кавказцы. Опять же, офицеры-информаторы предпочитают оставаться неизвестными, а солдаты молчат: "Солдат избивают, насилуют. но чтобы этим занялась прокуратура, солдат должен написать заявление. Никто из срочников, находящихся там, на это не решится".

О том, что происходит на самом деле с солдатами-срочниками на Северном Кавказе, сигнализировали еще раньше правозащитники, к которым обращались родители солдат. По словам Татьяны Кузнецовой из движения "Солдатские матери", по прибытию в учебную часть у срочников отбирают мобильные телефоны. Солдаты, зная о том, что их родители беспокоятся о них, как правило, звонят домой почти каждый день, пока эшелон с новобранцами находится в пути. Когда поезд с новобранцами прибывает во Владикавказ, солдаты успевают сделать последний короткий звонок "я во Владикавказе", а дальше с солдатом никакой связи. По закону, о местонахождении солдата и о том, как связаться с частью, должен сообщать командир части или его заместители. Но, к сожалению, очень многие родители солдат-срочников, которые служат на Кавказе, таких писем не видят. Родители, конечно, надеются на то, что командиры постоянно заняты и им не до писем. Но заранее готовятся к худшему. В военкоматах им, как правило, отвечают так: "На Кавказе они. Сами знаете, что там происходит" или "Сами отдали сына в армию, сами и ищите".

Читайте также:  Как выглядит зеленка на дом

А на Кавказе, конкретнее, в воинской части 20634, происходит следующее: срочники попадают под власть "местных", то есть кавказцев. "Часть командиров подразделений в бригаде — дагестанцы. Их набрали из числа вчерашних выпускников местных институтов (работы нет, вот те и пошли в армию служить). А они даже не знают, как автомат собирается-разбирается, а руководить солдатами просто не умеют. Среди самих срочников много дагестанцев. И они чувствуют себя там на особых позициях. Сейчас у Минобороны установка — чтобы военнослужащие по призыву служили в своем регионе. Но полностью укомплектовать местными часть не удается, вот и бросают туда наших вань-сань. И они тут считаются второсортными людьми", — сообщил журналистам конфиденциальный информатор.

Это действительно так. В случае беды командир-дагестанец может бросить солдата на произвол судьбы. Еще до убийства Белькова, 30 марта этого года, в районе ингушского села Галашки случилось ЧП. Солдат-срочник не справился с управлением бронемашины "Урал" и совершил ДТП, в результате которого погиб местный житель, пожилой ингуш. Местные жители оцепили "Урал", вытащили оттуда солдата, повалили на землю и стали жестоко избивать. Лейтенант-дагестанец, руководивший движением машины, тут же сбежал, отдав своего подчиненного на расправу местным жителям. С большим трудом прибывшему подкреплению удалось спасти солдата-водителя от грозившей ему неминуемой смерти.

Еще днем раньше один из военнослужащих 19-й бригады покончил с собой, повесившись на поясном ремне. Сослуживцы полагают, что солдат не выдержал издевательств со стороны безнаказанных кавказцев.

Летом 2009 года ряд СМИ был взбудоражен новостью о солдате, которого продали в рабство командиры части 6752 (Дагестан). Командир-дагестанец "передал" солдата Антона Кузнецова своим землякам, хозяевам частного кирпичного завода, и затем про него "забыл". По словам самого Кузнецова, таких "забытых" на частном заводе "было много". "Нас били и заставляли работать до изнеможения", — утверждает побывавший в рабстве солдат. Исчезновение солдата предприимчивый командир объяснил "дезертирством" Киселева.

Стоит вспомнить и о том, как командир одной из североосетинских частей в 2005 году продал в рабство своего солдата одному из местных жителей. Каждый день тяжелого труда срочника приносил командиру-работорговцу около тысячи рублей ежедневно. Иногда в качестве платы "хозяин" приносил работорговцу живого молочного поросенка.

Как и в случае с отправкой в 2008 году необстрелянных солдат-срочников на войну в Южной Осетии, Министерству обороны сказать, похоже, нечего. Напомним, что руководство ведомства эти факты всячески отрицало и называло "слухами". Позже Минобороны было вынуждено признать, что молоденькие солдаты действительно отправлялись на "августовскую войну", но реально попали туда "единицы".

Конечно, патриотизм никто не отменял. Как и гордость, нежелание опозориться перед родителями и сверстниками. Как и отсутствие денег, чтобы откупиться: «Лучше схожу в армию, чем родители будут лезть из-за меня в долги» (если, конечно, предположить, что откупиться возможно). Однако это лишь малая часть причин, побуждающих парней с готовностью идти на срочную службу. Люди готовы даже платить за возможность попасть в армию. М отивы — от мировоззренческих до меркантильных, от экзотических до типичных для любого региона страны.

Не обошлось и без теории относительности: кто-то скажет, что желающих больше, чем армия готова принять, а кто-то — что это, наоборот, армия готова принять меньше, чем Кавказ может предложить, и в таком ракурсе проблема у многих вызывает недовольство. А только ли на Кавказе Минобороны устанавливает столь низкий предел набора на срочную службу, оставляющий вне армии большую часть парней призывного возраста? Точный ответ дает статистика. Но — обо всем по порядку.

Читайте также:  Код октмо в справке 2 ндфл

С прицелом

Фото: Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС

Заурбек Гадаборшев расставляет «крайние точки»: есть, говорит, среди призывников и такие, кто вообще не хочет служить, есть и те, кто стремится в армию, потому что воспитан в духе высокой морали и патриотизма и считает службу в армии обязанностью любого молодого человека. Гадаборшев — начальник отдела подготовки и призыва граждан на военную службу военкомата Ингушетии.

— Есть и те, кто идут в армию, зная, что на сегодняшний день, после принятия 170-го закона, без военного билета устроиться на госслужбу они не смогут, — приоткрывает он завесу еще одной тайны, а на самом деле секрет полишинеля, касающийся не только его республики.

И в самом деле, закон, вступивший в силу в 2013 году, при прочих равных дает при устройстве на государственную и муниципальную службу преимущество тем, кто отслужил в армии (а также тем, у кого высшее образование). Документ заявлялся как закон, который должен поднять престиж армейской службы — в какой-то мере он его поднял.

« Причин здесь две. Первая — это экономическая необустроенность регионов, когда более-менее нормальную работу можно получить только в силовых структурах, где необходимым условием является служба в армии. Следовательно, молодые люди, не имеющие связей, хотят пойти в армию. И второе — перегибы в национальной политике, которые, по крайней мере раньше, ставили кавказцев в исключительное положение, позволяли им не служить, а, что называется, „держать фишку“, не исполнять обязанности солдата и помыкать сослуживцами, в то время как офицеры предпочитали с ними не связываться, чтобы не выносить проблему наружу. Сейчас этого стало меньше. Я уверен, что если ставить всех солдат в равное положение и добиваться исполнения уставов, то количество желающих служить с Кавказа резко уменьшится»

Андрей Епифанцев, руководитель аналитического центра «Alte et Certe»

— Сейчас ребятам, достигшим 27 лет, но не проходившим службу по призыву, не имея на то законных оснований, не выдается военный билет. Они, соответственно, не могут устроиться на работу в правоохранительные и силовые структуры, — главный военком Карачаево-Черкесской Республики Арсен Темиров говорит еще об одном варианте постармейского трудоустройства.

В республиках Северного Кавказа, где данные по безработице местами зашкаливают (в Чечне и Ингушетии совсем недавно официально не работали 30−40% трудоспособных граждан, да и сейчас таких там 15%), конкурентное преимущество в виде армейской службы за плечами бесценно. Тем более что и тот, и другой варианты трудоустройства зачастую дают возможность получить жилье.

Похожая категория призывников — те, кто стремится сделать военную карьеру. На контрактную службу можно пойти только после срочной, поэтому — не то что идут, а бегут в военкомат. А перед этим готовятся, занимаются спортом, ищут возможности допризывной подготовки при ДОСААФ, чтобы увеличить шансы на попадание в призыв.

Еще одна перспектива на постармейскую жизнь — возможность «зацепиться» за место службы и остаться там после дембеля, ибо «дома делать нечего». Впрочем, иногда идут в армию и без такого «прицела», просто от текущей неустроенности, «а там видно будет».

Комментировать
2 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector