No Image

Срок давности по 315 ук рф

0 просмотров
12 декабря 2019

Судебное решение вступило в законную силу 28.04.2008 года. Исполнительный лист выдан 30.04.2008 года. Исполнительное производство возбуждено 07.05.2008 года. Уголовное дело по ст. 177(аналогичный случай по ст. 315) УК РФ возбуждено 27.10.2011 года.

Оба преступления – и по 177 и по 315 – небольшой тяжести (до 2 лет лишения свободы). Когда истекает срок давности: считать с момента вступления решения суда в законную силу или с момента возбуждения исполнительного производства?

Здраствуйте, Срок давности, а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

считать приговор действительным наличие вступившего в законную силу судебного акта

Лобанова Любовь, заведующая кафедрой юридического факультета Волгоградского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

В науке уголовного права принято относить злостное неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта к длящимся преступлениям . Справедливость подобного суждения у нас не вызывает сомнения, поскольку тем самым подчеркивается особенность соответствующего посягательства на интересы правосудия – протяженность во времени общественно опасного поведения, его длительно непрекращающееся осуществление. Именно о такого рода деяниях Н.С. Таганцев писал, что "длящимся преступлением считается такое, которое, раз совершившись, не оканчивается этим моментом, но постоянно и непрерывно возобновляется, образуя как бы преступное состояние лица, связующее в глазах закона всю его деятельность в единое целое, длящееся до окончания этой деятельности, до наступления какого-либо обстоятельства, указывающего на ее прекращение. " . Сходным образом характеризовали особенности длящегося преступления и некоторые другие дореволюционные ученые .

См., напр.: Уголовная ответственность за преступления против правосудия / Науч. ред. А.В. Галахова. М.: Российская академия правосудия, 2003. С. 233; Князьков М.А. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК РФ): проблемы законодательной регламентации и правоприменения / Науч. ред. Л.В. Лобанова. Волгоград: Авторское перо, 2007. С. 116; Румянцев О.Н. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с неисполнением приговора суда и иных судебных решений: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Волгоград, 2008. С. 22 – 23; и др.
Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая: В 2 т. М.: Наука, 1994. Т. 2. С. 281.
См., напр.: Хладовский Е. По вопросу о том, принадлежит ли преступный и уголовно наказуемый побег к числу длящихся преступлений // Журнал гражданского и уголовного права. 1890. Кн. вторая. С. 25 – 28.

К злостному неисполнению судебного акта самое непосредственное отношение, думается, имеют и закрепленные в абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (в ред. Постановления от 14 марта 1963 г. N 1), положения: длящееся преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния и может быть определено как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования" . В самом деле, приобретение неисполнением судебного акта качества злостности, позволяющее судить об игнорировании велений суда как об оконченном в юридико-техническом смысле преступлении, свидетельствует о фактическом завершении преступного поведения, нарушающего требование общеобязательности актов правосудия. Напротив, с этого момента, по сути дела, только начинается преступное воздействие на общественные отношения, охраняемые ст. 315 УК РФ.

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924. N 1; 1986 / Под ред. В.И. Теребилова. М.: Известия Советов народных депутатов СССР, 1987. С. 477.

Казалось бы, длящийся характер злостного неисполнения приговора, решения суда или иного судебного акта имеют в виду и практические работники, когда им приходится так или иначе реагировать на подобного рода преступления. Так, в постановлении мирового судьи о прекращении уголовного дела в отношении О. подчеркивается, что О. "обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, которое является длящимся (выделено мной. – Л.Л.) и начинается с момента злостного неисполнения судебного акта в установленный законом срок. " . Отсюда, однако, далеко не всегда делаются правильные выводы. Длящийся характер преступления, как представляется, предполагает обязательный учет при определении пределов и объема уголовной ответственности за такого рода деяния времени фактического прекращения преступного посягательства. Это, в частности, касается и решения вопроса, который был поднят в упомянутом судебном постановлении – вопроса о моменте, с которого следует исчислять сроки давности совершения преступления. Судя по содержанию анализируемого судебного акта, принявший его судья не акцентировал внимания на том, завершено ли уже в реальности преступное поведение лица, обязанного его исполнить. В судебном решении указано, что О. судебным приставом-исполнителем Фроловского районного отдела УФССП по Волгоградской области был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ за злостное неисполнение решений суда в срок до 8 ноября 2007 г. и вторично был предупрежден 30 января 2008 г. со сроком исполнения до 6 февраля 2008 г. В отношении О. 22 февраля 2008 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ. При таких обстоятельствах, указал суд, производство по уголовному делу в отношении О. по ст. 315 УК РФ подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. При этом осталось неясным, с какого именно момента исчислен срок давности совершения О. преступления: с момента истечения срока, повторно предоставленного для исполнения судебного решения, либо со времени возбуждения уголовного дела.

Архив судебного участка N 58 Фроловского района Волгоградской области за 2010 г. Дело N 1-58-5/10.

Но в любом случае суд не учел позиции по рассматриваемой проблеме Пленума Верховного Суда СССР, которая выражена высшим судебным органом в упомянутом Постановлении. Приведем содержание абз. 1, 3 и 4 п. 4 этого документа Пленума полностью:

Читайте также:  Новые мошенничества на авито

"длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.). При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления" .

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 – 1986 / Под ред. В.И. Теребилова. М.: Известия Советов народных депутатов СССР, 1987. С. 478.

Справедливости ради следует заметить, что данные рекомендации Пленума Верховного Суда СССР неоднократно удостаивались в юридической литературе критических замечаний. Так, некоторые советские ученые настаивали на необходимости принять за исходный пункт давности применительно к длящемуся преступлению момент выполнения состава последнего, т.е. время осуществления того действия или бездействия, с которого начинается соответствующее преступление. Особо при этом подчеркивалось, что именно это действие либо бездействие определяет сущность длящегося преступления .

См., напр.: Дурманов Н.Д. Давность и погашение судимости. М., 1939. С. 8; Зыков В. Исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности за длящиеся преступления // Советская юстиция. 1968. N 10. С. 5.

Подобную позицию разделяют и некоторые современные исследователи. Например, В.А. Леонтьевский, ссылаясь на ч. 2 ст. 9 УК РФ, пишет, что время совершения преступления привязывается к совершению действия (бездействию), а не к иным элементам состава преступления или каким-либо состояниям, в связи с чем "течение сроков давности применительно к длящимся преступлениям должно начинаться в момент совершения исходного элемента данного преступления – действия или бездействия" . Аргументируя свой вывод, автор приводит и другой довод. заключающийся в учете того факта, что продолжительность уклонения от выполнения соответствующей обязанности может в несколько раз превышать давностный срок, в результате чего лицо, совершившее преступление, оказывается в ситуации постоянной угрозы быть привлеченным к уголовной ответственности. Это, по мнению исследователя, не соответствует природе давности как основания освобождения от уголовной ответственности . Другие ученые предлагают исчислять срок давности в отношении длящегося преступления с момента его обнаружения .

Леонтьевский В.А. Общие безусловные виды освобождения от уголовной ответственности: Учеб. пособие. Волгоград: ВолГУ, 2007. С. 80 – 81.
См.: Леонтьевский В.А. Указ. соч. С. 79 – 80.
Камынин И. Особенности определения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям // Законность. 2004. N 1. С. 32 – 33.

Вряд ли какая-либо из приведенных позиций оппонентов Пленума Верховного Суда СССР должна быть взята на вооружение законодателем или правоприменителем, поскольку в их защиту не приведено, на наш взгляд, весомых аргументов. Думается, нет ничего несправедливого в том, что непрерывно продолжающее совершать преступление лицо будет находиться под постоянной угрозой уголовного преследования и осуждения за данное деяние. Напротив, и принципу справедливости, и принципу гуманизма противоречило бы исчисление сроков давности до того момента, пока не прекращено преступное воздействие на объект уголовно-правовой охраны. Отнюдь не способствовал бы подобный подход и решению задач уголовного законодательства, закрепленных в ч. 1 ст. 2 УК РФ, ибо следование ему означало бы исключение возможности уголовно-правового реагирования на осуществляемое общественно опасное посягательство, если с момента его начала прошло некоторое время. Это равноценно признанию нормальной ситуации, при которой преступление все еще совершается, а срок давности за него уже истек.

Ссылка на противоречие рекомендации Пленума Верховного Суда СССР исчислять срок давности с момента прекращения преступления по воле или вопреки воле лица положениями ч. 2 ст. 9 УК РФ также представляется ошибочной. Ведь эта норма вовсе не обязывает правоприменителя при решении вопросов, касающихся юридически неблагоприятных последствий преступления, принимать во внимание именно начальный, а не конечный момент совершения действия или бездействия. Соответствующая статья УК РФ содержит ответ на вопрос, что следует считать временем совершения преступления. Однако четкого суждения по поводу того, что вкладывается в само понятие "время совершения действия (бездействия)", законодатель не выразил.

"Если признавать начальным моментом течения сроков давности привлечения к уголовной ответственности за длящееся преступление, – резонно замечено в зарубежной юридической печати, – время совершения первоначального действия или бездействия, которое уже образует оконченный состав преступления, то реализация такого подхода способна повлечь за собой фактическую безнаказанность преступных посягательств, могущих длиться годами" .

Науково-практичный коментар до Кримiнального кодексу Украiни // За ред. М.I. Мельника, М.I. Хавронюка. 8-ме вид., перераб., доп. Х.: Фактор, 2011. С. 144.

Тот подход, который продемонстрировал к определению исходного пункта давности для длящихся преступлений Пленум Верховного Суда СССР, в целом является правильным. Заслуживающим внимания в этой связи представляется предложение некоторых исследователей принять данный подход за основу при регламентации в уголовном законе особенностей течения давности применительно к такого рода посягательствам . Зарубежное законодательство содержит немало образцов подобного решения. Так, ч. 3 ст. 80 Уголовного кодекса Республики Болгария гласит: "Течение давности уголовного преследования начинается с момента окончания преступления, при покушении и приготовлении – со дня совершения последнего действия, а при длящихся, как и при продолжаемых, преступлениях – по их прекращении" .

См., напр.: Ришелюк А.Н. Длящиеся и продолжаемые преступления в уголовном праве: Автореф. дис. . канд. наук. Киев, 1992. С. 12; Сагитдинова З.И. Институт давности преступления по уголовному праву России: история и современность: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2012. С. 11.
Уголовный кодекс Республики Болгария / Науч. ред. А.И. Лукашова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 73. См. также: Уголовное законодательство Норвегии / Науч. ред. Ю.В. Голика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 93.

Читайте также:  Как ударить человека в лицо

Особенность давностных сроков по отношению к длящемуся преступлению обозначена и в УК Аргентины, согласно которому началом таковых надлежит считать полночь тех суток, когда преступление было окончено . Интерес представляет ст. 55 Уголовного кодекса Республики Сан-Марино. "Для определения истечения срока давности и срока истечения амнистии, – говорится в данной статье, – преступление считается совершенным в то время, в которое прекращаются действия виновного либо в тот день, в который прекращаются длительность и продолжение преступления, когда речь идет о длящемся либо продолжаемом преступлении" .

См.: Уголовный кодекс Аргентины / Науч. ред. Ю.А. Голика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 70.
Уголовный кодекс Республики Сан-Марино / Науч. ред. С.В. Максимова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 61.

Недостатки же процитированного пункта анализируемого Постановления Пленума Верховного Суда СССР видятся не в том, что Пленум рекомендует судам исчислять срок давности за длящееся преступление с момента фактического прекращения последнего. Во-первых, последний абзац данного пункта в связи с отказом российского законодателя от установления общего срока давности в 15 лет при наличии обстоятельств, дающих основание для приостановления течения давности, представляется устаревшим, не соответствующим действующему закону . Во-вторых, Пленум Верховного Суда СССР недостаточно подробно, на наш взгляд, останавливается на вопросе о том, что следует признавать прекращением преступления. В результате не только у практических работников, но и у некоторых теоретиков складывается не вполне полное, а иногда и ошибочное представление о юридических фактах, порождающих течение давностного срока в отношении длящегося преступления. Например, В.А. Новиков пишет: "Срок давности в отношении длящихся преступлений исчисляется со дня их прекращения как по воле виновного (явка с повинной), так и по причинам, не зависящим от его воли (задержание преступника)" .

Некоторые ученые и ранее находили противоречащим закону данный абзац Постановления. См., напр.: Ткачевский Ю.М. Давность в советском уголовном праве. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. С. 54.
Новиков В.А. Освобождение от уголовной ответственности: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 18.

Однако явка с повинной и задержание преступника – это не полный перечень обстоятельств, с которыми может быть связано прекращение длящегося преступления. Кроме того, нельзя сам факт задержания преступника, да, впрочем, и явки с повинной рассматривать как исходный момент давности. Относительно длящихся преступлений, совершаемых в форме бездействия, вряд ли можно быть уверенным в том, что при наличии подобных обстоятельств вредоносное воздействие на охраняемые уголовным законом отношения раз и навсегда прекратится.

М.И. Ковалев, рассуждая о преступном состоянии, порождаемом длящимся преступлением, писал, что "оно представляет собой как бы период, когда не заживает травма, причиненная преступлением, хотя и нет непосредственного нападения на объект" . По мнению ученого, это состояние не есть совершение преступления или непрерывное причинение преступного результата .

Ковалев М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Свердловск, 1974. Вып. 2. С. 140 – 141.
См.: Там же.

Мы полагаем, что приведенные суждения спорны, если распространить их на преступное неисполнение судебного акта. Последнее принадлежит к числу общественно опасных посягательств, суммарный вред от которых может увеличиваться с течением времени. Чем дольше не исполняется судебное установление, тем в большей мере попирается принцип общеобязательности актов правосудия, умаляется авторитет суда, ущемляются права и законные интересы граждан и организаций, гарантом которых призвано быть правосудие. Не только выявление преступления и так очевидного, но даже и задержание лица, злостно уклоняющегося от исполнения судебного акта, далеко не во всех случаях содействует предотвращению или пресечению возрастания подобного вреда. Оно, задержание, само по себе не устраняет тех условий, при которых допустимо признание поведения человека преступным бездействием, выступающим с юридической стороны как "несовершение юридически обязательных, объективно необходимых и реально возможных действий, которыми можно было бы предотвратить общественно опасные последствия или не допустить создания опасности их причинения" . Оно, задержание, не лишает последующее поведение качеств общественной опасности и противоправности.

Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов н/Д, 1977. С. 62.

Между тем без таких изменений нельзя говорить о прекращении длящегося преступления, совершенного в форме бездействия, в том числе и преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ. Полагаем, что все юридические факты, прекращающие длящееся преступное бездействие и свидетельствующие о начале течения давностных сроков, условно можно подразделить на две группы: обстоятельства, прекращающие функционирование самой обязанности, неисполнение которой лежит в основе преступного посягательства, и обстоятельства, препятствующие осуществлению таковой. Если вести речь о злостном неисполнении судебного акта, то к первой группе обстоятельств, в частности, можно отнести как добровольную, так и принудительную реализацию возложенной судом обязанности, освобождении от нее, например, в результате мирового соглашения, смерть кредитора при отсутствии у него правопреемника и т.д.

Обстоятельства, препятствующие исполнению лицом обязанности, вытекающей из содержания судебного установления, разнообразны. В основном это позднее возникшие уважительные причины, мешающие субъекту согласовать свое поведение с требованиями акта правосудия (тяжелая болезнь ответственного лица, банкротство организации и т.п.). Однако отметим и такие юридические факты, как истечение сроков давности исполнения обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ), отстранение лица от должности или увольнение его с должности, с которой связана обязанность по исполнению судебного акта.

Мы сознательно не назвали среди указанных выше обстоятельств смерть виновного, а также вступление в силу приговора, которым лицо осуждено по ст. 315 УК РФ. Оба эти факта прекращают развитие длящегося преступления. Первый – по вполне понятным причинам, второй – ввиду положения об одинарной ответственности (ч. 2 ст. 6 УК РФ). Но в обоих этих случаях не может идти речи о начале течения давностных сроков.

Читайте также:  Срок оплаты ндфл с премии

По нашему мнению, уже назрела необходимость, чтобы высший судебный орган заменил несколько устаревшее Постановление Пленума Верховного Суда СССР, посвященное давности и амнистии за длящиеся преступления. Не исключено, что новое постановление должно иметь более общий характер и включать рекомендации, касающиеся выбора уголовного закона, подлежащего применению за преступления, отличающиеся пространственно-временной протяженностью, отражающие особенности квалификации подобных посягательств, а также реализации ответственности за них. Но, во всяком случае, в нем не должно закрепляться положений, аналогичных процитированному абз. 4 п. 4 союзного Постановления. В то же время примерный перечень обстоятельств, свидетельствующих о прекращении преступного поведения, целесообразно расширить. Не лишней была бы в подобном акте толкования оговорка следующего содержания: "Судам следует иметь в виду, что задержание лица, совершившего длящееся преступление, а также применение к нему иных мер процессуального принуждения могут означать начало течения давностного срока за такое преступное деяние лишь в том случае, если подобные меры исключают продолжение общественно опасного посягательства на охраняемые Уголовным кодексом РФ интересы".

Кроме того, Верховный Суд мог бы акцентировать внимание судей на специфике фактического завершения злостного неисполнения судебного установления и целом ряде уголовно-правовых вопросов, касающихся игнорирования актов правосудия, если бы принял специальное постановление по соответствующей категории уголовных дел .

Хотелось бы высказаться и услышать мнение юристов по поводу сроков давности привлечения к уголовной ответственности в длящихся преступлениях. Легального понятия «длящееся преступление» нет, поэтому стоит обратиться к теории уголовного права. Длящимся является действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного под угрозой уголовного преследования. Это преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния в течение продолжительного времени[1]. Сроки давности привлечения к ответственности установлены в статье 83 УК РФ и в зависимости от тяжести преступления варьируются: 2, 6, 10, 15. На практике возникла следующая проблема: на руках у Самсонова Н.Н. находится исполнительный лист, выданный Ленинским районным судом г. Владивостока от 07.09.2005 г. однако до настоящего времени денежные средства не получены. Можно ли попытаться привлечь к уголовной ответственности должника по статье 315 УК РФ? Мнения судей расходятся. Так в Постановлении о прекращении уголовного дела в отношении Марченок А.Ю. по ст. 315 УК РФ от 13.11.2010 г., в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности указано, что инкриминируемый период определен мировым судьей и указан в приговоре, как время с 16.06.2008 года по 17.07.2008 года, 01.09.2008 года, 26.09.2008 года по 13.10.2008 года и деяние, предусмотрено ст.315 УК РФ, которое в соответствии со ст.15 УК РФ является преступлением небольшой тяжести, сроки давности привлечения к уголовное ответственности по ст.315 УК РФ составляют 2 года и к настоящему времени истекли, что исключает возможность дальнейшего уголовного преследования[2]. Исходя из вышесказанного следует, что момент окончания преступления – это элементарное истечение двух лет со дня вынесения решения суда об обязании Марченок А.Ю. выплатить денежные средства.

Противоположная позиция содержится в Определении от 10 июля 2012 года Судебной коллегии Владимирского областного суда, в частности там указано, что по смыслу закона, длящееся преступление кончается вследствие наступления событий, препятствующих совершению преступления, к которым может относиться и вмешательство органов власти[3]. Таким образом срок давности привлечения к ответственности потечет с момента вмешательства органов власти или к примеру возбуждения уголовного дела. В Справке о результатах обобщения практики рассмотрения судами Вологодской области уголовных дел о неисполнении приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК РФ) за период 2008 – 6 месяцев 2010 гг.) Кочина И.Г. пишет о том, что преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ, относится к категории длящихся. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия. И срок давности уголовного преследования по данным делам, относящимся к категории небольшой тяжести, составляет два года и начинает исчисляться со времени прекращения деяния. Этот самый момент она определяет следующими возможными юридическими фактами: вследствие добровольного исполнения требований, изложенных в судебном акте, явки с повинной или наступления событий, препятствующих совершению данного преступления ввиду вмешательства правоохранительных органов.

Стреж Л.А. полагает, что преступления, предусмотренные статьями 328 (уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы) и 338 УК РФ (дезертирство), являются длящимися. В случае если лицо не явилось с повинной или не было задержано, указанные преступления оканчиваются вследствие отпадения у него обязанностей по призыву на военную службу, прохождению военной или альтернативной гражданской службы. Таким моментом следует считать достижение лицом возраста, после наступления которого указанные обязанности ни при каких обстоятельствах на него не могут быть возложены, либо возраста, который является предельным для пребывания на альтернативной гражданской или военной службе. То есть по сути дела, по мнению автора, окончание длящегося преступления может быть связано с истечением срока для предъявление исполнительного листа к исполнению (в нашем случае).

Подводя итог, следует отметить, что теория и практика расходятся. Однако теоретики и практики уверены, что окончание длящегося преступления связывается с деятельностью правоохранительных органов. Это дает повод попытаться привлечь должника Самсонова Н.Н. по статье 315 УК РФ хоть и выдан исполнительный лист в далеком 2005 г.

[2] Постановление о прекращении уголовного дела в отношении Винник В.П. по ст. 315 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector