No Image

Третейский суд нап новости

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
12 декабря 2019

1 ноября 2018 года завершился переходный этап в реформе системы третейских судов, предусмотренный нормами Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ о третейском арбитраже. С этой даты право на работу имеют только те постоянно действующие арбитражные учреждения, которые получили специальное разрешение Правительльства РФ по согласованию с Советом по совершенствованию третейского разбирательства.

По итогам переходного периода, который длился год, в России осталось всего четыре третейских суда, вместо 1500, действующих на момент принятия закона. При этом, два из них действуют на основании Федерального закона и им не нужно согласование Правительства, а еще два получили свой статус на основании отдельного распоряжения Правительства. Вот эти третейские суды:

  • Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ.
  • Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ.
  • Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей ( распоряжение Правительства от 27 апреля 2018 г. № 798-р ).
  • Арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Институт современного арбитража» ( распоряжение Правительства от 27 апреля 2018 г. № 799-р ).

Остальные арбитражные учреждения, которые продолжали свою деятельность до 1 ноября 2018 года, больше не имеют права осуществлять деятельность. Им запрещено вести делопроизводство, а также рассматривать арбитражные сборы. Все решения, которые такие третейские суды вынесут после 1 ноября будут считаться незаконными и не будут подлежать исполнению. Поэтому государственные арбитражи, которые выдают исполнительные листы, отказут в этом заявителям.

Минюст нашел выход

Министерство юстиции России определилось, что делать со спорами, которые начали, но не успели рассмотреть до конца третейские суды, не получившие разрешения на работу. Чиновники считают, что все споры, открытые до 1 ноября должны рассмотреть составы арбитров таких судов. Таким образом будет применен порядок, который предусмотрен для рассмотрения единичных дел и создания арбитража специально для разрешения конкретного спора.

Еще одной проблемой, по мнению чиновников, является то, что у многих организаций существуют арбитражные соглашения, в которых они договорились решать споры в конкретном третейском суде. Теперь многие из этих соглашений станут неисполнимыми, поэтому бизнесменам придется подписывать новые документы о передаче спора в действующие арбитражные учреждения. Поэтому Минюст рекомендует всем организациям проверить информацию о третейских судах и оперативно привести все документы в соответствие с ней. Чиновники напоминают, что уточнить, имеет ли арбитраж право работать, можно непосредственно на официальном сайте министерства.

Реформа третейского судопроизводства в России, как и предполагал “Ъ” 1 ноября, обернулась прямым конфликтом участников рынка с Минюстом. АНО «Независимая арбитражная палата» (НАП), в третейском суде при которой ранее судился Сбербанк, пожаловалась в правительство на нарушение советом при Минюсте процедуры рассмотрения заявок от НКО, желающих создать третейские суды (ТС). Более того, министерство закрыло возможность правопреемства ТС с 1 ноября, хотя в законе таких ограничений нет. Юристы называют ситуацию «абсурдом» и подозревают Минюст в злоупотреблениях.

“Ъ” ознакомился с письмом, которое НАП 22 ноября направила первому вице-премьеру Игорю Шувалову, с жалобой на ситуацию вокруг перерегистрации действовавших в России ТС в рамках завершившейся 1 ноября реформы. Пакет документов от НКО принимает Минюст и передает в свой совет по совершенствованию третейского законодательства. НАП еще 18 августа подала документы на создание постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ, новое название ТС), предусматривавшие правопреемство с работавшим ранее при НАП ТС. Но заседание совета назначили только на 10 ноября, а Минюст считает, что с 1 ноября правопреемство ТС невозможно. В справке для членов совета (есть у “Ъ”) министерство объясняет свою позицию так: «с окончанием переходного периода арбитражные оговорки становятся неисполнимыми в части передачи спора на рассмотрение ТС», которые к этому моменту не получили статус ПДАУ, таким образом, документы о правопреемстве ПДАУ «противоречат законодательству».

Читайте также:  Косметика в кредит онлайн

Судьба кэптивных третейских судов

Как поясняют в НАП, в этой ситуации, согласно положению Минюста о совете, документы должны вернуть заявителю для исправления. Но заявка была рассмотрена. Как рассказала “Ъ” директор НАП Елена Ситкарева, на момент подачи заявки дата заседания совета была неизвестна: «Приглашение мы получили только 2 ноября. Учитывая позицию Минюста от 1 ноября, мы внесли изменения в документы и подали их утром 10 ноября. На совете мы просили отложить заседание, так как предыдущая редакция наших документов уже не действует. Но нам не сказали ни да, ни нет». По информации “Ъ”, НАП отказали в рекомендации, решение направлено в правительство.

Андрей Райский о Совете по совершенствованию третейских судов

Письмо Игорю Шувалову заканчивается просьбой НАП вернуть материалы в совет для повторного рассмотрения. «Мы поддерживаем позицию НАП в целом и полагаем, что, безусловно, документы должны рассматриваться в редакции заявителя, с учетом исправлений»,— сообщили “Ъ” в Сбербанке. «Минюст нарушил собственное положение о совете, не возвратив документы НАП»,— считает председатель Арбитражной ассоциации Владимир Хвалей. Управляющий партнер Lidings Андрей Зеленин отмечает, что Минюст во время переходного периода «использовал любые зацепки, чтобы максимально ограничить число перерожденных ТС, не пропустив их через фильтр», поэтому позиция министерства у него «не вызывает удивления».

В Минюсте “Ъ” пояснили, что к ним «информация о жалобе НАП не поступала». Нерассмотрение новых документов НАП министерство объяснило тем, что они поступили в день заседания, но материалы рассылаются членам совета не менее чем за четыре рабочих дня, а процедура откладывания рассмотрения не предусмотрена. Почему заявка не была возвращена НАП из-за несоответствия документов закону, в Минюсте не уточнили.

Можно ли мошенничать после реформы

Важность положений закона о правопреемстве для ПДАУ объясняется тем, что при доказывании репутации в сфере арбитража можно учитывать опыт прежнего ТС, вынесенные им решения и их исполнение госсудами. Кроме того, статус правопреемника позволяет новым ПДАУ рассматривать споры по третейским оговоркам, заключенным на старый ТС. Из-за позиции Минюста получается, что с 1 ноября ПДАУ в принципе не может стать правопреемником ТС, даже если документы по нему были поданы задолго до этой даты. «Но в законе нет временных ограничений на решение о правопреемстве и на регистрацию соответствующих документов»,— отмечает Елена Ситкарева.

Читайте также:  Деньги до деноминации 1998

Сколько третейских судов нужно России?

Владимир Хвалей называет запрет правопреемства «абсурдом»: «Минюст сознательно создал ситуацию, когда ТС не может получить рекомендацию из-за несоответствия закону, хотя до 1 ноября такого основания не было вовсе». Он считает, что Минюст заведомо поставил все подававшиеся летом НКО в безвыходное положение: первое заседание совета проводилось весной, а второе только 10 ноября, поэтому «правительству давно пора обратить внимание на деятельность министерства». «Не думаю, что у Минюста был умысел на проведение заседания по поступившим ранее заявлениям после окончания переходного периода, скорее, дело в организационных и бюрократических процедурах»,— полагает Андрей Зеленин. Иначе, подчеркивает он, намеренное назначение заседания в ноябре, чтобы заявители пропустили срок, «представляет собой злоупотребление административными полномочиями».

Конец третейской эпохи

С 1 ноября рассматривать третейские споры в РФ могут только арбитражные учреждения, получившие разрешение правительства. Но за год с начала реформы их выдано всего два, плюс имеют право работать еще два суда при Торгово-промышленной палате (ТПП). Таким образом, число третейских судов в стране уменьшилось более чем в сто раз. Минюст утверждает, что российский арбитраж начинает соответствовать мировым трендам, а мошенничество уходит в прошлое. Но участники рынка говорят о вымирании третейского судопроизводства в России.

В течение лета 2015 года увидело свет сразу несколько примечательных исследований арбитров и сотрудников секретариата Третейского суда НАП (Д.В. Микшис, М.Э. Морозов, Г.В. Севастьянов, О.Ю. Скворцов).

Из них следует особо отметить две разные по формату, но одинаково примечательные публикации, посвященные фундаментальному вопросу о природе третейского разбирательства.

Начнем с монографии главного редактора журнала «Третейский суд» и члена Президиума Третейского суда НАП к. ю. н. Глеба Владимировича Севастьянова «Правовая природа третейского разбирательства как института альтернативного разрешения споров (частного процессуального права)».

В этом обширном исследовании, вышедшем в серии «Библиотека журнала «Третейский суд» и насчитывающем 8 глав и свыше 300 страниц, рассматривается генезис правоотношений в области альтернативного разрешения споров, раскрывается правовая природа институтов саморегулирования гражданского общества: третейского разбирательства, включая международный коммерческий арбитраж, примирительных процедур, в том числе института медиации. Использование новой «системы координат» для характеристики способов АРС позволят автору, в частности, обосновать применение комплексного диспозитивного критерия арбитрабильности споров, а также исследовать ключевые вопросы, связанные с рассмотрением третейскими судами споров о недвижимом имуществе.

Монография адресована читателям интересующимся проблемами развития альтернативного разрешения споров и содержит материалы, иллюстрирующие правоприменительную практику по арбитрабильности споров в сфере недвижимости и так называемой объективной беспристрастности третейского суда. Представлены наиболее актуальные документы, связанные с реформой российского законодательства о третейском разбирательстве.

Автором детально характеризуется взаимосвязь и различия третейского разбирательства и государственного судопроизводства, особенности защиты права в третейском суде, что дает ему основание говорить о новой активно развивающейся процессуальной отрасли – частном процессуальном праве. Подробнее о монографии можно узнать на сайте http://arbitrage.spb.ru.

Читайте также:  Лучшие адвокаты в истории

Статья ответственного секретаря Третейского суда НАП к. ю. н. Дениса Владимировича Микшиса «Третейский суд как институт частного права: историография вопроса и новый этап дискуссии» (в сокращенном виде опубликована в Сборнике V Международного пермского конгресса ученых – юристов, вышедшего в издательстве «Статут» в 2015 году, полная версия готовится к печати) излагается комплексный взгляд на третейский суд как на компонент гражданского общества и институт частного права. Автор полемизирует с выдвинутой Г.В. Севастьяновым теорией частного процессуального права, как характеризующей лишь одну (процессуальную) сторону третейского разбирательства, предлагает взглянуть на этот институт с нескольких точек зрения и вписать его в контекст частного права.

В статье выдвинут тезис о том, что третейский суд, является не столько процессуальным институтом, сколько в большей мере элементом системы частного права (часть механизма защиты прав), который основан на идеях «суда равных» (judicium parium suorum) и добровольности исполнения его решений без вмешательства власти и организует защиту прав по «горизонтальному принципу», в отличие от правосудия, подчиняющего действия сторон жестким нормам процесса и суду как органу власти.

На основе широкого круга научных статей и опубликованных первоисточников автор доказывает непрерывность развития института третейских судов в Европе и развенчивает миф о «фактическом отсутствии» или «ничтожной» роли частного арбит­ража в Европе до эпохи капитализма. Третейский суд с XII в. и по сей день является важным элементом правовой и бытовой культуры Европы. Крупнейшие философы уделяли ему внимание в своих научных трудах (например, Джон Локк поместил идею арбитража в центр своей теории разделения властей) и на практике (так, Локк является одновременно автором английского Арбитражного Акта 1698 г.); ученые (например, Роберт Бойль) не пренебрегали ролью арбитра в спорах, требующих специальных познаний. Простые обыватели воспринимали арбитраж в качестве неотъемлемого атрибута повседневного быта, о чем свидетельствуют сюжеты народной сатиры. При этом круг рассматриваемых третейским судом частных споров был необыкновенно обширен – от определения границ земельных участков или порядка пользования сельской часовней до решения спора между коммуной и феодалом о содержании муниципальной хартии, не говоря уже о коммерческих спорах. Это в известной мере корректирует взгляд О.Ю. Скворцова и других исследователей о церковной и торговой среде как основной «колыбели» третейского разбирательства в Европе.

Третейский суд в своем развитии показан как часть «двойной спирали гражданского процесса» – судебной и внесудебной системы защиты прав. Развивая эту метафору, выдвинутую Нилом Эндрюсом автор статьи считает необходимым связывать третейское разбирательство с правосудием не только через институт процесса, но в более широком контексте – в качестве системы из двух имеющих собственных генезис самодостаточных компонентов, которые параллельно выполняют одну функцию (урегулирование споров и защита частных прав), не подменяя полностью и не дублируя, но дополняя друг друга.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
No Image Советы юриста
0 комментариев
Adblock detector